skip to Main Content
«Тринадцатое дело», часть 7 из 13

«Тринадцатое дело», часть 7 из 13

Публикуем седьмой фрагмент книги «Тринадцатое дело».

Сегодня агенты проведут две операции с разной степенью успешности. В деле агентов появится ещё одна крупная загадка, напрямую связанная с названием книги, а главного героя ждёт весьма серьёзное «потрясение».

Глава 11. Дело техники.

– Я не ожидал, что всё так повернётся, – заявил Валентин Николаев с заметным оттенком беспокойства в голосе.

– Да никто не ожидал, – резко ответил Пётр Симонов. – Кто они вообще такие? Те самые враги нашего мира?

Голоса звучали несколько глуховато – было похоже, что смартфон лежит у беловолосого Валентина в кармане, и одежда прикрывает микрофон.

– Нет, это точно не они, – ответил третий голос, совершенно незнакомый. – Об этих мы знаем очень мало и не ведаем про их истинные возможности.

Тембр речи был низким, тон – спокойным, и становилось ясно, что обладатель этого голоса полностью уверен в себе и своих силах. Или же просто пытается создать такое впечатление у своих собеседников.

– Я думал, что вы – могущественные маги, – недовольно заметил Валентин. – Что вам любое противодействие будет на один зуб. А вы что сделали? Вы должны были порвать всех чужаков на той поляне!

Ну, точно, третьим был мой знакомый, с которым мне уже довелось столкнуться и в перестрелке, и в рукопашной. Пусть наше с ним общение оказалось весьма непродолжительным, но одно я успел понять: этот маг был очень настырным, и обладал способностью добиваться своего, пробиваясь вперёд с упорством дятла. Хм, а может действительно выдать ему такой оперативный псевдоним? Пусть будет называться Дятлом.

Мы мчались на двух машинах к дому, где проживал Николаев. Впереди ехали Огарь и Ласточка, выбирая маршрут. Мы двигались следом, сидя в УАЗе вчетвером: я – за рулём, Сокол – рядом, Селезень и Зарянка – сзади.

Гроза прошла, оставив после себя большие лужи и воздух, пахнущий озоном. Тучи ещё висели над нашими головами, но на краю неба уже виднелась голубая полоса, увеличивающаяся с каждой минутой. Вечер обещал быть свежим и солнечным.

Нас, впрочем, разговор интересовал куда больше красот природы. Запись началась сразу после произнесения Валентином кодовой фразы, и сейчас все внимательно слушали, о чём же беседовали неформалы с магом. Если честно, я опасался, что маги окажутся куда большими конспираторами. Мой расчёт строился на том, что к Валентину явится Симонов и передаст новые указания. Но то, что вместе с ним придёт и маг, и что состоится полноценный разговор, оказалось настоящей удачей.

Похоже, обвинения Валентина задели мага.

– Первое, и самое важное – я вытащил оттуда тебя и Петра, – жёстко ответил он. – Так что до вас они не добрались. Знаешь, что сделали с теми, кто остался?

Последовала короткая пауза.

– Нет, они все живы и здоровы, – ответил маг. – Вот только ничего не помнят об этой встрече, как будто её не было.

– Это как? – удивился Валентин.

– Просто, – ответил маг. – Ваши мастера иллюзии или, как вы их называете, киношники, кажется, рассказывали о чём-то похожем. Оказалось, что это вовсе не выдумка.

Снова повисла пауза, а я подумал, наш мир для этих магов должен быть полон всяких сюрпризов, равно как и наоборот. Одно только изучение чужой истории тянет на несколько десятков диссертаций, однако «порталисты» с «артефакторами» явились сюда с другими целями.

– Теперь скажу про возможности, – продолжил маг. – Да, один на один я могу справиться с любым из них. – На этих словах я не сдержал усмешки. – Но на той поляне я был один, а этих оказалось десятка два, причём они очень хорошо знали местность и были вооружены необычным для вашего мира оружием.

– Так у них что, действительно бластеры есть? – спросил Валентин. – Я видел какие-то фиолетовые вспышки, прежде чем вы унесли нас оттуда.

– Энергетическое оружие, – пояснил маг. – Не знаю, как правильно его называть. Плохо другое – у них есть щиты, которые отбивают магические атаки. А теперь скажи, какие у меня были шансы на победу, учитывая то, что сначала пришлось потратить много сил на ваше спасение?

– Так что же получается? – задал вопрос Симонов. – Это какая-то третья сила? Они-то откуда пришли?

– Они местные, – сухо ответил маг. – Из ваших тайных служб.

– Так давайте расскажем им про ваших врагов, – предложил Валентин. – Пусть помогут.

– Они нам не помогут, – даже на приглушённой записи было слышно, как похолодел голос мага. – Эти люди существуют только для того, чтобы бороться с магией. Мы же хотим, чтобы ваш мир развивался в этом направлении так же, как и наш.

