Ф.О.Р.С.: Тринадцатое дело

«Тринадцатое дело», часть 12 из 13

Публикуем двенадцатый фрагмент книги «Тринадцатое дело».

Экшн, экшн и ещё раз экшн.

Глава 20. Части целого.

– Нет!

Лиловый Журавль снял очки и посмотрел на меня с таким видом, будто мой категорический отказ представлял большой интерес для его мировой науки. Впрочем, интерес был оправдан, ведь не каждый день оперативник, пусть и командир стаи, отказывается выполнять поручение столь высокого начальства.

– Агент Белый Бекас, это не просьба, – сказал шеф. – Мы должны разобраться с Пологом Миров, а кроме тебя никто не имеет к нему доступа.

– А то вы не знаете, чем закончился мой предыдущий эксперимент с ним! – напомнил я.

– В тот момент мы не были готовы, – покачал головой командир крыла. – И поверь, сейчас не только ты хочешь знать, что сокрыто в глубинах твоей памяти. Мне, например, тоже очень интересно, как ты сумел управиться с артефактом и не сгореть четыре года назад.

– Ну хорошо, – хмуро ответил я. – Я уже как-то успел привыкнуть просыпаться в лазарете. А вот вы готовы отстреливаться от Синей Чайки?

– Лазарет, надеюсь, не понадобится, – покачал головой шеф и надел инфоочки. – А что касается Синей Чайки, то она появится здесь в течение минуты.

Я рефлекторно повернулся и посмотрел на дверь, удивляясь тому, что учёная в столь ранний час тоже находится в Гнезде. Сегодня хоть кто-нибудь выспался? Скорее всего нет, потому что остаток вечера и большую часть ночи мы потратили на планирование операции по захвату главных баз Диего и Армины. Николай поделился с нами информацией об их расположении, причём эти места совпали с теми, которые указали наши аналитики, озадаченные поиском тайных убежищ. Было решено атаковать одновременно обе базы, причём, Николай и Радвин, которые действительно оказались кем-то вроде учителя и ученика, не остались в стороне. Первый вызвался подстраховать стаю Голубого Селезня в походе на «порталистов», а второй, после недолгих игр в «гляделки» с Бирюзовой Ласточкой, согласился помочь стае Зелёного Огаря в «зачистке» своих бывших коллег.

Моё участие в штурме не предусматривалось, и меня привлекли к планированию только с позиции моего опыта схваток с магами. Я даже умудрился поспать несколько часов, правда, выспаться не удалось. И когда меня разбудил вызов от Лилового Журавля, настроение моё было далеко не безоблачным. Отчасти именно этим была вызвана первая реакция на предложение шефа, хотя я с самого начала понял, что отвертеться не получится. И каким образом мне может помочь Синяя Чайка, я не представлял.

Когда дверь открылась, и на пороге появилась учёная, я сразу понял, что она ещё не в курсе задумки Лилового Журавля. Поприветствовав нас, девушка замерла, ожидая распоряжений.

– Агент Синяя Чайка, – официальным тоном обратился к ней шеф. – Меня интересует вопрос: может ли БАУЛ защитить Белого Бекаса от губительного воздействия Полога Миров?

Ага! Значит, вот в чём его план! Что ж, в логике шефу не откажешь, вот только я абсолютно не был уверен в том, что у нас получится этот трюк. Мой недолгий контакт с этим артефактом убедил меня в том, что эта штука нам не по зубам.

Синяя Чайка, похоже, придерживалась другого мнения. Она посмотрела на заинтересованного шефа, затем перевела взгляд на хмурого меня, и осторожно ответила:

– Теоретически.

– Подробнее, пожалуйста, – попросил Лиловый Журавль.

– Ну, наш блокиратор потому и назван универсальным, что блокирует максимально возможный диапазон подпространственной магии, – поколебавшись, ответила Чайка. – Артефакт сейчас находится где-то за пределами нашего мира, но я почти уверена, что связь с ним осуществляется с учётом определённых рамок, за пределами которых не действуют привычные нам законы физики и магии. Если говорить проще, то с нашим миром артефакт должен взаимодействовать по законам нашего мира.

– Должен, – хмыкнул я. – Только проверять это придётся методом «научного тыка», причём «тыкать» будут в меня. Точнее, мной.

– А ты видишь другой способ наиболее безболезненно закончить это противостояние? – холодно спросил шеф. – Бекас, ты опытный оперативник. Неужели ты готов и дальше отдавать им право первого хода?

Я не ответил, недовольно глядя себе под ноги.

– Я хочу, чтобы следующая схватка произошла по моим правилам, – заявил командир крыла. – Иначе маги опять сбегут, и выловить их в черте города будет куда сложнее.

Конечно, он был прав, и мне не оставалось ничего, кроме как согласиться с его доводами. Да я и сам очень хотел закончить это затянувшееся противостояние, центральной фигурой которого стал далеко не вчера. Но это желание перевешивал страх, который пока не получалось побороть. И дело было вовсе не в магах – по сравнению с Пологом Миров «порталисты» и «артефакторы» казались мне милыми безобидными ребятишками, которые устроили командную игру в снежки.

Кстати, у меня был один вопрос, на который Лиловый Журавль мог ответить.

– Скажите, шеф, – спросил я, подняв взгляд на командира крыла. – Те двое, что были похищены у Армины и Диего, они у нас?

– А откуда, по-твоему, взялась уверенность, что БАУЛ работает, как надо? – спросила Синяя Чайка.

– Маги ведь тоже за продуктами ходят, – ответил Лиловый Журавль с улыбкой. – Вот мы и провели полевые испытания. Тихо и незаметно.

– Ясно, – вздохнул я. – Я так понимаю, сегодня всё должно закончиться?

Взгляд шефа изменился, стал более холодным и пристальным.

– В той или иной форме, – ответил он. – Главное для нас – сделать всё правильно.

Командир крыла сделал паузу и добавил:

– И не теряйте времени. Стаи уже выдвинулись на исходные позиции и ждут сигнала.

Я со вздохом кивнул, и мы с Синей Чайкой покинули кабинет Лилового Журавля. Двигаясь по коридору в направлении научного крыла здания, я думал над словами шефа. Вот интересно, можно считать намёком на мою способность его фразу «сделать всё правильно»? А если да, то что это может значить? Неужели Лиловый Журавль не видит возможности покончить со всеми магами единственным устраивающим нас способом? Что-то здесь не так!

– Снимай всю электронику и садись! – велела мне Синяя Чайка, когда мы добрались до её лаборатории.

Я избавился от лишних деталей экипировки, осмотрел кресло, очень похожее на стоматологическое, и осторожно уселся в него. Такие конструкции всегда вызывали во мне неприятные воспоминания из детства, когда зубы сверлили без анестезии, а бормашины имели ремённой привод. Сейчас, правда, никакого «зубодробительного» оборудования не наблюдалось, но хорошего настроения это не прибавляло. Может быть от того, что интерьер лаборатории внешне напоминал логово безумного экспериментатора. Да, я мог назвать назначение большей части находящихся здесь приборов, но вот над их внешним видом никто особенно не трудился – наши учёные не считали необходимым тратить время на то, чтобы лабораторное оборудование радовало глаз.

Тем временем, Чайка прикатила откуда-то один из БАУЛов, сняла с него кожух и чем-то озадачила лаборанта, одного из тех, что играл в «номера» несколько дней назад. Тот принялся активно копаться во внутренностях блокиратора, а сама девушка заняла место за ближайшим компьютером. Набрав несколько команд, она вдруг повернулась ко мне и строго сказала:

– Сейчас никакой самодеятельности, понял?! Делай только то, что я скажу!

Я кивнул, чувствуя, что начинаю волноваться. Чайка в своём белом халате чем-то напоминала стоматолога, вот только ковыряться она собиралась не в зубах, а в куда более тонких материях. И мне очень не хотелось, чтобы она ошиблась в расчётах, потому что на кону было нечто более ценное, чем моя шкура. Что шкура? Её и залатать можно при желании.

