skip to Main Content
«Тринадцатое дело», часть 10 из 13

«Тринадцатое дело», часть 10 из 13

Публикуем десятый фрагмент книги «Тринадцатое дело».

Сегодня это третья интерлюдия и начало третьей части книги. В основном агенты будут заниматься разговорами, хоть и не обойдётся без небольшого экшна.

Интерлюдия

Белый Бекас посмотрел на пустую чашку в руках и поставил её в сторону. Он по-прежнему выглядел расслабленным, вот только в его движениях можно было заметить лёгкий оттенок усталости. Взяв паузу в рассказе, агент сцепил пальцы рук на затылке и со вздохом потянулся, разминая плечи.

Воин сидел неподвижно, задумчиво глядя куда-то в стену. Глубокие складки на лбу и нахмуренные седые брови показывали, что он сильно недоволен тем, что услышал. С полминуты он думал о чём-то своём, а затем невесело усмехнулся.

– Значит, Полог Миров, – проговорил он. – Легенда настолько древняя, что про неё почти успели забыть.

– Опасная оказалась легенда, – отозвался агент. – Причём, не только для меня самого.

– Понимаю, – кивнул гость. – Я мало знаю про этот артефакт, но могущество его под сомнение не ставлю.

– Я вообще уверен, что всех его возможностей не знает никто, – задумчиво сказал Бекас. – Но даже малой доли знаний хватило магам для того, чтобы так и не оставить попыток заполучить его. И у меня даже была мысль о том, что переход Радвина на нашу сторону – это мастерски разыгранный спектакль.

– Не похоже, – покачал головой воин. – Не могли же они знать про пустые дороги и скорость ваших машин.

– Не могли, – согласился агент. – Но то, что он затеял свою игру, было понятно с самого начала.

– В этом вся их суть, – кивнул гость. – Верить в их благородные побуждения – последнее дело, особенно когда на кону стоит такое могущество.

– И это могущество четыре года находилось рядом со мной, – сказал Белый Бекас. – Но стоило к нему обратиться, как артефакт преподнёс мне сюрприз, из-за которого я снова очутился в лазарете и лишился всякого желания продолжать эксперименты.

– Я так понимаю, пострадал ты не особо сильно, – заметил воин.

– Скорее, получил встряску, причём даже не такую серьёзную, как в первый раз, – уточнил агент.

– И что же произошло дальше? – поинтересовался гость.

– Наступило утро, и мы продолжили разговор с магом – ответил агент, странно улыбнувшись.

– О чём?

– Тема оказалась достаточно серьёзной, – Белый Бекас провёл руками по стриженой макушке и положил руки на стол. – Я увернулся от его хука в челюсть и в ответ двинул кулаком в ухо. Впрочем, он успел поставить блок…

 

Часть третья

Глава 17. Стратегия и тактика.

Проснулся я мгновенно, как будто кто-то включил моё сознание, нажав невидимую кнопку. Переход от сна к яви был настолько резким, что я даже не сразу понял, что знакомый белый потолок надо мной – это не сон. Быстрый взгляд по сторонам позволил мне понять, что я действительно лежу на кровати в лазарете. Вот только в этот раз меня не стали переодевать в пижаму и подключать к телу датчики – лишь обувь с галстуком сняли.

За окном царили светлые сумерки, не позволяя понять, какое сейчас время суток: рассвет, закат или же просто сильная облачность. Но я помнил, что Синяя Чайка велела спать до утра. Интересно, сколько же я провалялся?

На всякий случай прогнал по телу стандартный тест, напрягая мышцы и делая глубокие вдохи. Нет, в этот раз меня не пытались порвать на сотню маленьких бекасиков, но то, что я вчера лишился возможности полноценно двигаться, откровенно пугало.

Несмотря на опасения, с организмом всё оказалось в порядке. Более того, даже голова не закружилась, когда я осторожно сел на кровати – лишь возникло небольшое ощущение дежавю. Тело слушалось прекрасно, не делая и малейшей попытки забастовать. Это радовало, но вот с практикой регулярного посещения лазарета пора было заканчивать.

