Ф.О.Р.С.: Тринадцатое дело

«Тринадцатое дело», часть 13 из 13

Публикуем последний, тринадцатый фрагмент книги «Тринадцатое дело».

Финал истории. Длинный путь подошёл к концу. То, что у героев заняло 12 дней, а у читателей на сайте – около трёх месяцев, для автора растянулось почти на полтора года. Именно в в 20-х числах июля 2015 года был создан первый файл для записи разрозненных идей. А ровно год назад началась работа над полноценным черновиком, так что есть повод для праздника. Надеемся, что история вам понравилась.

А если вы хорошо знаете вселенную Ф.О.Р.С., то вот вам задача на наблюдательность. По сюжету разговор в интерлюдиях идёт после всех основных событий. Назовите точную дату и день недели этого разговора. Ответы оставляйте в комментариях, причём гадать не надо. Нужно чёткое обоснование ответа. И да, в книге есть лишь половина необходимой для ответа информации.

Приятного чтения!

Глава 22. Осознанные действия.

Мозаика сложилась. Короткий рассказ Алисы добавил в общую картину недостающие элементы. Забавно, но инициатором охоты за мной стала именно она. Будучи ментальным магом, девушка никак не могла пройти мимо поклонников Говарда Лавкрафта с их «мозголомной» магией. Артефакт «красного» уровня привлёк её внимание, и она даже незаметно для всех помогла «Сыновьям Хастура» его выкрасть. Девушка действовала очень тонко, и я тоже попал под её воздействие, в результате чего не стал интересоваться прошлым Алисы. Крайне непрофессионально с моей стороны

Впрочем, я оказался не единственным. В «Пустом данжеоне» был настолько сильный остаточный фон, что никто из агентов группы зачистки не заметил воздействия на собственный разум. Как результат, девушка благополучно улизнула оттуда, заставив всех наших поверить в то, что всё прошло гладко.

Её изначальный замысел был выполнен целиком. Вся эта возня с книгой-артефактом имела конкретную цель – привлечь внимание тех, кто борется с магическими проявлениями. Алиса хотела получить информацию о нас и наших возможностях. Она и меня заподозрила с самого начала, вот только не смогла найти доказательств. Лишь в «пустом данжеоне», когда я раскрыл себя перед Огарем и Ласточкой, она поняла, что её подозрения верны.

Но самое интересное было в том, что в момент проведения ритуала, когда наши сознания практически слились воедино, Алиса почувствовала во мне связь с Пологом Миров. Что это такое – она не поняла, но рассказала об этом сначала Диего, а затем и Николаю. И я мгновенно стал представлять огромный интерес для обоих, причём они тоже не сразу разобрались, каким образом я, не владеющий магией человек, могу быть связан с артефактом.

Не знаю, почему Алиса не стала скрывать от нас всё это, но мы получили ответ на последний вопрос из нашего списка. Да, оставались кое-какие неясности, связанные с механикой «путешествий», но это сейчас не имело большого значения. От нас требовалось лишь доделать свою работу…

Изумлённый возглас. Вспышка.

– Твоя работа в этом мире завершена. Ты добился своей цели, и Полог Миров благополучно переправлен в твой родной мир…

Голос Зелёного Огаря, доносившийся из-за перегородки, был усталым – агент повторял один и тот же текст уже третий десяток раз.

– Только кто-то из твоих коллег предал остальных и сговорился с конкурентами. Они завладели артефактом и решили почистить следы…

В принципе, никто не возражал против того, чтобы посеять смуту среди магов. Нам это было выгодно. Ведь пока они будут искать предателей среди своих, им будет сложнее докопаться до истины. Николай тоже выигрывал от этого, причём дважды. Он не только оставался в тени, но и сваливал всю ответственность на нас. Вообще, он добился практически всех своих целей, находясь здесь. Внедрённые к «порталистам» и «артефакторам» Алиса и Радвин, должны были сделать всё, чтобы столкнуть магов лбами. Первоначально перед ними стояла задача натравить на магов ещё и нас, а заодно собрать про агентов побольше информации. Именно этим объяснялись некоторые слишком явные промахи, которые делал Радвин, когда нам доводилось сталкиваться с ним. Например, он намеренно не стал прятать Валентина Николаева после схватки в Ботаническом саду, рассчитывая, что мы сумеем его отыскать.

– Все схватки последних дней вы вели против конкурентов, но из-за предательства не смогли их выиграть. Местные мешали вам не по своей воле – их подчинили предатели, вооружив своими артефактами…

Единственное, что меня беспокоило, – это цели оставшейся троицы магов. Я сильно сомневался в том, что они откажутся от планов завладеть артефактом, тем более, сейчас, после устранения конкурентов. Проблема была в том, что знания, полученные мной в последний «сеанс связи» с Пологом Миров, давили на меня тяжким грузом. Нет, я поверил сказанным самому себе словам и не стал досматривать до конца то, что произошло четыре года назад, но рассказ о том, что представляет собой артефакт на самом деле, привёл меня к однозначному выводу. От Полога Миров требовалось избавиться, и как можно скорее. Закрыть к нему доступ и себе, и всем остальным.

– Когда ты придёшь в себя, то будешь полон праведного гнева и желания найти предателей и поквитаться с ними…

Стандартная процедура коррекции памяти сейчас дополнительно обеспечивалась магической поддержкой. Николай как-то сумел сотворить на нескольких квадратных метрах область, где не было даже магического фона. Магов поодиночке приводили в сознание, корректировали память, после чего снова отправляли в беспамятство. Вкупе с работающим БАУЛом и несколькими вооружёнными агентами, держащими мага на мушке, у подвергающихся этой процедуре не было никаких шансов воспрепятствовать нашим действиям.

– Про агентов в красных рубашках ты помнить не будешь, но если этот образ вдруг всплывёт в твоей памяти, то будешь считать, что наблюдал съёмки фильма про шпионов…

Обработанных магов отдавали в руки Алисе. Девушка что-то делала с заблокированным участком сознания, усиливая и маскируя блок. По её словам, это сочетание магии и технологии даст сильнейший эффект, и для обнаружения и снятия одного такого блока понадобятся усилия пяти-шести магов уровня Армины.

Двадцать шесть человек – по тринадцать с каждой стороны. Николай вызывался отправить всех их обратно, правда для этого ему пришлось воспользоваться неиспользованной бомбой Диего и стационарным артефактом переноса, оставшимся на складе. Бомба, как выяснилось, могла служить мощным накопителем, да и неиспользованные магами артефакты никуда не делись, так что энергии должно было хватить с запасом.