Это он ловко загнул. «Все кругом враги, поэтому доверяйте лишь нам, ибо мы – ваши спасители». Если он попутно их и магией обрабатывает, то не приходится сомневаться, что они верят его словам.

– Так что же от нас требуется сейчас? – спросил Симонов. – Вы сказали, что дадите нам двоим новое задание.

– Эти местные охотники – очень серьёзная проблема, – ответил маг. – Но наши истинные враги не они. С врагом мы столкнулись вчера утром и сумели помешать его планам, но они не отступятся, поэтому нужна ваша помощь. Заходите в Интернет и ищите людей, уже готовых воевать. У нас есть, чем вооружить небольшую армию, главное, чтобы они уже завтра готовы были выступить.

– А нас не отследят? – спросил Валентин.

– С этим – нет, – ответил маг, явно что-то ему передавая. – Надень на шею и не снимай. А вот этот амулет позволит вам связаться со мной, где бы я ни находился. Для вызова просто сожмите его в кулаке. И ещё, не выходите из дома, даже за едой. Заказывайте доставку.

– А вы сейчас куда? – осторожно спросил Симонов.

– Не задавай вопросов, ответы на которые тебе не нужны, – ответил маг. – Всё, работайте. Скоро я вернусь за именами будущих бойцов.

Раздался лёгкий хлопок.

– Что-то мне всё это не нравится, – заметил Валентин. – Ты как?

– Я нормально, – ответил Пётр. – Только есть хочется. Может, пиццу закажем?

– Давай.

Запись прервалась.

– Он вернётся, – заметила Зарянка. – Может, организуем засаду?

Не советую, – ответил подключившийся к нашему каналу Зелёный Огарь. – Он может прийти не один или позвать подкрепление.

– Согласен с Огарем, – ответил я. – Придётся действовать быстро, чтобы успеть до их возвращения. Зарянка, пиццу им ещё не привезли?

– Курьер будет минут через пять-десять, – отозвалась девушка спустя несколько секунд.

– Отлично! – обрадовался я. – Используем его для проникновения в квартиру. Нам ещё долго?

Уже приехали, – объявила Бирюзовая Ласточка, и идущий впереди УАЗ свернул с дороги.

Двор панельного шестнадцатиэтажного дома был вполне обычным и ничем не выделялся среди своих соседей. Дом построили лет пятнадцать-двадцать назад, так что посаженные возле подъездов деревья успели окрепнуть, но ещё не выросли до настоящей высоты. Здесь присутствовала вполне современная детская площадка, окружённая обильным кустарником, а метрах в тридцати от подъездов проходил зелёный решётчатый забор, ограждавший территорию местной школы.

– А эти двое взялись за дело с размахом! – сообщила Зарянка, когда мы припарковались напротив подъезда. – Сильно засветились на нескольких форумах и в паре социальных сетей. Уже есть те, кто согласился просто «по приколу».

– Мы сейчас тоже поприкалываемся, – отозвался я, выбираясь из машины. – Огарь, бери на себя курьера – сыграешь его роль.

Длинноволосый агент улыбнулся. Его взгляд не предвещал засевшим в квартире неформалам ничего хорошего. Я повернулся к его напарнице:

– Ласточка, тебе придётся быстро положить обоих. Справишься?

– Да, – кивнула девушка, проверяя бластер.

– Сокол, мы с тобой будем на подхвате, – сказал я своему подопечному. – Давай ящик для амулетов.

Парень полез в машину и вернулся с небольшим металлическим кейсом. В таких мы обычно перевозили мелкие магические артефакты. Встроенная защита блокировала возможное магическое воздействие на окружающих, так что с ним можно было безопасно появляться в общественных местах.

– Теперь самое главное, – объявил я, оглядывая всех. – Скорее всего Дятел вернётся сразу в квартиру, но…

– Дятел? – удивилась Ласточка.

– Предлагаю закрепить за ним этот псевдоним, – ответил я. – Уж очень упорный… Так вот, место его появления может быть и в подъезде, и на улице. Поэтому, Селезень, твой пост – на первом этаже. Если они накроют нас в квартире – свалишься к ним в тыл.

Я посмотрел на нашего координатора:

– Зарянка, ты контролируешь подходы к дому. Сможешь поддержать огнём Селезня, если маги появятся здесь?

Девушка посмотрела на меня с сомнением.

– А в следующий раз ты предложишь мне самой прыгать с «Бурана» и ловить Санта-Клауса, так? – спросила она.

– Что? – удивился Сокол. – Он существует?

– Не раньше, чем это надоест делать Селезню, – ответил я Зарянке, оставив вопрос своего подопечного без внимания. – Ладно, оставайся в машине и не высовывайся.

Я ещё раз оглядел свою стаю или, как было привычнее Соколу, рейд, и скомандовал:

– По местам!