Ботинки нашлись под кроватью, галстук и инфоочки – на тумбочке рядом. Очкам я обрадовался больше всего, тут же нацепив на нос столь важный инструмент. Сканер опознал владельца, знакомый интерфейс развернулся перед глазами, и я тут же узнал две новости. Во-первых, в этот раз я проспал меньше суток – часы показывали шесть утра без нескольких минут. Осознав, что пропустил обед и ужин, мой желудок предупреждающе квакнул. Второй новостью было сообщение от Синей Чайки, записанное на видео – иконка маленькой кинокамеры призывно мигала в нижнем левом углу. Торопиться мне было явно некуда, поэтому я включил воспроизведение и тут же увидел крупным планом хмурое лицо учёной. По её движениям я понял, что она держит мои инфоочки перед собой, записывая сообщение напрямую.

Агент Белый Бекас, я тебя поздравляю, – строго сказала Чайка. – Ты снова сделал хорошую попытку отбросить коньки, несмотря на предупреждение доктора Волкова. Твоя нервная система перенапряглась так, что едва не пошла вразнос, так что её пришлось экстренно перезагрузить. Нам такое уже приходилось лечить, поэтому проснуться ты должен бодрым, без вредных последствий для организма. Но я тебя предупреждаю: если снова захочешь поэкспериментировать с Пологом Миров, то выкарабкиваться будешь сам, без моей помощи. Всё, отдыхай!

Видеозапись закончилась, сменившись изображением стены лазарета. Я задумчиво потёр небритый подбородок, и только сейчас обратил внимание на странное ощущение. Как будто что-то очень большое и сильное находилось рядом, и я мог легко до него дотянуться, достаточно лишь небольшого усилия воли. Просто позвать – и тогда можно будет горы свернуть…

Ну, уж нет! Одной попытки мне было достаточно, чтобы понять, что с голыми руками на этот артефакт лезть нельзя. Да и не артефакт это вовсе, а что-то большее. Что-то древнее и могущественное, стоящее над мирами и способное поглотить разум неподготовленного человека, растворить его в себе. Теперь я понимал, почему принял решение стереть себе память четыре года назад. Наверняка я узнал про Полог Миров куда больше, и соблазн использовать это могущество оказался намного сильнее. Но как же мне, чёрт возьми, удалось устоять перед ним тогда?

Несмотря на то, что мы получили ответы на часть вопросов из нашего списка, в пору было добавлять столько же новых, если не больше. И пусть мы разобрались в мотивации магов – у меня складывалось ощущение, что мы по-прежнему не знаем чего-то важного. Чувство правильности подсказывало, что самое главное сейчас – вспомнить всё целиком, но как это сделать, я не представлял.

Я сунул ноги в ботинки, небрежно нацепил галстук и прошёлся до окна, невольно завидуя Лиловому Журавлю. Мне бы такую работу – сначала долго наблюдаешь со стороны, как другие суетятся, собираешь всю доступную информацию, определяешь ключевой момент. А затем раз! И одно сказанное слово направляет события в нужную тебе сторону.

За окном было мрачно. Солнце уже взошло, но пряталось за пеленой серых бугристых облаков, отчего просыпающийся город казался полупустым и никому не нужным. Где-то вдалеке медленно ползла по небу грозовая туча, и короткие вспышки молний делали хмурое настроение откровенно мрачным.

– Пятница, блин! – проворчал я, отворачиваясь от окна и раздумывая, чем бы себя занять.

Спать не хотелось; агенты должны были собраться не раньше, чем через пару часов, а продолжать допрос мага в одиночку было бессмысленно. Интересно, а чем он сейчас занят?

Я активировал поиск – сигнатуру мага уже внесли в наши базы – и сильно удивился, обнаружив Радвина в зале для единоборств. Решил размяться? Тем лучше! Я быстро вышел из лазарета и повернул в сторону лестницы.

Маг действительно занимался какой-то непонятной гимнастикой. Перемещаясь по татами короткими шагами, он странно раскачивался, делая руками движения, будто постоянно что-то отталкивал от себя. Напился до зелёных чертей и теперь сражается с ними? А что, очень похоже!

На низкой скамье возле стены я обнаружил Голубого Селезня, который сидел и внимательно наблюдал за странной разминкой. Или нет? Меня удивило то, что на моё появление агент никак не отреагировал, а когда я провёл рукой перед его лицом, то понял, что наш «железный» Селезень банально спит, пользуясь тем, что за очками никто не видит его закрытых глаз.