Удовлетворения от победы над магами я не чувствовал. Наоборот, я прекрасно понимал, что история ещё не закончилась, да и сомневался, что это когда-нибудь произойдёт. И дело даже не в том, что ещё оставались нежелательные для нас свидетели. Просто я понимал, что Полог Миров – это слишком лакомый кусок, чтобы отказываться от его поисков. А подставлять свою шкуру под вражеские заклинания больше не хотелось. Да и от постоянных драк и погонь я как-то успел устать. Работа под прикрытием в этом отношении куда спокойнее.

Зато впервые за последние дни я сидел без работы. На то, чтобы привезти всех пленённых магов к артефакту переноса ушло не так уж и много времени, а на самом складе мне занятия как-то не нашлось. К тому же, после напряжения схватки наступил откат, и сейчас я рассеяно смотрел в одну точку, сидя на невысоком табурете в стороне ото всех.

Неслышно подошёл Лиловый Журавль. По командиру крыла совершенно не было заметно, что два часа назад ему пришлось выдержать весьма серьёзную схватку, на пределе возможностей – шеф успел привести себя в порядок и сменить одежду. Я поднял голову и посмотрел на него снизу-вверх. На языке вертелся вопрос по поводу продемонстрированных им способностей, но шеф меня опередил.

– В этом нет никакой тайны, – тихо сказал он. – Тот воин был моим наставником. В студенческие годы я искал самую продвинутую секцию рукопашного боя. С ним столкнулся случайно. Он тогда ещё не переехал на постоянное жительство в тот мир, и я успел научиться у него кое-чему.

– Кое-чему? – удивился я.

– Именно, – кивнул шеф. – Я столько лет не мог понять, для чего нужен этот приём с мечом, пока не увидел его в исполнении учителя на видеозаписи с твоих очков.

– Но скорость движения и… – Я не договорил, осознав, что надо не возражения строить, а просить провести мастер-класс.

– Будь он на моём месте в коридоре Гнезда, то потратил бы в два раза меньше времени и в три раза меньше сил, – пояснил шеф. – И это ещё тогда, в годы моего студенчества. А уж насколько сильнее он стал с тех пор, я даже не представляю.

– Этому можно научиться? – осторожно спросил я.

– Можно, только очень непросто, – ответил командир крыла. – Здесь многое зависит от того, кто учит, а я, к сожалению, далеко не лучший наставник.

Мы помолчали. Из-за ширмы донёсся звук вспышки, и Зелёный Огарь начал своё наставление по новому кругу. Очередного обработанного и погружённого в бессознательное состояние мага вынесли из-за ширмы и положили возле артефакта переноса, где им занялась Алиса.

Лиловый Журавль глянул на занятых делом магов и коротко спросил:

– Ты вспомнил?

Я покачал головой, показывая, что сейчас не время и не место делиться полученной информацией. Да и голова была занята другим – я пытался просчитать дальнейшие действия группы Николая и наши ответные меры. Выходило, что мы проиграем. Это сейчас маги ведут себя мирно. Закончив свою работу, они попрощаются и исчезнут из поля нашего зрения. Спрячутся так, что мы не сумеем их отыскать. И когда настанет подходящий момент, доберутся до Полога Миров – теперь они знают достаточно о наших возможностях.

Атаковать их сейчас? Думаю, что это бессмысленно. Николая окружает такой водоворот энергии, что импульсы наших бластеров просто растворятся в нём. Да и ответить он может так, что мало не покажется никому. Как можно повернуть сложившуюся ситуацию в нашу пользу?

Внезапно меня посетила совершенно безумная мысль. Но родившийся на её основе план действий казался правильным, несмотря на всю свою абсурдность. И главным условием его исполнения было то, что я не собирался никого в него посвящать. В тот момент я, как никогда, понимал Лилового Журавля с его привычкой играть втёмную. Получится ли подобное у меня, я не знал, но верил в то, что бездействовать нельзя ни в коем случае. И, наверное, мысли слишком явно отразились на моём лице, потому что шеф вдруг посмотрел на меня с видимым интересом.

Постоянное общение с Голубым Селезнем приводило к тому, что агенты невольно перенимали его мимику. Доходило даже до того, что некоторые умудрялись общаться без слов. Вот и сейчас командир крыла смотрел на меня с одним из хорошо знакомых мне выражений на лице.

«Надеюсь, ты полностью осознаёшь то, что собираешься сделать», – говорил он.

«Я тоже на это надеюсь», – так же молча ответил я.

И тут из-за перегородки слева от нас вынырнул Бордовый Сокол. Парень заметно прихрамывал, но был бодр и весел.

– Босс, а мы ответный рейд будем организовывать? – спросил он и только тут заметил Лилового Журавля. – Ой!.. Здрасти.

Я не ответил, понимая бесполезность каких-либо нравоучений. Зато шеф обернулся и окинул внимательным взглядом моего подопечного.

– Давай договоримся так, – предложил он. – Когда мне понадобится разведчик для отправки в мир магов, ты будешь первым, кого я позову. Идёт?

Сокол открыл рот и замер, понимая, в какую ловушку сам себя загнал. Отказываться от просьб Лилового Журавля считалось вредным для карьеры. Впрочем, парень быстро нашёлся.

– А силовую броню выдадите? – осторожно спросил он.

Затем перевёл взгляд на меня и добавил:

– Или костюм Пророка…

Кажется, ему удалось удивить командира крыла. Тот хмыкнул, повернулся и направился к Розовому Утёнку, который что-то активно обсуждал с Изумрудной Зарянкой. В нескольких шагах от них, ближе к артефакту переноса, стояла Бирюзовая Ласточка, наблюдая за работой магов.

Я показал своему подопечному кулак, поднялся и направился к Алисе, которая как раз занялась следующим «пациентом». Около полуминуты она держала руки на голове бессознательного мага, после чего выпрямилась и облегчённо вздохнула.

– Это последний, – объявила она.

Серый Гусь и Голубой Селезень подхватили тело под руки и загрузили на платформу артефакта. Я подошёл ближе и встал рядом с Радвином, который ассистировал Николаю в управлении переносом.

Пропускная способность этого устройства не превышала пяти человек, а потому у Николая и его помощника было достаточно времени, чтобы потренироваться в применении межмировой магии. По сравнению с проявлением Полога Миров этот процесс был достаточно простым – артефакт щедро насыщался энергией из накопителя, оживал, а затем один из операторов творил сложно структурированное заклинание. Платформа начинала светиться, заливая сиянием всех, кто лежал на ней, и спустя полминуты тела исчезали из нашего мира. БАУЛ на это время приходилось выключать, чтобы не создавать помех работе заклинания.

Я посмотрел на задумчивого Радвина и спросил:

– А вы когда отчалите?

– Сразу, – с кажущимся безразличием ответил он. – Нас здесь ничего не держит.

Ага, как же!

– Что-то ты грустный! – заметил я. – Сожалеешь, что не удалось меня победить?