На первой фазе операции пришлось немного подождать. Сидя в машине, я наблюдал, как Зелёный Огарь встретил курьера, забрал две большие белые коробки с пиццами и расплатился. Если у того и возник вопрос, почему его встретили на улице, то виду он не подал – с ним, наверное, и не такое случалось.

– Вперёд, – дал команду я, и мы, покинув машины, направились к подъезду.

С нескольких метров нос уловил приятный аромат еды, от чего желудок негромко квакнул, напоминая, что скоро ужин.

Огарь уже набирал номер на домофоне.

– Доставка пиццы, – объявил он и довольно улыбнулся, когда магнитный замок пискнул и отпустил дверь.

Окна нужной нам квартиры выходили на противоположную сторону дома, а потому её обитатели не могли видеть, что в подъезд под видом курьера зашли сразу пять человек. Наш молчаливый агент остался внизу, а мы вчетвером поднялись наверх, к пятому этажу. Огарь с Ласточкой заняли позицию возле двери квартиры так, чтобы не маячить в поле зрения глазка, а мы с Соколом расположились чуть дальше, готовясь подстраховать, если что-то пойдёт не так.

И тут наш «курьер» повёл себя очень нетипично. Нажав кнопку звонка, он поднял крышку верхней коробки, извлёк кусок и принялся его с аппетитом уплетать. Открывший дверь Валентин замер от неожиданной картины. На площадке стояли парень и девушка, в одинаковых тёмно-красных рубашках, серых галстуках и тёмных очках. Причём девушка мило ему улыбалась, а вот парень, который назвался курьером, с каким-то просто райским наслаждением жевал его, Валентина, пиццу.

Возмутиться хозяин квартиры не успел. Ласточка выстрелила от бедра и тут же прыгнула вперёд, «ласточкой» перелетая падающего Валентина. Приземлившись на руки в прихожей, она ушла в кувырок и закончила его стоя на одном колене уже возле входа в большую комнату. Как оказалось, Пётр Симонов был там – сидел в кресле возле компьютера и что-то печатал. Раздался хлопок бластера, и девушка устремилась дальше, проверяя следующее помещение.

Зелёный Огарь одновременно со вторым выстрелом ворвался на кухню, держа в одной руке кусок пиццы, а в другой – бластер. Коробки он успел оставить на тумбочке в прихожей.

Я как раз перепрыгивал упавшего хозяина квартиры, начав двигаться одновременно с первым выстрелом. Ворвавшись внутрь, я первым делом подбежал к обмякшему в кресле Симонову и снял с его шеи искажающий биосигнатуру амулет.

– Сокол, обыщи Валентина! Огарь, держи выход! – крикнул я через плечо, взглядом разыскивая амулет, через который эта парочка могла связаться с магом.

Я сильно подозревал, что создатели этих магических побрякушек умеют отслеживать свои творения, а потому торопился убрать их за экранирующие стенки контейнера.

Амулет связи обнаружился на столе возле компьютера и по виду напоминал небольшую круглую мишень с жирной точкой в центре и концентрическими кругами, расходящимися в стороны. Сделан он был из дерева, и рисунок был тщательно вырезан на поверхности заготовки. Схватив его, я вернулся к своему подопечному и быстро убрал обе безделушки в кейс. И лишь когда щёлкнули замки крышки, экранируя находки от окружающего мира, я позволил себе немного расслабиться.

– Квартиру обыскивать будем? – заметил Сокол, намекая, очевидно, на другие магические находки.

– Нет времени, – покачал головой я. – Пора уходить.

Со стороны входа послышался щелчок фотоаппарата, после чего донёсся голос Огаря:

– Мы из КГБ, наркоманов пришли брать. Спрячьтесь, пока они вас не заметили.

Затем хлопнула соседняя дверь, и наш «курьер» вернулся в квартиру. Я понял, что соседка заинтересовалась происходящим на площадке, и, судя по словам агента, это оказалась представительница местных СМИ – бабулька. Представляю, какие теперь сплетни пойдут про эту квартиру.

Вниз спустились быстро, благо грузовой лифт работал исправно. Симонова пришлось тащить мне одному, что вызвало в памяти анекдот про умного чукчу, глупого геолога с ружьём и медведя. Более высокого Валентина волокли Сокол с Огарем. Ласточка взяла всё остальное: контейнер с амулетами и коробки с пиццами, которые никто не собирался оставлять.

На улице всё было спокойно, и я даже успел порадоваться, что наконец-то события идут по плану, когда эти планы были нарушены самым грубым образом. Когда мы уже грузили задержанных в УАЗы, инфоочки вдруг выдали предупреждение о магическом всплеске.

– Он в квартире! – быстро сообщила Зарянка. – И не один.

– Уходим! – рявкнул я, захлопывая заднюю дверь и устремляясь к месту водителя.