Я тронул его за плечо, заставляя проснуться.

– Иди, отдохни, – предложил я. – Я за ним присмотрю.

Агент встал и с некоторым сомнением посмотрел на меня.

– Нет, я в порядке, – покачал я головой. – Просто надо проверить, в какой я форме.

Селезень пожал плечами и вышел, а я повернулся к магу, который уже заметил моё появление и теперь глядел на меня оценивающим взглядом. Я снял очки, оставил их вместе с галстуком на скамье и вышел на татами, разминая плечи. Не знаю почему, но, глядя на этого человека, я испытывал сильное раздражение. Не то, чтобы он мне не нравился, да и в лазарете я оказывался не по его вине, но весь мой негатив от постоянных стычек с магами странным образом сконцентрировался на Радвине.

– Тоже не спится? – ехидно спросил маг.

– Наотдыхался уже, – хмуро ответил я. – Вашими заботами.

– Ну, я-то тут ни при чём, – отозвался он. – Я простой наёмник, и меня с ними не было четыре года назад.

– Ты ни при чём?! – возмутился я. – А кто в меня при первой встрече огненными шарами кидался? Да и вообще, я из-за вас уже дней десять голову ломаю, а в перерывах стараюсь не сломать шею.

– Во-первых, ты тогда в меня стрелял, – начал перечислять маг.

– Работа такая, – оборвал его я.

– У меня тоже, – кивнул он.

– Вот и работал бы у себя, – зло отрезал я. – Что вы вообще сюда припёрлись?! Вам что тут, мёдом намазано?

Я чувствовал, что начинаю перегибать палку, но мне в тот момент было всё равно.

– Я уже объяснял, что у наших анклавов есть свои интересы, – холодно ответил Радвин.

Судя по его голосу, он перестал ехидствовать и начал говорить серьёзно.

– Вот только не объяснил, кто будет платить за устроенные вами разрушения, – заметил я. – Явились, блин, как к себе домой, и давай бардак устраивать!

– Я…

– Ты не наёмник! – Меня уже несло, и я просто не желал останавливаться. – Ты псих, который в детстве мечтал стать пиратом!

– Надо было прибить тебя на той поляне, – угрожающе сказал Радвин.

– Так что же не прибил? – издевательским тоном спросил я. – Силёнок не хватило?

– Сейчас хватит, – тихо ответил он, поднимая сжатые кулаки.

– Уверен? – уточнил я, разминая руки.

– Да, – кивнул он.

– Без магии.

– И ваших приборов.

Я сделал шаг вперёд, принимая боевую стойку. Радвин зло оскалился и неторопливо двинулся на меня.

В системе подготовки агентов Ф.О.Р.С. не было раздела, посвящённого рукопашным дуэлям. В основном нас обучали работать против разнообразного холодного оружия, что вполне оправдывало себя при работе с реконструкторами, ролевиками или культистами. Однако, когда дело доходило до сражений «на голых пятках», каждый агент мог преподнести немало сюрпризов своему сопернику. Всё дело было в той базе движений, которую нас заставляли доводить до рефлексов, а уж дальше включались индивидуальные особенности каждого человека. В сочетании с отработанной основой они давали результат, позволяющий добиться в бою максимальной эффективности.

Я не являлся исключением. Да, у меня не было скорости Голубого Селезня, невероятной точности Розового Утёнка или фантастической координации Бирюзовой Ласточки, но имелось кое-что другое. Физическая мощь и умелое использование собственного веса – именно это позволяло мне брать верх в бою, правда, для противников столкновение со мной в рукопашной было чревато телесными повреждениями. Именно по этой причине я в спарринге с другими агентами никогда не использовал самые действенные приёмы.

Сейчас я решил себя не сдерживать, поэтому, когда левый кулак мага устремился мне в челюсть, отклонился, пропуская атаку, и без затей двинул ему правой в ухо, вкладывая в удар всю массу тела. Противник успел поставить блок, и даже атаковал в ответ, копируя мой удар. Это он напрасно. Я пригнулся, пропуская кулак над головой, обхватил его за пояс и, разогнавшись в два шага, отшвырнул мага от себя.

Упал он грамотно – кувыркнулся, используя инерцию броска, и мгновенно оказался на ногах.

– Вот, значит, как? – протянул он, пристально глядя на меня.