– Не сомневаюсь, что ты тоже будешь скучать по нашим «встречам», – не остался в долгу маг. – Ты что-то хотел мне сказать?

– Просто напомнить слова, которые уже говорил тебе, – ответил я.

– Про то, что есть вещи, за которые не стоит сражаться? – уточнил Радвин.

– Да, – кивнул я. – Но вовсе не потому, что цель не должна оправдывать средства.

– Вот как? – удивился прислушивающийся к нашему разговору Николай. – Тогда почему?

Я внимательно посмотрел на обоих и медленно ответил:

– Потому что достигнутая цель может потребовать от вас платы куда большей, чем сам процесс её достижения. Подумайте над этим.

Николай безразлично пожал плечами и повернулся к платформе, начав наполнять её энергией. Радвин на несколько секунд задумался, но затем и ему пришлось отвлечься на процесс переноса.

Что ж, по крайней мере, я попытался намекнуть на то, что знаю про Полог Миров намного больше их. Но Николай, похоже, уже принял решение. Да и в голосе Радвина звучали фальшивые нотки, когда он говорил о том, что они покинут наш мир. И пусть сейчас мне удалось заставить его задуматься – его начальник был мне не по зубам. Этот точно знал, чего хочет и на что способен, и у меня не было шансов заставить его отказаться от охоты.

Именно поэтому я остался стоять рядом с платформой. И в тот момент, когда свечение полностью скрыло лежащих на платформе магов, сделал вид, что меня кто-то сильно толкнул, и с негромким вскриком упал в магический водоворот.

Знакомая серая пелена межмирового перехода окружила меня. Только в этот раз я воспринимал поток её силы несколько по-другому, потому что имел представление об истинной природе наблюдаемого через интерфейс очков магического буйства. Несколько секунд посреди этого «нигде», и я вывалился в траву возле похожей платформы. Перед глазами появилась знакомая плёнка – Полог Миров готовился унести меня обратно, но я уже знал, как работать с ним.

«Подожди!» – мысленно попросил я, вскакивая на ноги. – «Назад я вернусь не один!»

Плёнка потускнела, но окончательно не исчезла, продолжая маячить на периферии зрения. Безумие моего плана заключалось в том, что я хотел притащить в наш мир того самого богатыря, что пару раз так удачно появлялся. Уж не знаю, откуда взялась во мне уверенность, что он и в этот раз не пропустит шоу, но он был здесь. Стоял в нескольких метрах от меня и с интересом разглядывал лежащие вокруг платформы тела. Он снова был вооружён мечом, а вот кожаных доспехов я на нём не видел. Вместо них он был облачён в простую льняную рубаху с коротким рукавом.

Я шагнул вперёд и протянул руку.

– Нужна помощь! – быстро сказал я. – Пойдём!

Колебался он не больше секунды. Не знаю, о чём он успел подумать за это время, но решение принял быстро. Шагнул вперёд и схватил меня за запястье.

«Можно!» – мысленно сказал я Пологу Миров, и мы нырнули в серую пелену.

Наверное, мой поступок оказался для всех полной неожиданностью. Да, инфоочки находящихся на складе агентов не могли показать никакой направленной на меня магии, но тут был один нюанс. Николай мог колдовать без использования магической энергии, и всем было прекрасно известно об этом. Как этот процесс протекает, я не представлял даже приблизительно, зато догадывался, что подумают мои соратники, увидев такое. Так что, когда мы с богатырём возникли на платформе артефакта, все находящиеся на складе агенты уже целились в замерших в растерянности магов. И хорошо, потому что больше всего я боялся, что перестрелка начнётся до того, как Полог Миров перенесёт нас обратно, и маги сбегут.

Николай, похоже, ожидал чего угодно, кроме моего возвращения. А уж когда разглядел, кто находится рядом со мной, то просто переменился в лице. Стоявшие рядом с ним Алиса и Радвин обернулись и недоумённо посмотрели на нас. Богатырь, как оказалось, тоже готовился совсем к другому. Глянув на Николая, он рефлекторно сжал кулаки, и тут пространство вокруг нас закрутилось в бешеном водовороте, быстро уплотняясь, превращаясь в белёсую стену. Николаю потребовалось две секунды, чтобы поставить вокруг нас пятерых свой временной полог. Он явно рассчитывал на то, что мы останемся вдвоём против них троих, но немного просчитался.

Рванувшимся вперёд Голубому Селезню и Бирюзовой Ласточке хватило этого времени, чтобы оказаться внутри, а затем внешние звуки смолкли, склад исчез, сменившись непроницаемой серой сферой. На мгновение все мы замерли, а затем Николай шагнул к богатырю, неотрывно глядя ему в глаза. Тот уставился на него в ответ. Они буравили друг друга взглядами секунд десять, а затем перешли к делу. Нет, маг не стал кидаться огненными шарами, а богатырь не обнажил меча, но пространство между двумя «путешественниками» буквально затрещало от наполняющей его силы. Это не было простой схваткой – в противостоянии сошлись два разных пути, две великие крайности одного закона. И вмешиваться в эту схватку не стоило, тем более, у остальных тоже нашлись дела.

Через интерфейс инфоочков я увидел, как Радвин покрылся странной дымкой, порождённой висящим на шее амулетом. Я едва уловил неестественно быстрое движение рванувшегося ко мне мага, постарался поставить блок, но тот до меня не дотянулся. Голубой Селезень вдруг прыгнул вперёд и плечом сбил атакующего мага с траектории. Да, под действием амулета скорость Радвина сильно возросла, но Селезню было на это плевать. Хотя, нет, лёгкое скучающее выражение на его лице сменилось заинтересованностью, когда маг мгновенно развернулся и атаковал уже его.

Бирюзовая Ласточка сошлась в рукопашной с Алисой. Хотя, это было громко сказано. Колдунья явно готовилась применить что-то «мозголомное», наподобие того, что использовала Армина, но как только её взгляд затуманился, я выхватил бластер и выстрелил. Вопреки моим ожиданиям, девчонка не стала ставить щит, просто увернувшись от импульса, а затем ей стало не до колдовства. Коршуном налетевшая на неё Ласточка атаковала на максимально доступной скорости, но неожиданно не преуспела. Ей никак не удавалось попасть по Алисе. Складывалось ощущение, что та просто предчувствует удары и уходит с линии атаки заранее. Ласточка не сдавалась; резко меняя направление движения, она била из немыслимых положений, но всё равно не могла попасть. Правда, наносить ответные удары Алиса тоже не успевала. Всё её мастерство уходило на то, чтобы не пропустить особо хитрый удар, так что от девушек доносилось только дыхание, да шарканье ногами по полу.