Я уже был готов прыгнуть за руль, когда инфоочки сообщили о новом всплеске, в трёх метрах от меня. Там были кусты – высокие заросли, в которых можно было спрятаться. Как оказалось, наш Дятел быстро обнаружил пропажу, и мгновенно переместился на улицу. Не было времени гадать, почему он оказался именно здесь, – скорее всего это было простое совпадение. Но в тот миг мы на долю секунды мы замерли, глядя друг на друга, а затем события понеслись вскачь.

Я выхватил бластер и послал в мага два импульса. Одновременно с этим я спиной вперёд запрыгнул в открытую дверь машины и приземлился на водительское сидение, умудрившись ни обо что не удариться. Скажи мне кто ещё час назад, что я способен на такой трюк – не поверил бы. А сейчас в пору было списывать удачный прыжок на состояние аффекта.

Пока я активировал силовую установку, выкручивал руль и включал передачу, в машину прилетело два больших огненных шара и одна молния. К счастью, на операцию мы взяли щиты, так что враждебная магия не причинила нам никакого вреда. Как, впрочем, и мы не смогли заставить магов, которых стало уже четверо, отступить. Селезень открыл огонь через открытое окно, в зеркало я увидел, что вторая наша машина тоже огрызается импульсами.

А затем двигатель набрал нужные обороты, и УАЗ рванулся вперёд, устремляясь к выезду со двора. В бок машины что-то сильно ударило, но опрокинуть семь тонн брони было не так-то просто. Селезень хлопнул меня по плечу и я, оторвав руку от руля, сунул ему свой бластер. Как оказалось, это был правильный поступок. Когда до улицы оставалось метров двадцать, наш путь неожиданно перегородила высокая полупрозрачная стена, сделанная то ли изо льда, то ли из мутного хрусталя. Возможности объехать её у нас не было.

Я прекрасно понимал, что нас пытаются задержать, но останавливаться и вступать в бой я и не подумал. Во-первых, к противнику могло прийти подкрепление, сделав счёт не в нашу пользу. Даже если считать, что при разборке на стройке обе группы задействовали всех своих бойцов, то в нашем мире сейчас не меньше двадцати опытных магов. А во-вторых, УАЗы были неплохо бронированы, и я знал, что там, где обычная машина гарантированно убилась бы об стену, УАЗ имел все шансы проехать насквозь.

– Держитесь! – крикнул я, вжимая педаль газа в пол.

Голубой Селезень был профессионалом. Он понял мой замысел ещё до того, как я предупредил пассажиров, и решил облегчить мне задачу. Двухметровой высоты стена, несмотря на кажущуюся материальность, представляла собой магическую структуру, а потому…

Агент резко встал, высовываясь из люка в крыше. Мгновение спустя вперёд сплошным потоком полетели импульсы – Селезень палил с двух рук, заставляя стену покрываться сеткой трещин от каждого попадания. Он успел сделать шесть или семь выстрелов, прежде чем УАЗ влетел в препятствие.

Удар был сильным. Раздался оглушительный звон, инерция дёрнула нас вперёд, но семь тонн брони сделали своё дело. Стена разлетелась сотнями осколков, машина вылетела на улицу, и я едва успел крутануть руль, поворачивая в нужную сторону.

Отпускать нас маги очень не хотели, – инфоочки зафиксировали ещё несколько всплесков боевой магии, но эти атаки шли с куда большей дистанции, и их опасность была куда ниже. Краем глаза я увидел, как двое магов возникли впереди, по ходу нашего движения, после чего на дороге начала формироваться новая стена. Вот только мы уже успели набрать хорошую скорость, и я не прекращал разогнаться, радуясь тому, что в этот воскресный день на улице мало посторонних машин.

В наши служебные УАЗы встроена одна интересная функция, превращающая их в подобие гоночных автомобилей. Подвеска понижается, максимальная скорость возрастает в разы, а силовая установка выходит на полную мощность – для этого состояния даже название придумали, протокол «страус». Я бы назвал его «носорогом», но управляемость машины, несмотря на сочетание большой массы и запредельной скорости, ничуть не ухудшается, поэтому анекдот про плохое зрение этого зверя здесь не особенно применим.

В тот момент хватило и обычного, городского режима. УАЗ промчался сквозь не успевшую обрести материальность структуру, порвав её в клочья, а Селезень заставил-таки магов отступить, открыв по ним плотную стрельбу.

Больше нас преследовать нас не пытались, а потому, через минуту быстрой езды я, наконец, вздохнул с облегчением. Операцию можно было считать успешно завершённой.