Я не ответил, ожидая его действий. И дождался – Радвин рванулся на меня и подпрыгнул. Я ожидал, что он нанесёт прямой удар в голову, усиливая атаку инерцией тела, но он вдруг развернулся в воздухе и обрушил на меня удар кулаком с разворота. Я успел поставить блок, но оказался в неудобном положении, и мне пришлось сделать шаг назад, уходя от новой атаки.

Радвин перешёл на странный ритм движений – он как будто пританцовывал передо мной, нанося удары с каждым шагом, и темп этого танца всё возрастал. Большую часть ударов я успевал блокировать, но некоторые заставляли меня отступать, приближаясь к стене. Я быстро понял, что он задумал лишить меня пространства для манёвра.

Этого нельзя было допустить, и я, нарочно пропустив болезненный удар по рёбрам, шагнул вперёд, схватил противника за одежду и попытался выполнить бросок. Не получилось – маг успел зацепиться ногами за моё колено, и тогда я на обратном движении с силой приложил его локтем, надеясь попасть в солнечное сплетение. Не попал – Радвин успел повернуть корпус, и удар вышел неточным. Более того, он пнул меня под коленку, но сам при этом потерял равновесие и едва не упал.

Я ушёл кувырком в сторону, разрывая дистанцию, поднялся и посмотрел на мага. Тот потёр грудь и снова поднял кулаки. Я вздохнул, поморщился от боли в ушибленных рёбрах и оценивающе посмотрел на своего противника. Он оказался куда более искушён в рукопашной, чем казалось на первый взгляд. Интересно, почему? Неужели маги в том мире не брезгуют при случае дать врагу по роже? Думать об этом было некогда – Радвин снова пошёл на меня. Я уже понял, что в скорости он меня ненамного, но превосходит, причём ещё не выдал максимум того, на что способен. Я, впрочем, тоже.

Мы сошлись в центре татами и первые несколько секунд обменивались прямыми ударами и блоками, пробуя друг друга на прочность. Мы даже достигли в этом некоторых результатов – мне вскользь прилетело по скуле, а я отплатил противнику за ушибленные рёбра аналогичным ударом. Затем маг сменил тактику, и стал уходить от моих атак, стараясь зайти мне за спину. Я был начеку, и при каждой такой попытке сразу менял стойку, ожидая какого-нибудь коварного удара. Впрочем, маг и сам не лез на рожон, ожидая от меня подвоха. И дождался – я сумел подловить его на очередной попытке зайти мне за спину и, вместо того, чтобы отступить, приложил его плечом, вкладывая в толчок весь свой вес. Как оказалось, Радвин этого ждал. Он сделал длинный шаг назад, развернулся, и его ботинок просвистел в считанных сантиметрах от моего носа.

Мы замерли в двух метрах друг от друга, сжимая кулаки. Радвин был спокоен и сосредоточен, я же чувствовал, что моё плохое настроение постепенно растворяется под натиском азарта схватки. Что мне все эти древние дела, могучие маги и загадки двух миров? В бою всё всегда предельно просто: есть ты, есть твой противник, а больше нет ничего, потому что любая мысль, не относящаяся к поединку, однозначно мешает тебе победить.

Я атаковал, уже не чувствуя давящей мрачности в сознании. Первый же мой удар едва не снёс магу челюсть, впрочем, тот не остался в долгу, принявшись куда активнее работать ногами. Он скользил вокруг, атакуя быстро и неожиданно, я перемещался в стойках, удерживая равновесие и вкладывая в удары всю доступную мощь. Ноги использовал намного реже – большей частью для того, чтобы сбить противника с шага ударом по бедру. И мне уже было плевать на то, что Радвин – вроде как наш союзник. Я целиком отдался схватке, когда…

– Так-так! – Спокойный голос Розового Утёнка вернул меня в реальность.

Я обнаружил, что мы с магом стоим, сцепившись на манер двоих борцов, пытающихся уронить друг друга на лопатки.

– Я так понимаю, вы решили использовать хороший мордобой, в качестве задела крепкой мужской дружбы? – задумчиво спросил командир крыла, глядя на нас. – Заканчивайте ваши танцы и приводите себя в порядок. У нас сегодня много дел.