В отличие от них, Селезень и Радвин напоминали два включённых на полную мощность вентилятора, которые кто-то решил столкнуть лопастями и посмотреть, что получится. Я впервые наблюдал, как наш молчаливый агент работает на полной скорости. Точнее, старался увидеть, потому что разглядеть что-то в этом урагане ударов и блоков было тяжело. До того, что демонстрировал Лиловый Журавль, агент немного не дотягивал, но сейчас я понимал, что вряд ли кто-то ещё из наших способен справиться с ним в рукопашной.

Николай и его противник продолжали стоять неподвижно в центре белёсой сферы. Пространство между ними плыло странными волнами, на лицах обоих выступила испарина, и я даже не представлял, на каком уровне идёт их противостояние. Инфоочки показывали что-то невообразимое, а ТОР при переключении в режим слияния лишь усилил эту невообразимость на порядок.

Ощущение того, что я лишний на этом «празднике», было очень неприятным, но я совершенно не понимал, кому и как могу помочь. Стрелять в Алису бесполезно – увернётся. Вместо Радвина могу попасть в Селезня, да и щит его сразу сработает. А палить в «путешественников» я опасался, потому что не знал, к чему это приведёт.

С начала схватки прошло уже больше полуминуты, когда я решил: какого чёрта?! Агент я или нет? Моя работа – прекращать магические безобразия любым доступным способом. И если нельзя стрелять, то…

Оглядевшись, я подобрал с пола полуметровый кусок деревянной доски, которая когда-то была частью корпуса летающей лодки. Подойдёт! Обойдя Николая со спины, я примерился и от души двинул его импровизированным оружием по затылку. Раздавшийся следом взрыв буквально испарил временную сферу, заставив нас вывалиться в обычную реальность. Я успел заметить, как замерцал и погас мой энергетический щит, а затем почувствовал, что лечу.

Приземление было жёстким.

 

***

 

Когда я очнулся, то первой моей мыслью было: «Только не в лазарет снова!». Но лёгкое покачивание и тихий гул говорили мне, что я нахожусь в машине. Я пошевелился и скривился от боли в правой руке, спине и затылке.

– Очнулся? – спросил меня сидевший рядом Розовый Утёнок. – Говорить можешь?

Я осторожно потёр шишку на затылке, и тут понял, что командир задал какой-то странный вопрос.

– Ты с какой целью интересуешься? – уточнил я.

– С такой, что Селезень на просьбу рассказать, что случилось внутри, лишь улыбается, словно объевшийся сметаны кот, и показывает большой палец, – недовольно ответил он. – А Ласточка наоборот, хмурится, стискивает зубы и отворачивается к окну. И я совершенно не представляю, что случилось внутри этой сферы за те несколько секунд, что прошли между её появлением и взрывом.

– Несколько секунд? – удивился я. – Да мы почти минуту внутри провели!

– То есть, это снова была временная сфера? – уточнил командир.

– Да, – кивнул я. – Только вывернутая наизнанку.

– Ну, так что с вами там произошло? – настойчиво продолжил допытываться Розовый Утёнок. – Дрались?

– Дрались, – кивнул я. – Селезень получил достойного противника, от того он такой довольный. Ласточка, кстати, тоже, вот и грустит. Николай с богатырём вместо драки почему-то устроили игру в «гляделки», а я наслаждался зрелищем, сидя в первом ряду.

– Наслаждался? – с подозрением уточнил командир.

– Да, – подтвердил я. – Первые секунд двадцать. Потом мне надоело, и я решил вразумить одного из участников, тюкнув его по голове чем-нибудь тяжёлым. И теперь очень хочу знать, что было после взрыва, устроенного моим «тюканьем». Что с магами и богатырём.

Командир вздохнул.

– Сбежали маги, – разочарованно ответил он. – БАУЛ включиться не успел, и они ушли. А богатырь, похоже, в свой мир вернулся.

Я мысленно чертыхнулся. Мой замысел провалился, да и смешно было надеяться на успех. Этот план был сумасшедшим с самого начала, а потому уже то, что сработала его первая половина, казалось чудом. Но я, если честно, рассчитывал, что воин Николая уделает. И что дальше? Как ловить мага, чьё колдовство не оставляет следов?

Машина остановилась. Оказалось, что мы уже добрались до Гнезда, и находимся в подземном гараже. Я осторожно вылез наружу, опасаясь, что заработал себе сотрясение мозга. Но голова не кружилась, тошноты не было, и я даже умудрился ничего себе не сломать. А ушибы пройдут, мне не привыкать.

Из соседней машины вылез Лиловый Журавль. Подойдя ближе, он внимательно меня оглядел, а затем кивнул в сторону лифта:

– Пошли!

Я поплёлся следом, размышляя, насколько сильный разнос учинит мне начальство. Мой план провалился, и можно было готовиться к заслуженному наказанию. Не удивлюсь, если мне объявят сразу десяток выговоров с занесением в личное дело и отправят работать на наблюдение. В памяти сразу всплыло предложение Серого Стрижа, озвученное почти две недели назад. Он звал перебраться в пункт наблюдения «Б-44», если станет совсем печально. Я тогда ещё подумал, что агент обращается именно ко мне, а не к Бирюзовой Ласточке, и сейчас его приглашение казалось вполне уместным. А что, ВВЦ – место отличное, да и Ботанический сад, опять же, рядом. А ещё я умею управлять Бураном. Это непосвящённым кажется, что к нему пристроили музей. Я-то точно знаю, что под видом этой нелепой конструкции скрывается полноценная заправочная станция и пункт технического обслуживания. Будем со Стрижом и Мандаринкой летать над городом зимними ночами, своим поведением нервируя Розового Утёнка и вызывая тайную зависть у всех остальных.

С этими мыслями я не заметил, как мы добрались до кабинета Лилового Журавля. Шеф почему-то открыл передо мной дверь, пригласил первым войти внутрь, зашёл следом и тщательно запер замок. Повернувшись ко мне, он сказал два слова, которые я никак не ожидал услышать:

– Ты молодец.

– Что? – Я настолько удивился, что даже перестал дышать.

– Молодец, говорю, – повторил шеф. – Сумел повернуть ситуацию в нашу пользу.

Я с изумлением уставился на командира крыла. Неужели он тоже хотел спровоцировать магов на агрессию? В чём тогда заключался его план?

Шеф прошёл мимо меня, уселся за свой рабочий стол и жестом предложил занять кресло напротив.

– Ты, должно быть, гадаешь, в чём заключался мой план действий. – Его прозорливости я уже не удивлялся. – Я с самого начала стал отталкиваться от предположения, что в нашем мире присутствует и третья сторона, которая не афиширует себя. И если «порталисты» с «артефакторами» быстро вошли в разряд известных величин, то про Николая и его подручных не было никакой информации, равно как и об их планах. Надо было спровоцировать их на открытые действия, и одна из таких попыток удалась.