 

***

 

Луч вечернего солнца, пробившись через неплотно закрытые жалюзи, попал на экран монитора, как раз в то место, куда показывала Синяя Чайка. Я немого сдвинулся в сторону, чтобы моя тень закрывала экран. Мы снова находились в исследовательском центре при лазарете, только теперь вместо меня на ложе сканера лежал Пётр Симонов, человек, который мог многое нам рассказать. Его бессознательное состояние, вызванное попаданием импульса из бластера, проблемы не представляло, так что единственным препятствием на пути к его знаниям был ментальный блок «жёлтого» уровня. То, что этот блок существовал, наводило на мысль, что Пётр знает очень много. Хотя, последние полчаса меня не покидало ощущение, что он может не знать ничего действительно важного, а блок поставлен, чтобы парень не болтал лишнего.  С другой стороны, совсем держать его в неведении маги вряд ли стали бы. «Артефакторы», к коим относился и Дятел, были гостями здесь, так что им позарез нужен был человек, через которого можно вести большую часть своих дел. У меня возникала мысль о том, что таких людей может быть ещё несколько, но озадачивать себя ещё и их поисками пока не хотелось. Сначала следовало разобраться с этим парнем.

– А структура-то полна сюрпризов! – заявила Синяя Чайка, показывая на экран. – Смотри, в неё поведенческие реакции заложены.

– Знаешь, я эти графики понимаю, в лучшем случае, один из трёх, – ответил я. – Можешь на словах описать? Да и остальные послушают.

Уж если сама Чайка говорит, что увидела что-то неожиданное, то мне тут искать нечего.

Кроме нас здесь больше никого не было, но вся моя стая в данный момент слушала наш разговор по внутренним каналам связи, а данные с мониторов дублировались на инфоочки каждого причастного к делу агента.

– Ну, во-первых, структура имеет свойство восстанавливаться, – начала Чайка. – Если она вдруг будет повреждена, то со временем вернёт свою целостность. В этом блоке есть ядро, которое хранит базовый шаблон.

– То есть, для того, чтобы снять этот ментальный блок, надо сначала разрушить структуру, а затем быстро, пока она не восстановилась, разбить ядро? – уточнил я.

– Примерно так, – кивнула девушка. – Только надо учесть вторую сложность.

– Какую? – заинтересованно спросил я.

– Раньше считалось, что «жёлтый» уровень в магии разума без внешней подпитки невозможен, – объяснила Чайка. – Но если учесть, что магический фон в городе за последние годы сильно вырос, то этой структуре вполне хватает энергии окружающего пространства.

– Подожди, – нахмурился я. – В Москве же полно мест, где магический фон находится на «синем» уровне или его вообще нет. Что будет, если наш пациент вдруг окажется там?

– Тогда начнёт работу третья сложность, – улыбнулась учёная. – При нехватке внешней энергии структура в голове этого парня начнёт сворачиваться, прекращая свою активность, вплоть до того, что останется одно ядро, которому для функционирования хватает энергетики тела. Когда внешний фон поднимется до нужного уровня, структура снова развернётся.

– С ума сойти! – покачал головой я.

– Ключ в твоей ауре функционирует похожим образом, – заметила Чайка. – Только его структура намного проще, и для него даже «синего» уровня фона достаточно.

Она подвинула к себе клавиатуру и принялась что-то быстро печатать. Я откинулся на спинку стула и задумался, пытаясь осмыслить всё услышанное.

Во-первых, мы всё глубже погружались в принципы функционирования магии гостей нашего мира. Такая сложность структур и лёгкость магического оперирования говорили об одном: у гостей очень большой опыт практического применения магии. Но в нашем мире они почему-то не работают выше «жёлтого» уровня без специальных накопителей. Почему? Была ли у них возможность реализовать всё задуманное без предварительной накачки города магией? Очевидно, что нет, и магической энергии они за эти годы потратили столько, что можно было Москву несколько раз сжечь дотла. Вследствие этого напрашивается естественный вывод: их мир на порядки богаче магией, чем наш. Там магический фон должен быть настолько высок, что колдовать сможет каждый.

Эх, поймать бы Дятла! Этот точно сможет ответить на любые вопросы. Но, пока наши учёные не соберут прибор, блокирующий пространственную магию, об этом можно только мечтать. Мечтать и надеяться, что Симонов сумеет дать ответ хотя бы на часть наших вопросов.

Сканирующий аппарат знакомо загудел и засиял лампочками. Я посмотрел на неподвижно лежащего парня, затем перевёл взгляд на мониторы. Ага, хоть что-то понимаю! Если верить тому, что я видел, то внутри цилиндрической решётки сейчас сформировалось поле, в котором магический фон либо отсутствует, либо находится на таком низком уровне, что его не фиксируют даже наши датчики. Чайка вывела на ближайший ко мне экран визуализацию процесса, так что я видел, как структура в голове Петра начинает сжиматься. Причём, она не разрушалась – скорее, это напоминало аккуратный демонтаж и упаковку. На весь процесс ушло секунд тридцать, после чего из-под изголовья ложа, где лежал Симонов, выдвинулся манипулятор и принялся хаотично двигаться вокруг головы парня.