Он широко зевнул и вышел. Я отступил, восстанавливая дыхание и глядя на мага. Заметных повреждений я ему не нанёс, разве что у него под глазом наливался цветом отличный синяк. У меня самого почему-то саднила челюсть, а рёбра болели с обеих сторон. А самое главное, от плохого настроения не осталось и следа.

– Пойдём, – сказал я, кивая на дверь. – Думаю, данные друг другу обещания мы выполнили.

– Обещания? – удивился маг.

– Ага, – кивнул я. – Ты заявил, что побьёшь меня, а я предложил отвезти тебя в подходящее место. Помнишь?

Радвин улыбнулся, кивнул и направился к выходу. Я двинулся следом, захватив по пути галстук с инфоочками и не без удовольствия отметив, что маг слегка хромает на правую ногу.

По пути на очередной разговор мне пришлось сделать неожиданный крюк, причиной которого было высокое начальство, возжелавшее меня видеть. Оставив мага под опекой Розового Утёнка, я направился в кабинет Лилового Журавля, мысленно задаваясь вопросом, уезжал ли этой ночью домой хотя бы один агент.

Шеф в своей типичной манере стоял возле окна, глядя куда-то вдаль. Уж не знаю, то ли высокий пост сделал его таким созерцателем, то ли по жизни у него был такой характер – выяснять я это не пытался. Зато точно знал, что если командир крыла стоит именно так, то вопрос, над которым он размышляет, имеет для него первостепенное значение.

Заметив моё появление, Лиловый Журавль отвернулся от окна, сел за свой стол и жестом предложил мне занять место напротив.

– Полегчало? – спросил он, когда я опустился на стул.

Я несколько секунд непонимающе смотрел на него, а затем до меня дошло, что он видел мой поединок с магом и понял, как изменилось моё настроение после этого мероприятия.

– Да. – Мой ответ был искренним.

– Ты помнишь, что с тобой случилось? – спросил шеф, пристально на меня глядя.

– Помню, – кивнул я. – И даже помню, как выглядит этот артефакт.

Кажется, мне удалось удивить шефа.

– Вот как? – изумился он, а затем достал из кармана пиджака свои инфоочки и надел их.

По его манипуляциям я понял, что он собирается сделать видеозапись того, что я скажу. Впрочем, рассказать мне действительно было чего. Я уже успел проанализировать всё то, что было в моём видении, и готов был поделиться выводами.

– Рассказывай, – велел Лиловый Журавль.

– Сначала о том, что произошло вчера, – ответил я, снимая очки и аккуратно складывая их на столе. – Всё было просто – Полог Миров отозвался на мой призыв. Подозреваю, что он всё время был готов к отклику, но четыре года назад я благополучно вычистил из своей памяти название этого артефакта.

Я пристально посмотрел на шефа, но тот молчал.

– Как-то получилось, что я попросил его показать мне тот, последний ритуал, когда у магов «что-то пошло не так». – Я усмехнулся. – На самом деле всё у них пошло так, и им удалось материализовать артефакт в нашем мире. Выглядит он, как тёмно-зелёная светящаяся сфера, размером примерно с футбольный мяч. Я успел увидеть это в своём видении, прежде чем огрёб по лицу.

Я умолк.

– И это всё? – с лёгкой ноткой разочарования в голосе спросил командир крыла.

– Почти, – кивнул я. – Тогда, во время просмотра я этого не понял, но сейчас уверен в своих ощущениях. Всё то время, что я смотрел свои воспоминания, меня медленно обволакивало что-то большое и очень сильное. Уверен, что это был сам артефакт, который пытался меня каким-то образом поглотить. Да и в самом видении, стоило только взглянуть на него, как я ощутил себя кроликом, который замер перед удавом, не в силах противиться неизбежному. Собственно, оплеуха и вывела меня из этого кошмара.

– То есть, артефакт опасен, так? – уточнил Лиловый Журавль.

– Более чем, – вздохнул я. – И мне совершенно не хочется повторять этот опыт. Ума не приложу, как я справился с ним четыре года назад.

– Что ж, я тебя понял, – ответил шеф, снимая очки. – Полагаю, что твоё видение на этом прервалось, так?

Я кивнул. Шеф некоторое время молчал, явно разочарованный ответом, а затем посмотрел на меня.