– Кажется, догадываюсь, – кивнул я. – Радвин ведь не просто так сдался нам, верно?

Шеф качнул головой и развёл руками.

– Нет, – ответил он. – В той погоне он выступал именно в качестве дезертира, и мы не имеем прямого отношения к этому. Нужное событие произошло позже. Николай ведь всеми силами старался столкнуть лбами Диего и Армину. А когда на горизонте появились мы, то сделал так, чтобы мы тоже вмешались в эту разборку. След Полога Миров стал для него неожиданностью, но от своих изначальных планов он и не думал отказываться. И пока мы воевали, для него всё шло, как надо. Но как только мы решили устроить переговоры, пусть и ничего не значащие, Николай забеспокоился. Да, Алиса снабжала его всей информацией со стороны «порталистов», но тот факт, что мы изначально планировали разговаривать только с Арминой, заставил его открыться. Диего-то явился на переговоры без приглашения.

– И именно поэтому вы не стали говорить нам с Розовым Утёнком про первых пленников? – спросил я.

– Да, – кивнул шеф. – Мне нужно было удостовериться, что у нас есть сильный козырь в рукаве и одновременно сделать так, чтобы у вас сохранилась уверенность в нашей непричастности. Думаю, что Диего с Арминой ещё во время переговоров начали подозревать наличие прячущихся конкурентов, что стало дополнительным стимулом для Николая выйти из тени.

Я понимающе кивнул. Это для меня противостояние с магами быстро перешло в разряд личной вендетты. А командир крыла работал в своей привычной манере, планируя события на несколько шагов вперёд и каждым действием достигая двух-трёх целей. Вот только в этом случае моя самодеятельность должна была сильно повлиять на его замыслы. А тут похвала…

– Но… почему вы сказали, что я поступил правильно? – вернулся я к первому вопросу.

– Потому что у меня не было чёткого плана, как поступить с нашими неожиданными союзниками после победы над Диего и Арминой, – словно нехотя ответил Лиловый Журавль. – Если бы мы просто предложили им переговоры относительно будущего Полога Миров и их целей, то это выглядело бы проявлением слабости. Ты же сумел спровоцировать столкновение, причём им пришлось отступить. Более того, все агенты считают их агрессорами и предателями, ударившими нам в спину. И сейчас любое наше предложение можно обставить, как некий акт снисхождения к совершившему ошибку противнику. Не удивлюсь, если они первыми захотят пообщаться.

– А им-то это зачем? – нахмурился я.

– Очевидно, что для них лучшим вариантом будет мирное решение вопроса, – пожал плечами шеф. – Да, они многое о нас знают, но и мы получили достаточно данных для вполне успешной борьбы с ними. Они не могут этого не понимать, а потому постараются убедить нас отдать им артефакт добровольно. Или, что маловероятно, у нас получится убедить их в том, что безопаснее всего будет оставить Полог Миров нам.

– Нет, – вздохнул я. – От борьбы за него они никогда не откажутся.

Лиловый Журавль заинтересованно поднял брови.

– Поясни, – попросил он.

– Дело в том, что Полог Миров не является артефактом в привычном понимании, – начал я. – Это нечто большее. Тот «мяч», что я умыкнул у магов четыре года назад – это управляющий модуль, пульт управления, с помощью которого можно отдавать команды основной системе. Сам Полог Миров не имеет физического воплощения. Это структура, существующая над обоими мирами и определяющая законы, по которым они существуют.

– Хочешь сказать, что артефакт… то, за чем охотятся маги, позволяет вмешиваться в эти законы? – уточнил шеф.

– Не просто вмешиваться! – Я подался вперёд и хлопнул рукой по столу. – Полог Миров даёт возможность менять их, убирать ненужные и создавать новые. Например, можно сделать так, что люди будут после смерти воскресать определённое количество раз. Создать условия для материализации мыслей. Наделить всех способностью видеть будущее. Не говоря уже о такой мелочи, как значения скорости света, числа «пи» или возможности пройти сотню километров одним шагом.

Я помолчал немного и добавил:

– А уж в рамках существующих законов Полог Миров позволяет творить вообще что угодно.

Лиловый Журавль снял очки и устало потёр лоб.

– Если я правильно понимаю, то расхождение миров – это пример вмешательство в один из законов, так?

– Да, – кивнул я. – А то, что описано в «тринадцатом деле» – это прямая реализация одного из них. Я могу его отменить в любой момент, вот только всё имеет свою цену. И если у меня получалось относительно безопасно для своей личности осуществлять минимальные воздействия – вспоминать прошлое и видеть настоящее, то что-то более серьёзное в одиночку лучше не пробовать. Сгорю, несмотря на защиту БАУЛа.

– Вот как? – удивился шеф. – Что ж, теперь я понимаю стремление магов завладеть артефактом. От такой власти никто добровольно не откажется.

– Не откажется, – согласился я. – Но есть ещё кое-что.

Я сделал паузу, вспоминая слова второго послания самому себе. То, что я услышал, оказалось слишком неожиданным, но осмыслить это я попросту не успел – пришлось браться за оружие и отправляться на охоту. Подумать над этим мне удалось лишь после драки, когда мы караваном отправились на склад, доставляя поверженных магов к артефакту переноса. Именно тогда я понял, что последние годы сильно заблуждался на свой счёт.

– Четыре года назад со мной произошли два события, – пояснил я в ответ на заинтересованный взгляд Лилового Журавля. – Сначала я стёр себе память, а затем решил оставить оперативную службу. До сегодняшнего утра я считал, что первый поступок был обусловлен желанием спрятать артефакт, а второй – провалом операции.

– Мы этот вопрос уже обсуждали, – напомнил шеф. – Ты умудрился заблокировать что-то важное, ставшее неотъемлемой частью тебя. Вопрос только в том, что это было такое.

Я снял очки и посмотрел ему в глаза. Затем оглядел стол, взял из лотка на столе лист бумаги и лежащий рядом карандаш. На то, чтобы нарисовать два небольших круга и соединить их линией, ушло несколько секунд. Показав рисунок шефу, я пояснил:

– Это наша связка наших миров.

Шеф кивнул, и я быстро нарисовал ещё несколько таких связок сверху и снизу. Закончив работу, я протянул лист Лиловому Журавлю.

– Похоже на ДНК, – заметил он, глядя на рисунок.

Я кивнул, забрал у него лист и на обратной стороне постарался изобразить дерево, состоящее из таких цепочек. В узлах дерева располагались связи, состоящие из трёх-четырёх кругов.

– Это то немногое, что действительно осталось в моей памяти, – прокомментировал я, показывая шефу второй рисунок. – Полог Миров неразрывно связан с другими такими же, и вместе они образуют что-то настолько невообразимое, что нашего уровня мышления просто недостаточно для его постижения.