Я опёрся затылком на подголовник, закрыл глаза и постарался расслабиться. Удивительно, но мне никогда прежде не приходилось слушать лабораторию наших «синих птиц». Помимо нас с Чайкой, да её добровольно-принудительного помощника, я слышал негромкие голоса ещё двоих человек. Но их спокойная речь терялась на фоне звуков, что издавала различная машинерия, составлявшая интерьер этого помещения. Помимо привычного гудения охлаждающих систем, здесь ясно выделялось ритмичное постукивание, вызывающее ассоциации с работой штамповочного пресса. Пару раз прогудел в высокой тональности принтер, прозвучал знакомый каждому агенту сигнал вызова по связи, а на общем фоне улавливался неясный гул, как будто кто-то непрерывно раскручивал и притормаживал тяжёлое колесо.

– Расскажи, как это началось в прошлый раз, – неожиданно раздался голос Синей Чайки.

Отвлёкшись на лабораторные звуки, я не сразу понял, что обращаются ко мне, а потому к реальности вернулся, когда девушка несильно пихнула меня в плечо:

– Не вздумай спать!

– Я не сплю, – ответил я, открывая глаза и глядя вверх, на матовые лампы дневного света. – Как началось? Когда Радвин впервые произнёс: «Полог Миров», я понял, что где-то что-то отзывается на это, причём снаружи меня, а не внутри. Мне стало интересно, и я сам попробовал мысленно произнести название артефакта. Когда же понял, что ощущение повторяется, то подумал о том, что ключ к этой странности, да и всему остальному должен лежать в моих заблокированных воспоминаниях. И очень захотел вспомнить. Вот оно и началось.

– Понятно, – ответила девушка. – Тогда слушай меня. Когда я попрошу, позови артефакт и расскажи, что произошло.

– Хорошо. – Я кивнул, снова закрыл глаза и сосредоточился.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем я услышал:

– Давай!

«Полог Миров», – мысленно позвал я, рефлекторно напрягаясь всем телом.

Я был готов к тому, что эта могущественная сущность отзовётся, но знакомое ощущение так и не появилось.

– Не получается! – Я открыл глаза и посмотрел на учёную.

Наверное, в моём голосе было много удивления, потому что Чайка поспешила меня успокоить.

– Не волнуйся, блокиратор работает. – Она отстучала команду на клавиатуре. – Давай ещё раз.

Я сосредоточился и попробовал снова. На этот раз чувство появилось незамедлительно, вот только если раньше я ощущал артефакт рядом с собой, то теперь это выглядело так, будто между нами находится какая-то преграда.

– Слабый отклик, – прокомментировал я, постепенно успокаиваясь. – Словно из-за стены.

– Хорошо, – отозвалась учёная, и я услышал стук клавиш клавиатуры. – Ещё раз.

На этот раз чувство было настолько ярким, что я распахнул глаза и сделал рефлекторную попытку выскочить из кресла. Одновременно с этим компьютер Синей Чайки подал тревожный сигнал.

– Чёрт! – выдохнул я. – Предупреждать же надо!

– Больше так не будет, – успокоила Чайка. – Ложись обратно.

Я недоверчиво посмотрел на неё, но словам поверил.

Эксперимент мне пришлось повторить ещё два десятка раз. И при каждом зове я либо вообще не ощущал артефакт, либо отзыв шёл из-за преграды, которая от попытки к попытке меняла свою плотность. В некоторых случаях, когда преграда сильно истончалась, отклик сопровождался неприятными ощущениями, которые я тут же описывал вслух. Наконец, когда мне стала надоедать роль подопытного, Синяя Чайка вдруг сказала:

– С этим всё. Теперь начинай с ним работать.

– Как это, работать? – уточнил я, поднимая голову и глядя на девушку.

– Понятия не имею, – спокойно ответила она. – Но ты же хотел всё вспомнить, вот и вспоминай. А если ещё что-нибудь придумаешь, обязательно попробуй. Главная цель – продержать с ним связь как можно дольше.

– А это не…

– Не! – резко оборвала меня Чайка. – Порог вредного воздействия я вычислила, так что тебе ничто не грозит. Да и я никуда уходить не собираюсь – подстрахую, если что. Вперёд!

Я уже привычно закрыл глаза и обратился к артефакту, но на этот раз после отклика не стал разрывать связь. Да, я снова мог чувствовать его могущество, но теперь меня окружала защита, которая позволяла мне общаться с Пологом Миров, но не давала ему меня поглотить. Он был здесь, рядом со мной, тенью скользя следом, куда бы я ни пошёл. При этом никто, кроме меня, не мог его обнаружить.

– Отлично! – донёсся до меня голос Чайки. – Продолжай в том же духе!

А что, собственно, продолжать? Я хочу вспомнить, что произошло четыре года назад, но сейчас куда важнее знать, что у агентов, отправленных штурмовать базы магов, всё идёт хорошо. Ведь операция уже должна начаться. Может ли Полог Миров показывать настоящее, если он способен транслировать картины прошлого? Стоило мне задать этот вопрос, как я понял, что вполне может. Вот только я не мог определиться, за какой из групп хочу наблюдать. Да и воспоминания, опять же…

Как быть?

И стоило мне задаться этим вопросом, как произошло невероятное – меня стало трое. Нет, не физически. Я продолжал ощущать себя лежащим в кресле, но вот к Пологу Миров обращались три мои личности одновременно. Каждая из них увидела свою картину, и изумлённый возглас Синей Чайки подтвердил, что это не было наваждением…

 

***

 

Я не знал, как Полог Миров передаёт образы, но помнил, что в какой-то момент попытка представить себе кого-то превращается в видение реальных событий. А потому совсем не удивился, когда перед моими глазами предстал наш молчаливый агент, сосредоточенно разглядывающий жилой дом в сотне метров впереди.

– А они шикарно устроились, – заметила Изумрудная Зарянка, поднимая взгляд вверх.

Голубой Селезень кивнул.

Этот высоченный жилой комплекс, располагавшийся на Ленинском проспекте в нескольких километрах от кольцевой дороги, издали бросался в глаза. У высокой башни не было конкурентов в пределах видимости, а потому не заметить её было сложно. По информации, полученной от Николая, «порталисты» заняли двухэтажные апартаменты на самом верху, причём у нас сразу возникли подозрения на тему незаконного вмешательство в разум владельцев.

Как бы то ни было, их выбор создавал нам одну серьёзную проблему, потому что БАУЛ не доставал до такой высоты, и был риск спугнуть магов, если те вдруг заметят поднимающихся агентов раньше времени. Николай, правда, обещал прикрыть всех собственным маскирующим пологом, и, судя по всему, выполнил обещание, но мне в данный момент совершенно не нравилось выражение его лица. Маг явно был чем-то обеспокоен. Он непрерывно вертел головой, будто высматривая чего-то, хотя наша аппаратура никакой посторонней магии в окружающем пространстве не фиксировала. Понять, что его так волнует, я не мог, а спросить не получалось. Остальные участвовавшие в захвате агенты получили неофициальный приказ не заводить с магом лишних разговоров, а потому тоже помалкивали.

Нет, маг не боялся предстоящей схватки, к тому же он сам нам объяснял, что даже при наличии заряженного накопителя «порталистам» требуется не меньше пяти минут, чтобы полноценно развернуть «красную» зону магии, в которой они наиболее сильны. А что такое пять минут для команды оперативников, привыкших все операции проводить в считанные секунды? Поэтому единственное, чего стоило опасаться, так это того, что Диего опять воспользуется своей способностью взлома энергетических щитов. Но Николай обещал обезопасить агентов от этого.