– Жаль, – произнёс он. – Нам было бы легче, если бы ты вспомнил всё. Придётся действовать осторожно, планируя свои шаги, исходя из предположений.

– Так какой у нас план действий? – поинтересовался я.

Шеф откинулся на спинку кресла и поправил рукава пиджака.

– Есть два момента, которые мне очень не нравятся, – начал он. – Во-первых, это охота за твоими воспоминаниями. Действия магов напрямую указывают на то, что Полог Миров никак не может быть простым артефактом, и твоё видение подтверждает это. Второй момент – это поведение нашего гостя, мага-дезертира. Я абсолютно уверен, что он не рассказывает и никогда не расскажет всего, что знает. Но в том, что он преследует какую-то свою цель, я не сомневаюсь.

Командир крыла повертел инфоочки в руках, убрал их в карман пиджака и посмотрел на меня.

– Ты спрашиваешь, какой у меня план, – сказал он. – Прости, не отвечу. Сейчас мне нужно, чтобы вы с Розовым Утёнком продолжали свою игру так, будто меня не существует. Просто если тебе вдруг что-то покажется странным в сложившейся обстановке, знай, что я тоже не сижу без дела. А сейчас возвращайся в переговорную и продолжай допрашивать мага. И постарайтесь уговорить его устроить встречу с его нанимателями.

Лиловый Журавль хочет переговоров?! Неожиданно! Ещё позавчера вечером я размышлял над тем, как командир крыла отреагирует на такое предложение. Неужели он тоже не видит иного выхода? Или же это часть его плана? В тот момент я, наверное, впервые пожалел, что не являюсь ментальным магом и не умею читать мысли.

 

***

 

На часах было начало восьмого, когда я, наконец, добрался до комнаты совещаний. Кроме командира подразделения и мага внутри обнаружился только Голубой Селезень, который почему-то выглядел бодрым и полным сил. Вот интересно, как у него это получается? Ему что, тридцати минут сна достаточно? Надо с ним как-нибудь пообщаться на эту тему.

Остальных причастных к делу агентов пока не было – они должны были прибыть в Гнездо в ближайшее время. Некоторые уже подключились к нашему разговору через инфоочки и имели возможность видеть и слышать всё, что происходит в переговорной.

Розовый Утёнок, Голубой Селезень и Радвин успели обсудить несколько вопросов, и при моём появлении командир подразделения скинул мне короткую стенограмму разговора. Открывая текст в интерфейсе очков, я надеялся на то, что маг рассказал ещё что-нибудь про Полог Миров. Но нет, Радвин на этот вопрос ответил, что никогда не интересовался старой легендой. Про артефакт в их кругах ходило множество слухов, но уверенность была лишь в одном – с его помощью построить постоянный портал между мирами будет на порядок проще.

Зато про летающую лодку он выразился чётко и недвусмысленно. Хорошей новостью было то, что она оказалась единственным козырем «артефакторов». Её протащили сюда по частям, и привели с собой специалиста по сборке. Потратиться на это пришлось изрядно, но оно того стоило. В их мире эти суда широко распространены и представляют собой некий аналог транспортно-штурмовых вертолётов, способных решать достаточно серьёзный круг задач. У нас её предполагалось использовать в случае непредвиденных обстоятельств, и маги добились бы успеха, если бы не способности нашей техники и помощь Радвина.

Всё это я узнал из стенограммы, в заголовке которой обнаружилось короткое сообщение от Лилового Журавля, где настрого запрещалось говорить в присутствии мага про БАУЛ и моем вчерашнем эксперименте с артефактом. Хотя, судя по взгляду, которым меня одарил Радвин, он о чём-то догадывался. Не мог же он не услышать сигнализацию, а вызвавшую её магию вполне способен был почувствовать.

– … и, кстати, очень удачно получилось с тем проходом в защитном пологе, – услышал я Радвина, когда закончил знакомиться с текстом. – Он нам помог попасть внутрь, не тратя много сил на взлом, и мы сумели помешать Диего.

– Пожалуйста, – хмуро ответил я, включаясь в разговор.

– Так какой у твоих друзей расклад сил сейчас? – задал Розовый Утёнок вопрос.

– Они мне не друзья, – покачал головой Радвин.