– Ядро убираем, – прокомментировала Чайка, отодвигая клавиатуру. – Через минуту его можно будет допрашивать.

– Отлично! – радостно ответил я.

Если честно, я опасался, что процесс снятия ментального блока такого уровня растянется на часы, а то и дни. Чего-чего, а времени у нас было мало, и мы не могли себе позволить ждать так долго – новая информация была нужна буквально вчера.

Я поднялся со стула и подошёл к Симонову. Аппарат, в котором он лежал, то и дело менял тональность звука, но, судя по спокойному состоянию Чайки, всё шло нормально. Пациент уже начал подавать признаки жизни – оглушение от выстрела из бластера постепенно сходило на нет.

Спустя полминуты Пётр поморщился и открыл глаза. Одновременно с этим ложе плавно выехало из-под решётки сканера. Я снял инфоочки и посмотрел ему в глаза. Несколько секунд парень приходил в себя, а затем в его глазах отразился испуг – он понял, что с ним произошло.

– Говорить можешь? – спросил я, стараясь, чтобы мой голос звучал строго, но миролюбиво.

– Может, может! – весело отозвалась из-за компьютера Синяя Чайка. – Правда, не всё понимает.

– Тогда вставай, – велел я. – У нас к тебе много вопросов.

– Я… Я не смогу на них ответить, – выдавил парень, осторожно принимая сидячее положение.

– Сможешь, – кивнул я. – Ментального блока в твоей голове больше нет.

Я дождался, пока изумлённый Пётр встанет на ноги, убедился, что он способен передвигаться самостоятельно и кивнул на дверь:

– Пошли.

Парень подчинился без вопросов. На пороге я обернулся и посмотрел на Чайку.

– Ты идёшь? – спросил я.

Учёная покачала головой.

– Нет, – ответила она. – Мне надо помочь Стрижу и Мандаринке провернуть одно дельце. А то вы, оперативники, вечно заняты.

Я усмехнулся, но подробности выяснять не стал. Рано или поздно история их похождений всё равно станет известна.

По пути в наш офис Симонов настороженно озирался по сторонам, но, как и следовало ожидать, ничего неестественного и пугающего не увидел. Наши коридоры ничем не напоминали интерьер сверхсекретных лабораторий, хотя секретов здесь хватало. Обычная, я бы даже сказал банальная обстановка способствовала успокоению, но парень снова напрягся, когда увидел, сколько человек дожидается нас в офисе. Я кивнул ему на стул возле стены, сам сел в паре метров от него. Остальные расположились так, чтобы Симонов видел нас всех.

– Давай поступим так, – обратился я к парню. – Ты расскажешь нам про этих магов всё с самого начала, а потом мы уточним интересующие нас детали. Не торопись, постарайся вспомнить всё, что ты видел.

Пётр кивнул и около минуты просидел молча, собираясь с мыслями. Вид у него был такой, что сомнений не оставалось – парень и сам уже не рад, что ввязался во всё это. Мы не торопили.

– Всё началось пару месяцев назад, – начал Симонов, глубоко вздохнув. – Я сам с ролевиками тусуюсь, но рассказывали, что это было и у саберфайтеров, и у реконструкторов, и, по-моему, даже у страйкболистов. На наших тусовках стали появляться странные личности, явно не местные. Сначала их восприняли, как настоящих, «хардкорных», ролевиков, так как одежда была явно не магазинная, телефонами и Интернетом они не пользовались, а холодным оружием владели, как настоящие виртуозы. Многие пытались выяснить подробности: откуда они приехали, где им сшили такую одежду, как к ним попасть, но они отмалчивались. Правда, они проявили интерес к тем, кто задавал последний вопрос.

Ну, разумеется! Я и раньше не сомневался, что они насильно к себе никого не тащили.

– Этот маг назвался Иваном, – продолжил парень. – Хотя мне кажется, что он такой же Иван, как я – Джошуа. Так вот, этот маг при мне всадил десять стрел за пять секунд в мишень, размером с чайное блюдце с пятидесяти метров. Причём, стрелы легли на равном расстоянии друг от друга, образовав идеально ровный круг. Мы даже линейкой измеряли – погрешность была меньше миллиметра. Все офигели, а я первый попросил научить меня стрелять так же. Я что-то подобное видел в Интернете, так что знал, что этому можно научиться.

– Я тоже видел, – заметил Бордовый Сокол. – Кажется, это был какой-то датчанин, который развил навык владения луком до фантастического уровня.

– Да, и после такой демонстрации желающих учиться сильно прибавилось, – продолжил Пётр. – Иван никому прямо не отказал, но заявил, что с начала должен поговорить с каждым претендентом наедине. Не знаю, чего подумали остальные, а мне всё это напомнило книги в жанре «фэнтези», где мастер сначала оценивает кандидата, испытывает его на предмет решимости пройти обучение до конца, после чего уже решает, брать ученика или нет. Я ожидал чего-то подобного, но первые же слова Ивана просто порвали мне мозг. Он заявил, что сжульничал, когда стрелял.