Дополнительной трудностью было то, что вход в эти апартаменты был всего один. Для десяти человек, отправившихся на захват, лифтовый коридор был слишком тесен – наши оперативные наработки не рекомендовали агентам создавать толпу в закрытых помещениях. Поэтому сейчас семь человек отправились наверх, чтобы высадиться из лифта несколькими этажами ниже, подняться по лестнице и взять под прицел все возможные пути отступления из апартаментов. После того, как они займут позиции и запустят БАУЛ, наверх поднимутся остальные: Голубой Селезень, который командовал операцией Изумрудная Зарянка, в руках которой почему-то был бластер вместо привычного ноутбука, и Николай, который продолжал что-то «вынюхивать» в окружающем пространстве.

Молчаливый агент на секунду приложил палец к уху, а затем обернулся к остальным и кивнул в сторону жилого дома. Агенты двинулись вперёд, но не успели сделать и нескольких шагов, как Николай, догнав Голубого Селезня, схватил его за плечо и развернул лицом к себе.

– Что происходит?! – резко спросил он. – Я чувствую действие Полога Миров! Прямо сейчас и рядом с нами!

Ничего себе! Неужели он настолько силён? Впрочем, я понимал, что этот человек способен преподнести ещё немало сюрпризов. Сейчас он стоял в ожидании ответа и, судя по всему, без него никуда идти не собирался.

Однако, смутить нашего молчаливого агента было непросто. Голубой Селезень повернулся к Николаю, снял инфоочки и посмотрел на него долгим взглядом. По лицу мага не было видно, подействовало ли на него это молчание, но когда агент поднял руку и двумя сомкнутыми пальцами указал на верхний этаж дома, тот повернулся и молча двинулся в указанном направлении.

Впрочем, через несколько шагов он остановился, вскинул голову и тихо сообщил:

– Там только что кто-то переместился.

– Внутрь или наружу? – уточнила Зарянка.

– Непонятно, – покачал головой маг. – У них очень хорошая маскировка, я даже не знаю, сколько их там. Но, судя по всплеску, порталом воспользовались не меньше четырёх человек.

Приплыли! Не он ли утверждал, что маги соберутся в одном месте, чтобы лучше защититься и спланировать следующие действия? В моём сознании мгновенно оформилось желание, и я совсем не удивился, когда оказался наверху, внутри апартаментов.

Да, здесь действительно всё говорило о достатке. Не о запредельной роскоши, а именно о том, что хозяева этого места хорошо вложились в интерьер. Было похоже, что владельцы наняли толкового дизайнера, который оформил все комнаты по-разному, но при этом сумел сохранить общий стиль.

И в этих комнатах в данный момент находились пятеро. Пять магов, причём в бою я видел только двоих – остальные трое хоть и присутствовали при ритуале в недостроенном жилом комплексе, в бой тогда так и не вступили.

Остальных не было. Куда они могли уйти, можно было только догадываться. Хотя, одна версия у меня была. Если предположить, что не только Николай может отслеживать активность Полога Миров, то…

Я вернулся вниз, уже понимая, что операция пошла совсем не по плану, вот только отменять её было поздно. Оставалось одно – попытаться предупредить своих о том, сколько человек сейчас наверху. Занявшие свои позиции агенты уже доложились командующему операцией, и Селезень с Зарянкой и Николаем уже заходили в кабину скоростного лифта. Я сосредоточился на образе молчаливого агента и мысленно проговорил:

«Их там пятеро!»

Селезень встрепенулся, дёрнул головой, и в моём сознании прозвучал его вопрос:

«Что?»

Я постарался сделать свою мысль как можно более чёткой и понятной:

«Селезень, это Белый Бекас. В квартире осталось пятеро магов, остальные ушли».

На этот раз он не откликнулся – вот ведь молчун! – но повернулся и посмотрел на Изумрудную Зарянку. Та изумлённо вскинула брови и перевела взгляд на Николая:

– Поступила информация, что магов на верху осталось пять человек, – сообщила она.

– Откуда? – Кажется, маг удивился.

– Неважно, – махнула рукой девушка. – Но источник заслуживает доверия.

Николай задумался, осмотрел стены лифта и внезапно уставился прямо на меня. Вернее, мне так показалось – на самом деле он не мог меня видеть, но явно что-то чувствовал.

– Предлагаю вот что, – сказал маг тихим голосом. – Вламываться не будем. Я смогу тихо открыть дверь, не потревожив их сигнализации. Основное время они проводят на втором этаже апартаментов, так что есть шанс, что наше появление не заметят.

– Откуда вы знаете? – спросила Зарянка, на что маг широко улыбнулся.

– Источник этой информации заслуживает доверия, – ответил он с лёгкой издёвкой в голосе.

Голубой Селезень пристально посмотрел на Николая, а затем кивнул, давая разрешение начать операцию.

Оказавшись на нужном этаже, маг медлить не стал – подошёл к двери и стал водить руками вдоль неё, не касаясь поверхности. Присмотревшись, я заметил, что он в странном ритме двигает пальцами, как будто играя на невидимом рояле. Интересно, как выглядит это в интерфейсе очков? Жаль, что сейчас у меня не было времени на то, чтобы понять, как с помощью артефакта увидеть то, что скрыто от человеческого глаза.

Странное музицирование продолжалось не больше полуминуты, а затем Николай отступил на шаг, щёлкнул пальцами и, обернувшись, кивнул агентам, собравшимся возле входа. Агенты достали бластеры, и маг осторожно потянул за ручку двери.

Прихожая была огромной. Здесь вполне могли одеваться одновременно человек десять, не мешая друг другу. Левую стену украшало гигантское зеркало, правая представляла из себя огромный шкаф-купе, а напротив входа начинался длинный коридор с лестницей на второй этаж и дверями в соседние комнаты.

Агенты двинулись вперёд, держа под прицелом подъём наверх. Они уже приблизились к лестнице, когда впереди, в нескольких метрах, из дверей комнаты вышел маг. Стоявший ближе всех к нему Селезень не стал стрелять. Вместо этого он рванулся вперёд, в доли секунды преодолевая разделявшее их расстояние. Я подумал, что сейчас он врежется в противника, но агент поступил куда продуманнее. Прыгнув мимо мага, он ухватил того за поднятую в каком-то защитном жесте руку, развернулся, используя инерцию рывка, и аккуратно стукнул затылком о стену. Тихо, точно и на такой скорости, что я сразу понял – в наших тренировочных поединках молчаливый агент никогда не демонстрировал всех своих способностей.

Уложив мага на пол, Селезень посмотрел на остальных и жестом велел им подниматься по лестнице.

А вот на втором этаже пришлось активно пошуметь. Когда агенты поднялись наверх, из большой комнаты раздался громкий вопрос на незнакомом языке, а затем в коридор высунулся ещё один маг. Оказавшаяся первой Изумрудная Зарянка не стала демонстрировать свои спринтерские способности, а вскинула бластер и отправила врага отдыхать, благо защиту тот поставить не успел. Остальные ринулись вперёд, вбегая в большой зал, и с ходу открыли стрельбу по троим магам, находившимся внутри. И если одного удалось подстрелить сразу – он, похоже, попытался телепортироваться и очень удивился, когда это не вышло, – то оставшиеся среагировали мгновенно. Один, удерживая в руке шар накопителя, направил вторую руку в сторону выхода, и агентов залило потоком чистой энергии, в котором импульсы бластеров попросту растворялись. Щиты, правда, этот натиск выдержали. Второй маг, прячась за спиной своего коллеги, прикрыл глаза, явно устанавливая ментальную связь.

Противостояние закончил Николай. Он непонятным образом соткался прямо из воздуха сбоку от владельца накопителя и мощным ударом в челюсть отправил того в нокдаун. Тут же отступил в сторону, позволяя агентам отправить в беспамятство последнего защитника «крепости». Вся схватка заняла не больше десяти секунд, но на лице Голубого Селезня не было удовлетворения.

«Где остальные?» – вопрошал его взгляд.

Кажется, я догадывался, где.