– Это образное выражение, – махнул рукой командир подразделения. – Уверен, что ты и нас считаешь лишь временными союзниками. Но если ты решил играть на нашей стороне, то давай, рассказывай про их количественный и качественный состав.

– Состав? – переспросил маг. – Тогда, пожалуй, начну со строителей портала, потому что именно они стали изначальной причиной всех произошедших в последние дни событий. Главный у них – очень опытный маг, способный переместить человека между мирами, используя лишь собственные силы. – Тут Радвин пристально посмотрел на меня, и я порадовался, что мои глаза скрыты стёклами очков. – Он родственник правителя одного из анклавов, так что в нашем мире власти у него хватает. У него есть помощница, специализирующаяся на магии разума. Насколько я знаю, она и подраться не против, но её в бой не пускают.

Алиса? Что ж, если она действительно ментальный маг, то её интерес к поклонникам творчества Лавкрафта вполне закономерен. Вот только Зелёный Огарь сказал, что подверг её стандартной процедуре коррекции памяти. Могла ли она защититься от этого воздействия?

– Основной ударной силой служат боевики, тренированные внутри самого анклава, – продолжил маг. – В нашем мире магия распределена неоднородно, так что есть места, где её уровень не выше чем в этом городе. И бойцы, которые способны эффективно действовать в таких условиях, всегда востребованы. Их здесь около десяти, причём они способны не только воевать, но и заниматься созидательной магией.

Маг сделал паузу, а я вспомнил, как ловко «порталисты» управлялись с накопителями на заброшенной стройке. Когда их атаковали «артефакторы», они вступили в бой на равных, и действовали тактически грамотно. Так что в этом словам Радвина можно было верить. Разве что у них есть ещё кто-то.

Этот вопрос я и задал магу.

– Пара энергетов, – ответил он. – Но они не бойцы.

– Кто? – удивился Розовый Утёнок.

– Маги, способные быстро перекачивать через себя большое количество энергии, – пояснил Радвин. – Магический уровень вашего мира очень низок, поэтому им приходится пользоваться накопителями для строительства портала. Но для того, чтобы он заработал, надо влить в него большое количество энергии, на что способен далеко не каждый маг. Сейчас у них накопителей нет, и они сильно ослаблены. Но со дня на день им должны подкинуть новые, так что скоро они снова начнут безобразничать.

– Снова будут портал строить? – спросил я.

– Зачем им портал, когда есть ты? – удивился маг. – Ты мне недавно сказал, что твои воспоминания не стоят того, чтобы развязывать войну. Поверь, ради Полога Миров они это сделают.

Я попытался представить, каково это – перекинуть между мирами армию, а потом снабжать её всем необходимым. Получалось запредельно дорого. Но если маг не врёт, то правители анклава должны рассчитывать на то, что расходы полностью окупятся. Ох, что-то не нравится мне это!

Я посмотрел на Голубого Селезня. Тот явно разделял мои опасения, но что-то конкретное прочитать в выражении его лица я не смог.

– Хорошо, пусть так, – кивнул Розовый Утёнок. – Что с твоими нанимателями?

– Главных трое, – отозвался Радвин. – Двое – кто-то вроде ваших аристократов, а женщина, что ими командует, занимает не последнее место в правлении анклава. На вайтмаре были именно они. Ударная сила представлена наёмниками – у анклава есть своя армия, но в ней мало тех, кто способен эффективно воевать в ваших условиях. После моего ухода их осталось шестеро. А ещё они притащили в ваш мир четвёрку зачарователей.

– Тех, кто занимался амулетами? – догадался я.

– И, кстати, – оживился мой шеф, – Для чего вам понадобилось набирать местных? Судя по результатам наших столкновений, против магов вашего мира они будут пушечным мясом, даже если вы их вооружите магическим оружием.

– Вы недооцениваете размах планирования, – покачал головой Радвин. – Начну с того, что для вашего мира разработан целый комплекс, который может сделать из любого человека весьма серьёзного бойца. Да, против нашего мага он будет практически бессилен, но у моих нанимателей другие цели.

– Какие? – удивился Розовый Утёнок.

Маг ответил не сразу. Несколько секунд он молчал, что-то обдумывая, а затем спросил:

– Как вы думаете, что произойдёт в случае, если нашим коллегам удастся построить постоянный портал?

– Думаю, что они возведут вокруг него укреплённую базу, – невесело ответил я. – Так что для её захвата понадобится тяжёлая артиллерия.