Я положил карандаш на стол и снова посмотрел на Лилового Журавля.

– Четыре года назад я остался с артефактом один-на-один, но с ментальной защитой, которую поставили на меня маги, – продолжил я. – И первое, что сделал – задал вопрос: «Что ты такое?». Этот вопрос оказался равноценен пожеланию «хочу знать всё», и на меня хлынул такой поток информации, что я через несколько секунд просто потерял сознание. Правда, спустя минуту я очнулся, и тут же понял, какую ошибку совершил. С теми знаниями, что я успел получить, моя жизнь стала казаться существованием декоративной рыбёшки в аквариуме – мелкой, однообразной и невообразимо скучной. Представьте, что вы со своими знаниями заперты в таком крохотном теле, и вы поймёте, как я себя чувствовал. Так что выход я видел только один.

– Стереть себе память, – кивнул шеф. – С гарантией, чтобы никто не мог восстановить.

– Да, – ответил я. – Я снова подключился к Пологу Миров и отдал три группы приказов. Во-первых, артефакт должен был изъять воспоминания магов о сегодняшнем дне, а самих отправить домой. Во-вторых, он должен был сделать примерно то же самое со мной, но только после того, как я запишу сообщение на видео. Ещё он должен был не дать мне вспомнить всё, выдав второе послание с предупреждением. А в-третьих, сам артефакт должен был спрятаться ото всех, кроме меня, но отзываться только на своё название, которое я тоже изъял из собственной памяти.

Я помолчал и закончил:

– Вы были правы, моё решение уйти из оперативников было последствием манипуляции с памятью. Я изменился не из-за провала, а по причине того, что на месте тех знаний, что я успел впитать в себя, вдруг образовалась пустота.

Я умолк. Примерно минуту в кабинете шефа царила тишина, а затем Лиловый Журавль пошевелился и спросил:

– Есть предположения, что из этого известно магам?

Я пожал плечами. В принципе, и десятой части этих знаний было достаточно, чтобы не жалеть сил в поиске артефакта, и мы оба это прекрасно понимали. А ещё во мне крепла уверенность, что закончится всё очень быстро. Я всегда мог подключиться к Пологу Миров и сделать с оставшейся троицей магов всё, что угодно, но проблема была в том, что существовал риск потерять свою личность.

Как оказалось, предчувствие меня не обмануло. Шеф вдруг надел инфоочки, несколько секунд что-то слушал, а затем обратился ко мне.

– Маги хотят переговоров, – сообщил он. – Требуют не больше троих агентов и твоего обязательного присутствия. Будут ждать там же, где вы разговаривали с Арминой и Диего. Поехали.

 

***

 

Погода не радовала. Небо затянуло однотонной серой пеленой облаков, чуть более яркой в том месте, где скрывалось солнце. Ветер практически стих, и на город опустилась духота. Даже в парках, среди деревьев, не ощущалась заветная прохлада, и настроение от этого было по-настоящему скверным.

Мы с Лиловым Журавлём и Розовым Утёнком оставили остальных в полусотне метров от летней веранды, выполненной из тёмно-коричневого дерева. Маги были явно на взводе, так что лишний раз нервировать их, большим количеством людей мы не стали.

Они уже ждали нас, сидя за одним из столов, причём других людей не наблюдалось не только на самой веранде, но и внутри кафе, и даже вокруг него в радиусе двух десятков метров. Причина этого была проста – инфоочки показывали развёрнутую магическую сферу с уже изученной нами сигнатурой отвлечения внимания. Помимо неё, каждый из этой троицы был окружён персональной защитой. Инфоочки показывали «жёлтый» уровень магии, но плотность щитов была настолько высокой, что я засомневался в способности наших штатных бластеров справиться с такой преградой.

– Хочу предупредить, – начал Николай, когда мы сели за стол напротив них. – Увидим кого-то, кроме вас – будем считать это нападением. Почувствуем, что включается ваш блокиратор – аналогично. Попытаетесь достать оружие или фотоаппарат…

Он прервал фразу и обвёл нас тяжёлым взглядом. Он что, действительно, нас боится? Или просто пытается давить?

Севший в центре Лиловый Журавль степенно кивнул и ответил:

– Тогда, надеюсь, вы не будете возражать против этого.

Он медленно отвернул край пиджака, запустил руку во внутренний карман и осторожно извлёк на свет «баранку» ТОРа. Продемонстрировав его магам, шеф положил аппарат на стол перед собой.

Интересно, зачем он ему?

– Что это такое? – с лёгкой настороженностью в голосе спросил Николай.

– Записывающая аппаратура, – ответил я, не вдаваясь в детали.

– Они это на прошлых переговорах использовали, – добавила Алиса. – Я рассказывала.

Николай кивнул и вдруг посмотрел на меня так пристально, что я порадовался тому, что мои глаза закрыты инфоочками. Радвин и Алиса тоже уставились на меня.

– Зачем ты это сделал? – глухо спросил «путешественник».

– Что сделал? – невинно уточнил я. – Дал тебе по голове?

Наверное, для мага это был больной вопрос, – ещё бы, после такого удара, – потому что его лицо скривилось в злой гримасе.

– Зачем ты нас так подставил? – встрял Радвин.

Я перевёл взгляд на него и невесело усмехнулся.

– А почему ты соврал мне, когда сказал, что вы вернётесь в свой мир? – спросил я. – Разве вы не собирались тайно остаться здесь, дождаться, пока я останусь один и завершить начатое Арминой и Диего? Мне не нужно быть ментальным магом, чтобы понять, что оставлять артефакт нам вы не собирались.

– И, кстати, что вы планировали с ним делать? – поинтересовался Розовый Утёнок.

– Наши планы не имеют для вас никакого значения, – отрезал Николай. – Важно одно: Полог Миров опасен для вашего мира, и его нельзя здесь оставлять.

– Если вы не заметили, то иметь дело с опасными артефактами – наша работа, – проворчал я.

– С такими вы ещё дел не имели, – заявил маг, и его палец указал на меня. – Я не знаю, как тебе удалось привязать его к себе и остаться в живых, но уверен, что тебе просто повезло. Я чувствовал твою работу с ним в последние дни и могу с уверенностью сказать, что скоро он тебя убьёт. Против него не поможет никакая защита.

Мне его слова не понравились. Не то, чтобы я верил в его заботу обо мне, нет. Просто Николай был абсолютно прав. Пусть не так быстро, как он предрекает, но Полог Миров до меня доберётся. А если я уберу привязку и проявлю его в нашем мире, то через некоторое время сюда слетятся все способные на перемещение между мирами маги.

– Что вы предлагаете? – спросил Розовый Утёнок.