 

***

 

Я не знал, как Полог Миров передаёт образы, но помнил, что в какой-то момент попытка представить себе кого-то превращается в видение реальных событий. А потому совсем не удивился, когда увидел прямо перед собой хорошо знакомую фигуру Радвина, который задумчиво изучал капот служебного УАЗа.

– Какой он длины? – спросил Зелёный Огарь, который в этот момент разглядывал старое трёхэтажное здание из тёмно-красного кирпича, видневшееся неподалёку.

– Пятьдесят пять метров, – отозвалась Бирюзовая Ласточка, Сверяясь с планом. – С одной из сторон пристроен небольшой офис – это ещё пять-шесть.

– Офисом мы никогда не пользовались, – повернулся к ним Радвин. – Слишком маленький.

– Но дополнительный вход на склад там есть? – уточнил Огарь.

– Конечно, – кивнул маг.

Командир операции задумался.

Три УАЗа стояли в небольшом тупичке, в ста метрах от одной из промышленных зон на западе города. Это место давно пережило свой расцвет, и ни о каком серьёзном производстве здесь речи не шло – все заводы давно покинули это место. Остались лишь сложенные из кирпичей приземистые корпуса, которые сейчас использовались либо под склады, либо под офисы. Оказалось, что именно такое место выбрали «артефакторы» в качестве основного пункта базирования.

Я задавался вопросом, почему они не покинули это место, зная, что Радвин может их сдать с потрохами. На этот вопрос ответил сам маг, объяснив, что у смены убежища есть два весомых препятствия. Во-первых, это вайтмара, летающая лодка, которая сама по себе являлась артефактом и была способна выполнять охранные функции. Найти для неё новое подходящее место – задача непростая. А во-вторых, здесь хранился ещё один артефакт, с помощью которого Армине и её наёмникам было намного проще перемещаться между мирами. И вот его-то двигать было просто нельзя. Это привело бы к сбою синхронизации с его собратом в родном мире Радвина, и пришлось бы тратить много времени и сил, чтобы настроить его заново.

Получалось, что деваться магам некуда. Единственная проблема, которую, похоже, в данный момент пытался решить Зелёный Огарь, заключалась в том, чтобы перекрыть блокиратором сразу всё внутреннее пространство склада. Здание в ширину имело не меньше четырёх десятков метров, и выходило, что если оставить БАУЛ снаружи, посередине длинной стороны, то внутри останется не перекрытым примерно треть пространства. Единственным надёжным вариантом было попытаться доставить блокиратор в центр помещения. И командир операции, похоже, придумал способ.

– Опиши, что внутри, – попросил он мага. – Если через ворота заходить.

– Сразу справа стоит вайтмара, – ответил Радвин. – Там много свободного места, чтобы можно было легко развернуться на ней. Дальше по правой стороне установлен артефакт переноса, и вокруг него тоже достаточно пусто. Слева от входа наоборот, свален кучей всякий хлам, который мы нашли на этом складе. Всё это занимает примерно половину доступного пространства. А дальше идёт жилая зона. Мы там устроили систему перегородок для создания привычного для нас интерьера.

– Достаточно, – махнул рукой Огарь. – Вот что скажи, ворота магией укреплены?

– Ты что задумал? – удивлённо спросил Серый Гусь, когда маг отрицательно покачал головой.

Командир операции улыбнулся.

– Склад слишком большой, и тихо проникнуть туда не получится, – сказал он. – Будем проникать громко. Радвин, как у тебя с магией?

– Не очень, – грустно ответил тот. – В полную силу сражаться смогу дня через два, не раньше.

– Тогда на тебе выход через офис. – Тон Зелёного Огаря стал жёстким, не терпящим возражений. – Делай что угодно, хоть в кирпичную стену превратись, но не дай никому сбежать через тот выход.

– Сделаю, – кивнул маг.

– Теперь остальные. – Командир повернулся к агентам. – Двое идут с Радвином и готовятся по нашему сигналу войти внутрь. На месте ворот поставим одну из машин – будет исполнять роль бронированной огневой точки.

– На месте ворот? – удивлённо переспросила Бирюзовая Ласточка, но Огарь никак не отреагировал на эту реплику.

Я мысленно улыбнулся, дослушав план действий до конца. Длинноволосый агент хотел появиться не просто громко, а лихим кавалеристским наскоком, разнося в щепки мебель и стреляя во все стороны. И для наилучшего эффекта это появление нужно было наблюдать изнутри. Я посмотрел, как агенты рассаживаются по машинам, и мысленно переместился внутрь склада – оказалось, что для этого достаточно лишь чёткого желания.

Внутри всё было устроено так, как и описывал Радвин. Поднявшись к потолку и окинув «взором» жилую и техническую зону, я уже собирался выбрать место поудобнее, когда понял, что что-то здесь не так. Ещё раз осмотревшись, я вдруг понял, что на складе сейчас находятся всего три человека. Двое находились в жилой зоне, выводя на листах ватмана какие-то замысловатые знаки, а третий копошился на палубе летающей лодки. Где остальные?

Подумать над ответом я не успел – ворота с треском вылетели, выбитые бронированным носом УАЗа. Машина пронеслась по импровизированному коридору между хламом и артефактами, и затормозила, снеся ближайшую перегородку. Второй УАЗ замер там, где секунду назад были ворота, а справа и слева от него в помещение склада уже врывались агенты. Двое магов, выбежавшие на шум, успели поставить щиты, но те просто смело шквалом огня – мы знали, что защита гостей нашего мира гаснет от двух попаданий.

Меньше минуты понадобилось агентам, чтобы обыскать жилое пространство, после чего все вернулись к замершей в центре склада машине. Зелёный Огарь стоял возле неё, и выражение его лица было далеко не благожелательным.

– Проверили все углы, – отрапортовала Бирюзовая Ласточка. – Здесь только эти двое, больше никого нет.

– Нет, говорите? – тихо, но с угрозой отозвался командир операции. – И что же это значит?

– Лодка! – вдруг крикнул кто-то из агентов, дежуривших на воротах.

Одновременно с этим ещё несколько человек открыли стрельбу, но вайтмару уже окружало защитное поле, в котором бессильно растворялись импульсы бластеров. Лодка приподнялась над полом, не делая, однако, попыток развернуться.

В следующие секунды произошло сразу несколько событий. Бирюзовая Ласточка рванулась вперёд, поняв всю бесполезность стрельбы. Не знаю, чего она хотела сделать – запрыгнуть с разбегу на борт, преодолев пару метров высоты или же что-то другое. Она не успела.

В нижней части борта лодки начал формироваться сгусток энергии, подобный тем, которыми обстреливали нас во время погони. Замерший посреди склада УАЗ был очень хорошей целью, к тому же вокруг стояли агенты. Бегущая девушка оказалась как раз на пути выстрела. Сгусток налился силой, и я вдруг с ужасом понял, что щит Бирюзовой Ласточки такое попадание не выдержит. Но выстрелить лодка не успела.

Стоявший в воротах УАЗ сорвался с места и с короткого разгона впечатался бронированным носом прямо в то место, где скопилась энергия для выстрела.

Полыхнуло так, что даже я на мгновение ослеп. Взрывной волной всех сбило с ног, перегородки жилой зоны сложились, как карточные домики. Но это были лишь отголоски, не способные серьёзно навредить людям. Основной удар принял на себя УАЗ. Машину отшвырнуло на несколько метров, она рухнула боком на большую гору хлама, а затем тяжело упала обратно на колёса. С первого взгляда стало ясно, что броня не выдержала нагрузки, и ударная волна добралась до двигателя. Под развороченной крышкой капота что-то искрилось, возле передних колёс быстро скапливалась лужа какой-то жидкости.

Но водителя броня уберегла. Через несколько секунд передняя дверь открылась, и из салона выбрался, потирая голову, Золотистый Гриф. Нос у агента был разбит, щека исцарапана, но вид он сохранял спокойный и невозмутимый. В правой руке агент держал то, что осталось от инфоочков.