– Это верно, – кивнул Радвин. – Но в долгосрочной перспективе им надо будет возместить затраты на строительство и содержание портала. Вот только выйти на прибыльный уровень в межмировой торговле у Диего получится далеко не сразу, и мои наниматели сделают всё, чтобы этот момент так и не наступил.

– Я понял, – сказал Розовый Утёнок. – Держать в тайне открытый портал не получится, а значит, об этом узнают люди. Обязательно будут недовольные, а когда некоторые личности с помощью магии начнут творить гадости, вопли поднимутся до небес. Типичные грязные приёмы политической и экономической борьбы. – Он усмехнулся. – Похоже, что в этом отношении наши миры ничем не отличаются.

Радвин развёл руками, признавая правоту командира подразделения.

– Ты говорил про целый комплекс, – напомнил я. – Что в него входит?

Маг рассказал. По его словам, он состоял из трёх предметов: амулета, кольца и браслета. Если первый предназначался для маскировки ауры, а в случае боестолкновения мог отразить пару попаданий, то с остальными предметами всё было несколько сложнее. Кольцо давало своему носителю возможность манипулировать предметами на расстоянии. Так как предполагалось, что носитель не будет магом, то в него изначально закладывалась способность распознавать жесты. Браслет же предназначался исключительно для атаки. Сжав кулак и выбросив его вперёд, можно было выпустить в цель огненный шар, ледяной или воздушный кулак, в зависимости от того, какую магию заложил в него зачарователь.

– У нас планировали добавить к этому ещё и жезлы, – добавил Радвин. – Для увеличения защитного и атакующего потенциала. Но что-то не сложилось с качеством заготовок, и от них пришлось отказаться.

– Эти безделушки хранятся в одном месте? – спросил я.

– Ты что, предлагаешь… экспроприировать их? – повернулся ко мне командир.

– Предложение хорошее, – отозвался маг. – Особенно, если учесть, что сейчас все силы магов будут брошены на определение местоположения артефакта. Мне, конечно, не положено знать, где хранятся эти вещи, но я знаю. И даже уверен в том, что строители портала не станут вмешиваться. – Он многозначительно посмотрел на меня. – Если один из вас не станет участвовать в операции.

Внезапно на своём месте пошевелился Голубой Селезень. Поправив очки, он едва заметно улыбнулся и посмотрел на командира.

– А это идея! – ответил ему Розовый Утёнок. – Но как…

Молчаливый агент покачал головой и кивнул на меня.

– Вот, значит, как, – задумчиво отозвался командир.

– Я согласен, – добавил я. – Не думаю, что они прямо там будут устраивать разборку.

Радвин несколько раз перевёл взгляд с Селезня на нас, а затем удивлённо вскинул брови.

– Вы что, понимаете, о чём он молчит? – ошарашено спросил он.

– Понимаем, – ответил командир.

– В его молчании родилась весьма интересная мысль, – добавил я, снимая очки и глядя на мага. – Почему бы нам не провести переговоры с твоими нанимателями? Думаю, они согласятся, если узнают, что в них буду участвовать я. А параллельно мы проведём операцию по экспроприации опасных игрушек и заодно возьмём пленных.

– И что помешает магам сразу же связаться со своими и вызвать подмогу? – спросил Радвин.

– Ты помешаешь, – ответил командир. – Точнее, поможешь нашим учёным собрать генератор помех для магической связи, если, конечно тебе известен принцип работы амулетов.

– А ведь это может сработать! – с видимым интересом ответил маг. – Парадокс, но в вашем мире магическая связь устанавливается намного проще – низкий фон не мешает работе. Но и заблокировать эти амулеты гораздо легче.

Он обвёл нас взглядом и добавил:

– Только не просите меня участвовать в переговорах. Как-то не хочется встречаться со своими бывшими нанимателями.

Он говорил искренне, вот только у меня не осталось никаких сомнений в том, что этот человек ведёт свою игру. Слишком легко он отвернулся от своих соратников и слишком быстро согласился помочь нам в борьбе с ними. В том, что он действительно на нашей стороне, у меня сомнений не было, но я для себя сделал однозначный вывод.

Он никогда по-настоящему не работал на «артефакторов».

 

***

К следующей части