– Ничего невыполнимого, – ответил Николай. – Вы отдаёте нам артефакт, и мы уходим. У нашего анклава достаточно ресурсов, чтобы обуздать мощь Полога Миров.

А вот тут он просчитался! Не учёл того, что мы знаем больше, чем он. Обуздать эту мощь? Не смешите мои… моего подопечного!

Похоже, что Лиловый Журавль подумал о том же.

– У нас есть встречное предложение, – мягким голосом сказал он. – Вы снимаете свою защиту, добровольно проходите процедуру коррекции памяти и отправляетесь домой. Готов обещать, что обойдёмся с вами предельно аккуратно, и вы даже будете считать, что достигли всех своих целей. Вот только Полог Миров больше не будет вас беспокоить.

Пока он говорил, Николай медленно мрачнел, а Радвин рефлекторно сжимал кулаки. Лишь Алиса выглядела невозмутимой. А вот я не понимал, какую игру затеял шеф на этот раз. Такие провоцирующие заявления можно делать только с позиции силы, причём, будучи уверенным в успехе. Но лично я не видел благоприятного выхода из сложившейся ситуации.

– Не пойдёт! – прорычал разозлённый Николай, когда шеф закончил озвучивать своё предложение. – Решайте сейчас: либо вы отдаёте нам артефакт, либо мы приводим армию. Все ваши сильные и слабые стороны мы хорошо изучили. Даю вам минуту.

Чёрт, неужели опять придётся драться? Я на всякий случай сунул руку в карман с бластером. Вступать в бой сейчас не хотелось. Во-первых, маги хорошо потратились на защиту, а во-вторых, Николай в любой момент мог применить свою «немагическую» силу.

– Не надо минуты, – покачал головой Лиловый Журавль. – Мы уже решили.

И в этот момент лежащий перед ним ТОР полыхнул светом. Интерфейс инфоочков взорвался помехами, я рефлекторно выхватил бластер, но сразу понял, что оружие не понадобится. Все три мага сидели за столом с отрешёнными лицами и опустевшими взглядами. Я посмотрел вниз и увидел, что у оставшегося на столе «бублика» отсутствует верхняя часть, и его внутренности странно светятся, непрерывно мерцая.

– Что это? – спросил я.

– Антимагическая граната, совмещённая с излучателем корректора памяти, – удовлетворённо ответил шеф. – Экспериментальная разработка, которая так и не пошла в серию. Ближайшие пять минут в радиусе десяти метров будет невозможна никакая магия. – Он повернулся к Розовому Утёнку. – Позови группу зачистки.

Тот кивнул и поднялся из-за стола. Мы с шефом тоже покинули веранду и вышли под открытое небо. Интерфейс очков тут же перестал сбоить, вернувшись в норму.

– Недостатки у неё всё те же? – поинтересовался я.

– Да, – ответил Лиловый Журавль. – Запредельно высокая цена и негативное влияние на обычную электронику. Инфоочки это воздействие кое-как выдерживают, а вот бластер и щит можешь отдавать на починку.

– Ясно, – вздохнул я.

Мы проводили взглядами спешивших к веранде Зелёного Огаря, Бирюзовую Ласточку и Синюю Чайку, а затем шеф вздохнул.

– Осталось решить последний вопрос, – сказал он. – Что ты собираешься делать с артефактом.

Я ответил не сразу. Действительно, что? Оставить его у себя я не мог. Отправить в какой-либо из миров? Так он там мгновенно станет яблоком раздора! Я задумчиво потёр подбородок, и тут меня осенило.

– Кажется, у меня есть идея, – ответил я с довольной улыбкой.

 

Интерлюдия

– И что же это была за идея? – спросил гость.

– Извини, – Белый Бекас развёл руками. – Про это рассказывать не имею права. Я бы и некоторые подробности истории опустил, если бы не личная просьба Лилового Журавля… твоего ученика.

– Да-а, – протянул Алексей. – Ученик серьёзно вырос. Ну ладно, настаивать не буду. За рассказ благодарю, теперь мне многое стало понятным.

– А вот мне до сих пор не ясны два момента, – заметил агент. – Как тебе всё время удавалось появляться в нужное время в нужном месте? И почему ты дрался в одиночку, когда ясно дал понять, что действуешь не один?

– По поводу первого всё просто, – с улыбкой ответил воин. – Эта способность всех удивляет. Её я получил в результате того, что вы назвали «путешествием». Просто однажды начал чувствовать, где и когда моя помощь потребуется в следующий раз. Из-за этого я постоянно в дороге и нигде не задерживаюсь надолго. А вот ответить на твой второй вопрос я, пожалуй, не сумею.

Воин помолчал, словно обдумывая, о чём стоит сказать.

– После твоего рассказа мне уже кажется, что все эти люди собрались не случайно, – продолжил он. – У каждого из них свои цели, свои пути, и дело даже не в том, что между мирами могу ходить только я. Главное – то, что нас объединяет…

Он вдруг махнул рукой и добавил:

– В общем, как сказали писатели, это уже совсем другая история.

– Интересно, каково это, ходить по дорогам мира, где расстояние зависит от того, кто идёт? – мечтательно спросил Белый Бекас.

– Приезжай к нам, сам посмотришь, – предложил Алексей. – Совершишь «путешествие», обретёшь силу.

– Нет, – покачал головой агент. – Мой путь проходит здесь. А в свете полученных знаний, я склонен считать, что «тринадцатое дело» касается любого человека, где бы он ни жил. И расхождение миров тут ни при чём, просто у нас за последние века появилось большое количество новых путей, и с каждым годом их разнообразие растёт. Многим из нас уже нет необходимости отправляться в другой мир – яркие приключения начинаются уже за порогом дома.

Воин улыбнулся и встал из-за стола.

– Спасибо за рассказ, агент, – сказал он, протягивая руку. – Надеюсь эта история не получит продолжения и вам не придётся снова открывать это дело.

– Тебе спасибо, что помог, – поблагодарил Белый Бекас, тоже поднимаясь и пожимая руку гостя. – А что касается «тринадцатого дела», то оно не будет закрыто, пока по дорогам наших миров идёт хотя бы один «путешественник».

 

Эпилог

Я вздохнул и открыл глаза. Тут же повернул голову, глядя на то, как Синяя Чайка аккуратно загружает светящийся зелёный шарик в экранированный контейнер. Это был совсем не тот предмет, который четыре года назад проявили в нашем мире маги. Данный экземпляр имел гораздо меньшие размеры, хотя светился так же интенсивно.

Пришедшая мне в голову идея была проста. Сам артефакт остался скрытым в межмировом пространстве, а привязку я перекинул на посторонний предмет. В качестве основы я решил использовать органику – это мне показалось самым правильным. Поэтому заготовкой послужило обычное зелёное яблоко. Пришлось, конечно, потрудиться, сделав фрукт «нетленным», но много времени это не заняло.