Лодке не повезло куда больше. Её корпус оказался не способен противостоять таким нагрузкам, и грозное летающее судно просто лопнуло, расколовшись на несколько частей. Среди обломков возился третий маг, сильно оглушённый взрывом. С трудом он поднялся на ноги, осмотрелся и тут же лёг, поймав сразу десяток импульсов.

– Одного нашли, – заметил Зелёный Огарь, убедившись, что никто больше не пострадал. – Где ещё шестеро?

Кажется, я догадывался, где.

 

***

 

Я не знал, как Полог Миров передаёт образы, но помнил, что в какой-то момент попытка представить себе кого-то превращается в видение реальных событий. А потому…

– Уходите! – резкий крик Николая привёл меня в чувство.

Я осознал, что нахожусь в недостроенном аквапарке, рядом стоит, держась за голову круглолицый Фрион, а напротив нас, вокруг постамента с артефактом, замерли трое магов.

– Вам опасно оставаться! – снова крикнул маг. – Я повесил на вас щит, но не знаю, сколько он продержится. Уходите!

Остальные двое магов неотрывно глядели на артефакт, и по их напряжённым лицам было видно, что им сейчас приходится непросто. Фрион схватил меня за локоть и потащил к выходу. Мы преодолели небольшой коридор и буквально ввалились в одну из комнат, где лежали наши вещи.

– Не, ну ты видел? – возбуждённо спросил парень, опираясь на подоконник и вдыхая уличный воздух. – Что за хрень они устроили?

Я сел на пол возле стены и потянулся к своему рюкзаку. В нём была бутылка с водой.

– Они что, Ктулху вызывают? – не унимался Фрион. – Мне даже моя бывшая так по мозгам не ездила.

– Успокойся! – Я сделал большой глоток и протянул бутылку парню.

Тот благодарно кивнул и приложился к горлышку. На эти несколько секунд я выпал из его поля зрения, и потому он не заметил того, что я делаю. А когда он оторвался от воды, то первое, что увидел, было вспышкой нашего служебного фотоаппарата.

– Ты ничего не видел, – сказал я, снимая инфоочки, которые успел нацепить на нос, пока Фрион пил. – Более того, ты убеждён, что магии не существует, а потому всё, что делали эти трое – лишь неудачная попытка доказать обратное. Сейчас ты пойдёшь проверить посты, назад можешь не торопиться. Действуй!

Я на несколько мгновений закрыл глаза, лихорадочно размышляя. Что же это за артефакт такой? Кажется, кто-то из магов говорил, как он называется. Что-то вроде Купола Миров… Нет, Полог Миров. Вопросом, что они будут делать дальше, я не задавался. Я спрашивал себя, что делать с артефактом мне. Потому что отдавать его этой троице я не собирался.

– Ты в порядке? – спросил Фрион.

Он пришёл в себя после коррекции памяти, и моя установка начала работать в его сознании.

– Не знаю, – покачал головой я. – То ли съел что-то, то ли тепловой удар поймал.

– Ну, ты тогда отдыхай, я пойду, посты проверю, – сказал он, направляясь к выходу.

Отдыхал я ровно до того момента, когда шаги парня затихли в коридоре. Бластер за пояс, инфоочки на нос, фотоаппарат на шею, рюкзак за плечи.

В большом зале я оказался через пару минут после того, как его покинул. Здесь ничего не изменилось. Маги всё так же стояли вокруг артефакта, неотрывно глядя на него.

– Я же сказал вам убираться… – начал Николай, заметив меня.

Услышав эти слова, остальные двое на миг подняли на меня взгляд. Вспышка фотоаппарата – и лица магов тут же расслабились.

– Вот что, – сказал я, подходя ближе. – У вас всё получилось, артефакт появился, и вы благополучно сделали то, что хотели с ним сделать. А вот меня на самом деле не существует.

Я на секунду умолк. Надо было как-то заставить их добровольно отправиться назад, в свой мир, а ещё каким-то образом отвадить от новых визитов. Что-то мне подсказывало, что с такими магами в бою лучше не сталкиваться. Учёные, правда, говорили, что уже почти готов прототип энергетического щита, но сейчас…

– Когда вы очнётесь, то сразу отправитесь домой, уверенные в успехе, – сказал я, достал бластер и сделал три выстрела.

Артефакт продолжал мирно переливаться оттенками зелёного цвета, но я понимал, что времени у меня немного. Окружавшая меня стена защиты постепенно истаивала, и надо было принимать решение. Просто сунуть артефакт в рюкзак и притащить его в штаб я не мог – инфоочки явно показывали, что мощь этого предмета находится в диапазоне альфа-уровня, если не выше. Вызывать научную группу прямо сюда? Но как их защитить от воздействия артефакта? Да и вообще, можно ли управлять такой мощью? Кажется, маги считали, что да. Знать бы ещё, что это за штука. Я на несколько секунд задумался. Защищавшая меня стена ещё держалась, но она не помешала появившемуся в моей голове вопросу отправиться в сторону этого зелёного шара:

«Что ты такое?»

– Остановись!

Неожиданно я обнаружил, что нахожусь уже не в аквапарке, а сижу в смутно знакомом помещении. Ну, точно, это наш архив, одна из комнат для работы с делами, помеченными грифом «Запрещено для изъятия». Та самая комната, которая была на фоне послания, переданного себе самому.

Переход оказался настолько резким, что я не сразу осознал себя, сидящим перед компьютером. Как и то, что с экрана на меня глядит собственное лицо, транслируемое через небольшую камеру.

– Я очень надеюсь, что ты никогда не увидишь этого, но понимаю, насколько мала вероятность такого исхода, – сказал я-прошлый. – Рано или поздно эти маги вернутся в наш мир, ты услышишь название артефакта, и к тебе начнёт возвращаться память.

Стены комнаты как будто плыли, меняя свою структуру, но голос из собственного прошлого не позволял мне отвлекаться:

– Это сообщение ты получишь в тот момент, когда артефакт покажет тебе твою первую попытку работать с ним. И я хочу предупредить, чтобы ты ни в коем случае не пытался вспомнить всё то, что увидел дальше… Поверь мне… поверь себе, ощути, что это будет правильно! Я не хочу, чтобы ты пережил это ещё раз.

Да, это было правильно. Удивительно, но в этом состоянии я впервые мог сознательно контролировать свою способность. И именно она сейчас держала меня здесь, не позволяя вернуться к воспоминаниям из аквапарка.

– Мне всё тяжелее сохранять над собой контроль, но я потерплю ещё несколько минут, прежде, чем заставлю себя забыть об этом. Это время я потрачу на то, чтобы дать тебе представление о том, что же есть этот артефакт на самом деле. И поверь, опасность потерять свою личность, растворившись в нём – далеко не самое ужасное, что может произойти. Выслушай меня, а затем постарайся сделать так, чтобы артефакт никогда не был воплощён ни в одном из миров…

 

Глава 21. Третий раунд.

– … меня слышишь?

Резкий запах нашатыря заставил меня сморщиться и рефлекторно дёрнуть головой.

– Бекас, подъём! – Знакомый мужской голос странным образом троился, как будто говоривший был не один.

Чьи-то руки приподняли меня за плечи и встряхнули. Я открыл глаза и увидел, что снова нахожусь в лаборатории наших учёных. Контуры окружающих предметов почему-то никак не могли обрести чёткость, голова слегка кружилась, а кресло подо мной, казалось, вздрагивало.

Голоса окруживших меня людей воспринимались отвлечённо, как нечто несущественное.

– Показатели в норме, – донёсся голос Синей Чайки. – Вся нагрузка была в пределах допустимого.

– Так почему он выглядит, как мешком пришибленный? – это был командир подразделения, и он, кажется, находился не в лучшем расположении духа.

– Артефакт что-то сделал с его восприятием, – ответила учёная. – Подозреваю, что он увидел несколько видений одновременно.