– Использовал магию? – спросила Изумрудная Зарянка.

– Да, – кивнул Пётр. – Он признался в этом и тут же доказал, что владеет ею куда лучше, чем луком. Когда вокруг меня начали летать камни, какие-то ветки и прочий мусор, я подумал, что сейчас примчатся санитары и зафиксируют нас обоих. Не поверил я в реальность происходящего, но то, что этот маг сделал дальше, вынесло мне мозги окончательно. Он попросил показать на карте, где я живу, а потом за секунду перенёс меня прямо к дому.

– Кажется, я помню это дело, – задумчиво протянула Бирюзовая Ласточка. – Несколько «жёлтых» всплесков, по которым ничего не удалось выяснить.

– Такое у нас бывает регулярно, – ответил Зелёный Огарь и посмотрел на Симонова. – Что было дальше?

– Честно, поначалу я даже не знал, как быть, – покачал головой тот. – Всё казалось сложной галлюцинацией или мастерской иллюзией, но никаких психических отклонений у меня раньше не замечали. Тогда я поговорил с одним знакомым фокусником. Напрямую всё не рассказывал, про перенос вообще промолчал, но спросил, реально ли устроить такое представление посреди леса. Он сказал, что реально, вот только это потребует нескольких лет подготовки и долгих репетиций с дорогостоящим реквизитом. И показывать такие фокусы будут не в лесу, не пойми кому, а в большом концертном зале и за большие деньги.

Парень поймал взгляд Голубого Селезня. Не знаю, что он понял из выражения лица молчаливого агента, но тут же развёл руками.

– Деваться мне было некуда, – усмехнулся он. – На следующий день прямо у меня дома появились сразу два мага, Иван и ещё один, смуглый и черноволосый. Мне с ходу предложили сделку. Я помогаю им здесь, а затем они помогают мне обрести настоящую силу.

– Они обещали наделить тебя могуществом? – уточнил я.

– Странно, но нет, – покачал головой Пётр. – Я тоже ждал, что они будут предлагать мне «бесплатный сыр», но этого не произошло. Когда я намекнул на подробности того, как будет проходить процесс получения могущества, то услышал очень необычный рассказ. Они сказали, то мне придётся на некоторое время покинуть свой дом и совершить путешествие вдали от него. По словам магов, от моего характера и принятых решений будет зависеть не только результат, но и сам процесс, потому что такие путешествия всегда строго индивидуальны и нельзя даже приблизительно предсказать, что меня ждёт, и будет ли успех вообще. Когда я спросил, придётся ли для этого отправиться туда, откуда они пришли, то мне сказали, что это обязательное условие. Путешествие должно начаться там, а вот где оно закончится – значения не имеет. Большего я от них добиться не смог.

– Как-то всё это странно звучит, – заметил я.

– Мне тоже так казалось, так что я долго обдумывал сказанное ими, – ответил парень. – Но мне особенно не позволяли расслабляться. Маги рассказали, что в наш мир они пришли для того, чтобы остановить других магов, и им нужна помощь местных, так как их собственные возможности сильно ограничены здесь. Я узнал про различные кольца, амулеты и браслеты, которые они постоянно носили с собой, но мне сразу заявили, что для местных придётся изготавливать эту атрибутику из здешних материалов. Ссылались на какие-то ограничения. Я знаю одного мастера, у которого есть станок для резки по дереву и кости, так что на меня возложили обязанность снабжать магов заготовками амулетов. Один из первой партии дали мне, велев носить постоянно, чтобы враги не сумели меня обнаружить. Ещё я познакомился с Валентином, которому поручили агитацию. Он про подобные вещи не рассказывал, но как-то обмолвился, что ему хорошо заплатили. Остальное вы, наверное, знаете. После того, как меня телепортировало с поляны, я ждал последствий, но маги куда-то запропастились. Пару дней после я провёл на непонятной съёмной квартире – у меня даже телефон забрали, заявив, что этому аппарату доверять нельзя. Объяснений меня удостоили только сегодня днём, когда Иван появился в квартире злой и измотанный. Рассказал про вас, про битву и про планы, которые не выдерживают столкновения с реальностью даже в нашем мире. Велел связаться с изготовителем амулетов и узнать про готовность очередной партии. Потом перенёс к Валентину, мы заказали пиццу, а приехали вы…

Парень замолчал и посмотрел на нас. Мы тоже молчали, осмысливая услышанное. По сути, Пётр не сказал ничего нового. Кое-какие зацепки можно было найти в его речи, но ожидаемой информации практически не было. Добавилась загадка про ограничения при создании амулетов, а также про путешествие, по поводу которого у меня сложилось двойственное ощущение. Логика подсказывала, что это был всего лишь хороший спектакль, рассчитанный на то, чтобы парень согласился пахать на «артефакторов» бесплатно. Вот только моё проснувшееся чувство буквально кричало о том, чтобы я не проходил мимо этого факта. Что в нём было такого важного для нашего расследования, я пока не понимал, но догадывался, что мы с этим явлением ещё столкнёмся.