У учёных эта идея моментально вызвала ассоциации с яблоком познания из райского сада, и они тут же сделали попытку вывести новую теорию на основе данного факта. Пришлось отвлечь их, чтобы помогли в процессе переноса привязки.

Контейнер щёлкнул замком и подал звуковой сигнал, устанавливая экранирование. К нему тут же подошёл Лиловый Журавль и дополнительно запечатал замок своим личным кодом доступа. Закончив, шеф сунул контейнер подмышку и покинул помещение. Не знаю, где он планировал его спрятать, но я бы на его месте унёс опасный фрукт в самые глубины технических этажей здания, оставив в возможных местах хранения артефактов пустые «обманки». Возможно, он так и поступит.

После работы с Пологом Миров впервые не ощущалось никаких негативных эффектов. Я даже чувствовал некоторое облегчение от осознания факта, что рядом больше не маячит эта сущность. Ещё, наконец, пришло удовлетворение, ведь операция по противодействию магам завершилась, и можно было расслабиться.

Одно из наиболее подходящих для этого мест находилось на верхних этажах здания.

Я стоял, опершись на балконные перила, и глядел вдаль, на постепенно рассеивающиеся облака и начинающийся закат. Субботний вечер был свежим и спокойным. Небо очищалось от туч, и я видел в этом некий символ нашего успеха.

Николая, Алису и Радвина мы обработали по другой схеме, нежели Диего, Армину и их людей. Мы не могли самостоятельно отправить их домой, но внушили, что их работа здесь завершена, и строительство портала удалось предотвратить. Любые воспоминания про Полог Миров и агентов Ф.О.Р.С. были заблокированы по самой жёсткой схеме. С ними я сделал почти то же самое, что и с собой четыре года назад – усилил блокировку с помощью артефакта, чем окончательно закрепил наш успех. Вряд ли у них получится вспомнить хоть что-то, но даже если такое и произойдёт – я больше не стану объектом всеобщего интереса.

Лиловый Журавль появился минут через двадцать. Молча встал рядом, посмотрел на небо и спросил:

– Как самочувствие?

– В целом, хорошо, – пожал плечами я. – Рад, что всё закончилось. Только очень хочется потерзаться одним морально-этическим вопросом. Пусть косвенно, но я повлиял на то, как будет развиваться мир… миры… в ближайшие столетия. Они начали сходиться, да и маги на той стороне наверняка опять начнут внутренние разборки. И это не может не повлиять на нас. – Я повернул голову и посмотрел на шефа. – Мне не дано видеть будущее, но очень не хочется однажды понять, что я где-то допустил ошибку. Или чтобы мои потомки сказали, что их предшественник сделал неправильный выбор.

Лиловый Журавль понимающе кивнул.

– А ты умножь это чувство раз в двадцать, – предложил он. – И тогда ты поймёшь, каково приходится мне.

– Всё так плохо? – удивлённо спросил я.

– Нет, конечно, – покачал головой шеф. – Это дело привычки. Мне, например, уже не раз доводилось жалеть о сделанном выборе. Но потом я понял простую истину.

Я посмотрел на шефа. Лиловый Журавль был спокоен, и во взгляде его не было груза тайн и непростых решений.

– Какое бы ты решение ни принял, – продолжил он, – достичь идеального результата вряд ли сумеешь. Невозможно организовать «счастье для всех, даром». И если накатит сожаление о том, что сделал или не сделал, просто вспомни второе и третье слова из названия нашей организации, и подумай, поступал ли ты в соответствии с ними. Это в нашей работе самое главное.

Он сделал паузу, посмотрел на меня и неожиданно добавил:

– А сейчас просто знай, что высокое начальство в лице меня осталось довольно твоей работой.

И было в его голосе столько спокойствия и уверенности, что я, наконец, сумел окончательно расслабиться и выкинуть тревожные мысли из головы.

– Ты, кстати, слышал историю, как я однажды в парке столкнулся с чудаком в смешной маске, который людей пугал? – спросил вдруг шеф.

– Это с тем, которого вы головой об дерево приложили? – невинно спросил я.

– Откуда такие сведения? – удивился он. – Он бежал ко мне, споткнулся, и ударился сам. В маске же не видно ничего!

– Два раза подряд? – удивлённо уточнил я и вдруг заметил, что Лиловый Журавль широко улыбается.

– Шеф, шеф, – раздался за нашими спинами голос Бордового Сокола. – А нам премию дадут? За проявленное мужество и героизм.

Парень выскочил на балкон и только тут заметил, что я не один.

– Ой! – стушевался он. – Я… это…

– Пошутил? – яростно спросил я и поднёс к его носу кулак. – Только попробуй сказать, что это шутка!

Я повернулся к шефу и спокойным тоном добавил:

– Мне тоже премию. И отпуск!

Лиловый Журавль усмехнулся и, ничего не ответив, вышел с балкона. Но я почему-то был уверен, что обязательно попаду в список агентов, у которых получилось уйти в отпуск летом. Сокол проводил командира крыла заинтересованным взглядом и повернулся ко мне.

– Шеф, а про Лилового Журавля правду говорят, что…

– Догони да спроси, – лениво прервал его я и отвернулся.

Закатное солнце меня в тот момент интересовало куда больше, чем вопросы подопечного.

Парень неуверенно переступил с ноги на ногу, но остался на месте.

– Вот вы где! – донёсся из коридора голос, и на балконе появился Чёрный Пингвин. – Что, Сокол, небось, все эти дни в засаде просидел?

Этот был в своём репертуаре. Он что, не удосужился с последними оперативными сводками ознакомиться?

– Ничего, – продолжал Пингвин. – Пора возвращаться под крыло настоящего профессионала. Гарантирую, скучно не будет!

– Не-а! – Я обернулся, довольно ухмыляясь. – Пока действует приказ Розового Утёнка, я его тебе не отдам. Тем более, ему ещё надо рапорт написать, так сказать, по горячим следам.

– Нет! – Сокол воззрился на меня с выражением явного ужаса на лице. – Шеф, не надо! Пожалуйста!

Он молитвенно сложил руки, но я не повёлся на его игру.

– Да и вообще, – продолжил я. – Приказом командира подразделения я имею право привлекать к расследованию любого агента. Официально дело ещё не закрыто – одна только аналитика оперативных видеозаписей неделю займёт. А ты, агент Чёрный Пингвин, сможешь взглянуть на них свежим взглядом, может, что нового и разглядишь.

Я с удовольствием посмотрел на его вытянувшееся лицо и закончил:

– И вообще, неужели вы всерьёз считаете, что я должен выполнять за вас свою работу?

Наглеть, так наглеть! Тем более, начальство моей работой полностью удовлетворено.