– Агент Белый Бекас, вам надо разозлиться. – Появившийся в поле моего зрения Синий Филин пристально посмотрел мне в глаза. – Ваша нервная система переключилась в другой режим, и сейчас требуется вернуть её на прежний уровень. Вспомните всех, кто за вами охотился в последние дни.

Кто охотился? А действительно, почему бы не вспомнить, если просят? Началось всё с Радвина, которому я так и не сумел как следует накостылять. Надо будет обязательно исправить это досадное упущение.

Я понял, что непроизвольно хмурю брови.

Разборку в трёх башнях тоже можно не брать в расчёт – там я выполнял свою работу, вот только сила противостоящих нам магов заставила нас пройти первое испытание на прочность. Короткая стычка возле дома неформала на фоне этого казалась лёгкой прогулкой.

А охоту на меня открыл Диего. Нагло, жёстко и совершенно не жалея мою шкуру. Мои губы растянулись в победной улыбке, когда я представил, как его должна была взбесить неудача.

Вторая встреча – схватка возле памятника и последующая беготня по офису. Если честно, тогда нам сильно повезло, что появился этот богатырь, потому что тот бой начался на поле магов, при их серьёзном превосходстве. Мои кулаки непроизвольно сжались, когда я представил, как лично расстреливаю каждого, кто гонялся за мной все эти дни.

Финальным аккордом, показавшим всю бесперспективность охоты за мной, была безумная погоня по пустым улицам. Именно тогда я понял, что эти маги не остановятся ни перед чем. Сволочи! Мои зубы явственно скрежетнули.

– Кажется, работает, – неуверенно заметила Синяя Чайка.

– Да к чёрту! – рявкнул Розовый Утёнок, и, схватив меня за грудки, приподнял над креслом. – Бекас, они за тобой пришли! Вставай и дерись!

– Что?! – встрепенулся я, вскакивая на ноги и осматривая безумным взглядом помещение. – Где?!

– Когда! – яростно ответил командир. – Сейчас! Маги штурмуют здание!

И тут в моей голове словно что-то щёлкнуло. Я внезапно пришёл в себя и понял, что здание и в самом деле вздрагивает.

– Сколько их? – быстро спросил я, лихорадочно пытаясь посчитать количество ещё гуляющих на свободе магов.

– Пять групп, – отозвалась Чайка. – Общая численность – тринадцать человек.

Так, Радвин – четырнадцатый, ещё восемь были только что захвачены на главных базах, четверо – в торговом центре, и двое – до переговоров. Итого двадцать восемь.

– Вроде сходится, – выдохнул я.

– Да мы уже посчитали, – заявил командир. – Лиловый Журавль объявил о начале операции «Буря в стакане».

– Почему в стакане? – удивился я, застёгивая на себе ремень энергетического щита и надевая галстук.

– Потому что через минуту в радиусе пятидесяти метров вокруг здания пространственная магия станет невозможной! – с оттенком гордости в голосе ответила Чайка.

Я усмехнулся. Почерк Лилового Журавля был хорошо узнаваем. Спровоцировать противника на действия, которые покажут его истинные возможности. Оценить уровень угрозы, выявить слабости. Заставить их вступить в финальную схватку на невыгодных для себя условиях. И сейчас нам оставалось лишь тепло встретить гостей.

– Диспозиция? – уточнил я.

– Управление перенесено в резервный штаб на нижних уровнях, – ответила Чайка. – «Триглав» модифицирован. В данный момент все замаскированные места магов обнаружены и взяты под контроль оперативниками других подразделений.

Я только присвистнул, осознав услышанное. Командир крыла не стал размениваться на мелочи и организовал большую зачистку. Хотя, если подумать, мы с самого начала упирались в отсутствие возможности отслеживать перемещения магов. Как только учёные разобрались с их маскировкой, столь масштабная операция стала лишь вопросом времени. Вот только как нам удалось так быстро настроить «Триглав»? Или это влияние пресловутого закона «путешествия»?

– Постойте, а сколько человек охраняют Гнездо? – поинтересовался я.

– Кроме нас тут нет почти никого, – с каким-то неподходящим к ситуации весельем отозвался Розовый Утёнок.

Я взял в руку свой бластер и с сомнением посмотрел на него. Выходить с этой «пукалкой» против усиленного накопителем Диего мне не хотелось.

– На, возьми, – усмехнулся командир, протягивая мне… мечту любого ребёнка – лазерный автомат.

Сам Розовый Утёнок был вооружён таким же, как и неподвижно замерший возле двери Бордовый Сокол.

– Характеристики? – коротко спросил я, примеряясь к оружию.

– Делает десять выстрелов в секунду, – отрапортовала Чайка. – Батареи хватит на две сотни импульсов. В приклад встроена вилка для подзарядки от любой розетки. Разработан несколько лет назад на случай массированной атаки Гнезда и только для его защиты.

Она на секунду прервалась и вдруг строго добавила:

– Всё, поле развёрнуто, можно идти воевать.

Я повернулся к своему подопечному. Очень хотелось сказать что-то пафосное и героическое, но вместо этого я тихо приказал:

– Никакой самодеятельности! Вперёд не лезешь, команды выполняешь раньше, чем я заканчиваю их формулировать.

– Я уже в курсе, – ответил парень, кивая на Розового Утёнка.

– Внимание! – привлёк нас голос Синей Чайки. – Двое поднимаются по лестнице на наш этаж. Лаборатория хорошо экранирована, так что они наверняка попытаются её взломать.

– Вы двое, – обратился командир к нам с Соколом. – Марш в вычислительный центр! По моей команде атакуете их с тыла.

Я кивнул и направился к двери, ведущей в смежное помещение. Здесь, в царстве науки, стены были надёжно защищены от различного рода излучений. А вообще, в Гнезде было не меньше десятка помещений, так или иначе прикрытых от магии. Это обуславливалось необходимостью безопасно исследовать артефакты, допрашивать магов или банально страховаться от прослушивания магическими методами. Поэтому наши «гости» не могли просто взять и просканировать оба верхних этажа на предмет наличия людей. Для того, чтобы обнаружить меня, требовалось обыскать все помещения чуть ли не в ручном режиме. В этом я убедился, когда мы с Соколом заняли позиции возле выхода из вычислительного центра, и в интерфейсе моих очков высветилась картинка из коридора.

Двое «порталистов» медленно приближались к нам, причём один, коренастый человек с коротко стриженными белыми волосами и красноватой кожей, шёл, прикрыв глаза и слегка расставив в стороны руки, как будто пытаясь поймать ладонями гуляющий по коридору сквозняк. Второй, смуглый и горбоносый, неотрывно глядел в конец коридора, туда, где располагался центральный ствол здания.

Вот они поравнялись с нашей дверью, и беловолосый остановился, повернувшись к ней. Оба мага встали перед входом, готовясь то ли вскрыть её, то ли просто выломать. И тут в полутора десятках метров от них распахнулась дверь лаборатории, и появившийся Розовый Утёнок дал по незваным гостям прицельную очередь. Маги среагировали мгновенно. Альбинос выставил щит, а горбоносый выбросил вперёд руки. По-моему, он запустил в командира что-то вроде воздушного кулака, который ударился в дверной косяк и заставил штукатурку на стене пойти трещинами. Розовый Утёнок успел спрятаться, а смуглый повёл руками, и в воздухе перед ним образовался десяток водяных сгустков, мгновенно заледеневших в форме острых клиньев. Церемониться с нами маги явно не собирались. Оба двинулись вперёд, причём альбинос продолжал держать щит, а смуглый направлял куски льда остриями вперёд.

– Сначала валим смуглого! – шёпотом предупредил я своего подопечного. – Зарядов не жалеть! Выходим, как только дверь откроется.

Несколько секунд ожидания показались невероятно длинными. Что ни говори, а ставки в этой битве были очень высоки, ведь обеим сторонам было просто некуда отступать. Не знаю, как чувствовал себя Бордовый Сокол, но я надеялся, что за эти дни парень успел привыкнуть к стычкам и теперь готов к финальному противостоянию.

Розовый Утёнок высунул в коридор руку с автоматом и дал ещё одну очередь. Маг мгновенно атаковал, и в этот же момент дверь перед нами с тихим шипением уползла в сторону. Я прыгнул вперёд, на лету разворачиваясь и открывая огонь по стоявшему левее магу. Сокол отстал от меня лишь на полсекунды. Всё произошло очень быстро – два десятка попаданий разбили окруживший магов щит и отправили горбоносого в беспамятство. Не ожидавший такого напора альбинос извлёк из складок одежды шар накопителя, но больше ничего сделать не успел – подключившийся к стрельбе командир снял его первым же попаданием.

Не теряя времени, я кивнул Соколу в сторону центрального ствола здания, а сам развернулся и взял под прицел лестницу, с которой вышли эти двое.

Розовый Утёнок подошёл к нам.

– Минус два, – тихо сказал он, активировав связь. – На этом этаже ещё…

Договорить он не успел. Пол дрогнул под нашими ногами, коридор в десятке метров впереди взорвался цементной пылью и бетонными обломками, а из образовавшейся в полу гигантской дыры вынырнули три фигуры в покрытых странной вышивкой куртках.

«Артефакторы».

Мы с командиром открыли огонь практически одновременно, так что первый щит, выставленный магами, разлетелся уже через секунду. Но этого времени хватило одному из них, чтобы поставить второй. Маг вскинул руки, и фигуры на его одежде, засветившись, буквально слетели с ткани, выстроившись сферой вокруг всей троицы. Следующие два десятка импульсов, выпущенные нами, бессильно растворились в этой сфере, заставив знаки лишь слегка потускнеть. Через мгновение они восстановили свою яркость, и все три мага синхронно шагнули вперёд.

Ощущение неправильности буквально рухнуло на меня, давая понять, что оставаться на месте никак нельзя.

– Назад! – крикнул я, догадываясь, что сейчас произойдёт. – Быстро!

Бегать спиной вперёд, при этом отстреливаясь от врагов, – занятие не из простых. Но отступили мы вовремя. Те маги, что не были заняты щитом, тоже вскинули руки, и на том месте, где мы только что стояли, воцарился ад. Инфоочки успели показать направленную на стены, пол и потолок магию, после чего пространство попросту взорвалось, разбрасывая во все стороны обломки и подняв тучу пыли. От одного крупного обломка я успел отпрыгнуть, второй, поменьше размером, больно ударил меня в плечо. Ещё несколько мелких пробарабанили по брюкам, рубашке и прикладу автомата, которым я прикрыл лицо.

Соколу повезло меньше. Один из камней расцарапал ему щёку, а второй сильно ударил по коленке, заставив парня сдавленно вскрикнуть и опереться на стену. Чтобы не терять темп отступления, я подхватил его под руку и, дав наугад в тучу пыли, потащил дальше по коридору.

И только тут я заметил, что командира рядом с нами нет. Чёрт, куда он делся?! Кто нас прикрывать будет? Оставалось лишь надеяться, что поднявшаяся пыль мешает магам бить по нам прицельно. Дотащив своего хромающего подопечного до входа в лабораторию, я буквально впихнул его внутрь и развернулся, взяв на прицел место взрыва. Как раз вовремя. Туча бетонной пыли резко разошлась в стороны, и на её месте появился всё тот же рунический щит, прикрывающий магов. Я открыл огонь, даже не представляя, как справлюсь с ними в одиночку.

Маги, заметив, что я один, ускорили шаг. Вот они поравнялись с проходом, ведущим в вычислительный центр, и тут из него выскользнула знакомая невысокая фигура.

Розовый Утёнок не стал терять времени на стрельбу. Несмотря на то, что все трое были куда крупнее его, командир буквально свалился к ним во фланг, с ходу двумя ногами влетев в колено мага, держащего щит. Даже сквозь стрельбу я услышал характерный треск, маг болезненно вскрикнул и неловко завалился на бок. Щит остался на месте, но висящие в воздухе знаки перестали восстанавливать свою яркость после попаданий. Длинной очередью в три десятка импульсов я заставил защиту потерять свою энергию и с лёгким хлопком исчезнуть. Впрочем, моя помощь командиру не требовалась. Сломав ногу «щитоносцу», он тут же двинул второго в солнечное сплетение и добавил по причинному месту, так что маг мгновенно потерял интерес к происходящему. Третий попытался схватить висевший на поясе жезл, но взвыл, когда Розовый Утёнок вскочил на ноги и ткнул его в болевую точку на локте. Следующим движением командир поддел его колено, роняя противника на пол, и добил прямым ударом в челюсть.

Именно в этот момент щит исчез, и я тремя одиночными выстрелами подвёл итог этой короткой схватки.

Командир коротко глянул в мою сторону и на несколько секунд скрылся в вычислительном центре. Назад он вернулся снова вооружённый скорострельным бластером. Я оглядел коридор, убедился, что новых врагов пока не ожидается и заглянул в лабораторию.

– Ты как? – спросил я Сокола, которого Синяя Чайка уже усадила в одно из кресел.

– Жить буду, – морщась от боли, ответил парень. – Даже ходить смогу не только под себя.

Я улыбнулся, подошёл к нему и отдал свой бластер, в батарее которого ещё оставалось энергии на сотню выстрелов. Оружие парня я забрал себе – Сокол израсходовал раза в два меньше зарядов, чем я.

– Охраняй учёных! – велел я и вернулся в коридор.

Сделал я это очень вовремя – со стороны центрального ствола появились сразу четверо. Это были «порталисты». Каждого из них я помнил по разборке возле памятника, да и на стройке они не отсиживались в стороне. Сейчас маги были готовы к бою куда лучше. Двое держали в руках знакомые мне сферы накопителей, остальные сжимали короткие мечи, намекая на то, что в рукопашную с ними лучше не соваться. Пространство на несколько метров вокруг них буквально звенело от переполнявшей его энергии, и, глядя на выстроившуюся в ряд четвёрку, я понимал, что нам с командиром так просто их не одолеть. Схватка обещала затянуться, и положение осложнялось тем, что в любой момент могли появиться Диего и Армина со своими помощниками.

При виде нас маги на несколько секунд остановились, и тогда я сделал то, чего не ожидал сам от себя – шагнул вперёд и спокойным голосом поинтересовался:

– Неужели вы думаете, что у вас есть шансы победить?

Это был блеф, причём ничем не обоснованный. Нас было двое против четверых, на горизонте не ожидалось никакого подкрепления, а маги находились сейчас на пике своих сил, благодаря накопителям. Но, заканчивая эту пафосную фразу, я вдруг понял, что поступаю правильно. Почему? Ответа у меня не было. Единственным результатом было то, что маги промедлили с атакой ещё несколько секунд. И этого времени вполне хватило, правда, не нам.

В коридоре, за спинами магов, неожиданно появился Лиловый Журавль. Безоружный, он шёл спокойной походкой, не делая попыток рывком приблизиться к магам и атаковать их с тыла. Двое тут же развернулись в его сторону, вскинули руки, творя атакующие заклинания, и в этот момент командир крыла буквально размазался в воздухе.

Между ними было метров десять, и пространство вокруг магов плыло от манипуляций с большими энергиями, но я был готов поклясться, что наш шеф преодолел это расстояние как-то неестественно быстро… и очень знакомо. В следующий миг он появился возле четвёрки, меч одного из магов неожиданно перекочевал в его руку, а затем Лиловый Журавль, словно походя, заставил обладателя одного из накопителей встретиться лбом со стеной. Вот он сместился, уходя от выпада второго мечника, после чего буквально разрубил выстреливший прямо ему в лицо огненный шар.

Это…

Я смотрел на то, как он избивает четвёрку могущественных магов, и в моей голове складывалась очередная мозаика. Эти движения, тактика ближнего боя – подобное я уже видел, причём совсем недавно. И демонстрировал такое воин из мира магов. По крайней мере, то, что творил командир крыла, было очень похожим.

Но как?

Поражённый увиденным, я не успел среагировать на предупреждающий сигнал инфоочков. А в следующую секунду мне показалось, что я получил по голове царь-колоколом. Дикий звон буквально вышиб моё сознание из тела, и я на некоторое время перестал что-либо видеть и слышать. Чёрт, это что, ментальная атака?! В глазах неожиданно прояснилось, и я обнаружил себя лежащим на полу возле стены. Интерфейс очков надрывался предупреждением о воздействии «красного» уровня, стена напротив лаборатории медленно рассыпалась на куски. Чуть в стороне вяло шевелился на полу Розовый Утёнок. Было похоже, что ему тоже прилетело неслабо.

«Диего с Алисой пожаловали», – подумал я.

Я попытался поднять бластер, но повторный удар по сознанию снова заставил меня потерять связь с окружающим миром. Когда я вернулся в реальность, то понял, что уже не лежу на полу, а стою возле стены, пришпиленный к ней магическими путами. В коридоре произошли изменения – справа и слева его перекрывали две странные кристаллические стены, похожие на ту, которой пытался нас остановить Радвин при захвате неформалов.

А ещё на мне не было инфоочков, да и щит, похоже, уже не защищал меня.

Я поднял голову, мелком взглянув на лежавшего неподвижно Розового Утёнка, и посмотрел на ту, которая впервые продемонстрировала свои истинные возможности.

– Очнулся, болезный? – с каким-то сочувственным презрением спросила стоявшая передо мной Армина.

Двое помощников расположились по бокам от неё, поддерживая опутавшее меня заклинание. Все трое были одеты в привычные вышитые куртки, а руки их были буквально унизаны кольцами и браслетами.

Я попытался освободиться, но это привело лишь к тому, что колдунья презрительно усмехнулась.

– Не трепыхайся, не поможет, – сказала она. – Лучше отдай нам артефакт, и мы уйдём.

Я посмотрел ей в глаза и зло усмехнулся. Артефакт тебе? Полог Миров отозвался мгновенно, словно ждал моего сигнала. Меня накрыло ощущение чужого могущества, и я уже приготовился обрушить его на всех присутствующих, не разбирая, где свои, а где чужие, но тут в голове снова раздался звон, вышибая из меня сознание. Впрочем, я мгновенно вернулся в реальность и сразу же встретился с яростным взглядом Армины.

– Так дело не пойдёт! – прошипела она.

В её руках появился небольшой обруч, напомнивший мне украшение, которое носил Царь Обезьян в китайской мифологии. Что-то мне подсказывало, что после того, как эта штука окажется на моей голове, трепыхаться я уже не смогу. Я снова рванулся – результат был прежним. Армина шагнула ко мне, поднимая обруч, и тут кристаллическая стена справа взорвалась.

Уж не знаю, как Лиловому Журавлю удалось пробить эту преграду, но двигался он очень быстро. Ударом кулака он буквально снёс с ног ближайшего мага, затем отшвырнул в сторону колдунью и нацелился на второго её помощника. Правда, добраться до него не успел. Одежда Армины полыхнула ярким светом, и силовая волна больно вдавила меня в стену. Вспышка на мгновение ослепила меня, и когда я в очередной раз проморгался, то с удивлением увидел, что командир крыла стоит за спиной колдуньи, взяв её шею в жёсткий захват. Элегантный костюм Лилового Журавля превратился в лохмотья, шеф тяжело дышал, по его лицу катились крупные капли пота, а из носа текла струйка крови.

– Отпусти его! – прохрипел он.

Справа раздалась серия хлопков, длинная очередь пробила щит оставшегося на ногах помощника Армины и отправила его в беспамятство. Удерживающее меня заклинание исчезло, и я рухнул на пол. Тут же подхватил с пола свой бластер и направил его на колдунью. На секунду наши взгляды встретились, и…

Мне открылась истина. На самом деле, он был моим врагом. Я всегда его ненавидел, но почему-то умудрялся этого не замечать. Но сейчас у меня был отличный шанс покончить с ним раз и навсегда. Вот он стоит, не скрываясь. Да и как он спрячется, когда он на полторы головы выше колдуньи, которая на самом деле никогда не желала мне зла. Всего-то и надо, что сместить бластер чуть вверх и нажать на спуск.

Я уже двинул руку, когда вдруг понял, что это неправильно. Вся моя ненависть, всё желание поквитаться никуда не делись, но мстить сейчас – это не тот поступок, который надо совершить. А правильно будет сделать…

Наваждение слетело мгновенно, я посмотрел в теперь уже испуганные глаза Армины и нажал на спуск. Лиловый Журавль ослабил хватку и аккуратно уложил бесчувственное тело колдуньи на пол. За его спиной вторая кристаллическая стена с лёгким звоном рассыпалась.

Розовый Утёнок пошевелился и со стоном приподнялся на локтях. Командир крыла склонился над ним, помогая сесть. Оба выглядели не лучшим образом, но были целы.

– Вы в порядке? – со стороны центрального ствола подбежали вооружённые автоматами Сиреневая Синица и Оранжевая Мандаринка.

И если главу аналитиков я вполне ожидал увидеть, то появление Мандаринки оказалось полным сюрпризом. Она же на наблюдении сейчас работает!

– Ты откуда здесь? – удивился я, глядя на неё.

– В гости зашла, – ответила девушка. – А тут такое.

Она посмотрела на свой скорострельный бластер и добавила:

– Стрижу не говорите про эти игрушки, а то спать не будет, пока не обзаведётся такой.

– Он же не пользуется бластерами! – изумился Розовый Утёнок.

– А ему для коллекции, – махнула рукой Мандаринка. – Перед неформалами хвастаться.

Я понимающе кивнул и поднялся на ноги, оглядывая лежащие на полу тела.

– Двоих не хватает, – сообщил я. – Где Диего с Алисой?

– Здесь, – раздался спокойный голос со стороны запасной лестницы.

Они появились в двух десятках метров от нас, с той стороны от дыры, проделанной в полу «артефакторами». Маг стоял, сжимая в руке какой-то совсем уж маленький накопитель, его ученица замерла в шаге слева и сзади от него.

Мы дружно вскинули бластеры и открыли огонь, вот только это не привело ни к чему. До цели импульсы попросту не долетели, растаяв в воздухе.

– Не советую продолжать, – низким голосом сказал маг.

– Всё кончено, – ответил я. – Вы проиграли.

– Разве? – усмехнулся маг и показал сферу, размер которой не превышал теннисного мяча. – Ты знаешь, что это такое?

– Накопитель, – неуверенно произнёс высунувшийся из лаборатории Сокол.

– Не угадал! – усмехнулся маг. – Это бомба. И если она взорвётся, от этого здания и всего в ста метрах вокруг останутся только руины. У нас-то есть шанс уцелеть, а вот вы…

Я ему поверил, причём сразу. Такие люди не привыкли останавливаться ни перед чем, и сейчас этот тип был готов уничтожить меня, чтобы потом, когда артефакт потеряет владельца, попытаться снова проявить его в реальности.

– Мне нужен только ты! – свободной рукой маг указал на меня. – Либо ты добровольно идёшь со мной, либо…

Договорить он не успел. Стоявшая сзади Алиса вдруг шагнула вперёд и несильно ткнула его пальцами в основание черепа. Диего закатил глаза и бесформенной куклой осел на пол.

– Как он мне надоел! – заявила девушка, и обвела нас взглядом. – Чего замерли? Я на Николая работаю!

Я опустил бластер и уселся прямо на запылённый пол. Удивляться больше не хотелось. Хотелось просто посидеть, без необходимости куда-то бегать и от кого-то отстреливаться.

 

***

К финалу