– Мне только одно не ясно, – сказал вдруг Симонов. – Про путешествие, дарующее силу, они соврали или нет?

Я не знал, что ему ответить. В том, что это не выдумка, я уже почти не сомневался, но понять, где объяснениях магов заканчивается правда, не мог. В отличие от меня, Голубой Селезень всем своим видом выражал однозначное мнение по этому вопросу. Изумрудная Зарянка, похоже, тоже. Она уже набрала в лёгкие воздух, чтобы ответить, но тут дверь в наш офис открылась.

– Как бы неожиданно это ни прозвучало, – заявил появившийся на пороге Лиловый Журавль, – они тебе не соврали ни единым словом.

Командир оперативного крыла прошёл внутрь, уселся на один из свободных стульев и обвёл нас тяжёлым взглядом.

– Мои подозрения подтвердились, – негромко сказал он и посмотрел на меня. – Всё несколько серьёзнее, чем вы могли бы подумать.

Он сделал короткую паузу и добавил:

– Я беру это дело под личный контроль.

 

Глава 12. Гладкость планов.

На город медленно надвигались вечерние сумерки. Уже загорелись первые огни, темнота принялась медленно скрывать краски и растворять очертания домов, машин и людей. Воскресный день подходил к концу, и город готовился к всплеску ночной жизни, не прекращающейся даже в самую суровую погоду.

– То, что я сейчас расскажу, не даст ответа ни на один ваш вопрос, – сказал Лиловый Журавль. – Наоборот, эта история добавит новых загадок, но я уверен, что и она, и все события, как сегодняшние, так и прошлых лет – звенья одной цепи.

– Я уже сомневаюсь, что загадки когда-нибудь кончатся, – негромко сказал я, отворачиваясь от окна и возвращаясь на своё место.

Нам пришлось подождать, пока Голубой Селезень проводит Симонова, как сказал командир крыла, «туда, где он сможет отдохнуть». История не предназначалась для его ушей, но он явно хотел остаться, однако, под взглядом молчаливого агента не посмел возражать.

Сейчас агент снова появился в офисе, бесшумно и незаметно, словно вечерняя тень.

– Боюсь тебя огорчить, – ответил на мою реплику Лиловый Журавль, – но вопросы по этому делу не закончатся никогда. На какие-то из них мы сможем ответить, но до начала этой истории добраться очень проблематично.

– Почему? – удивился Бордовый Сокол.

– Потому что началась она не сорок лет назад, и даже не сто сорок. Начало её скрыто в столь далёком прошлом, что всё, на что мы можем опираться, – это мифы и легенды.

А я не удивился сказанному. Более того, даже почти не огорчился тому, что теперь придётся заниматься загадкой, которая попросту неразрешима. Остальным, по-моему, это тоже не испортило настроения, и я понимал причину. Дело в том, что к нам на службу не берут людей, способных бросить начатое дело на полдороги. Каждый из присутствующих здесь агентов, даже молодой Андрей Соколов, готов пожертвовать ужином и даже сном, лишь бы дело сдвинулось с мёртвой точки. Мы будем продолжать вгрызаться – каждый по-своему – в эту грань загадок, и нам, по сути, совершенно плевать, на степень их разгадываемости. Разница между нами лишь в том, что кто-то сразу принимает новое, а кто-то ещё сопротивляется, не желая нырять в новый омут, не исследовав до конца старый.

Мой уход из оперативников четыре года назад оказался редчайшим исключением, и я до последних дней даже не задумывался о его причинах. Но понимание того, что причины на самом деле куда серьёзнее, чем можно было считать, позволило мне, наконец, принять своё прошлое и придало уверенности в собственных силах. Так что я был готов к новым загадкам и отступать не собирался.

– Триста лет назад, – начал рассказ Лиловый Журавль, – когда указом Петра Первого был основан прообраз Ф.О.Р.С., наши родоначальники составили так называемую сотню самых больших загадок прошлого и настоящего. Предкам действительно нашлось, над чем поразмышлять, – сами понимаете, на каком уровне тогда находилась наука. История, которую я расскажу, получила несчастливый номер «тринадцать».

– Тринадцатое дело! – не удержавшись, воскликнул Сокол и посмотрел на меня.

Я развёл руками, мол, в жизни и не такие совпадения бывают. Да и приставка у дела сорокалетней давности тоже «тринадцать».

– По иронии судьбы, эта загадка оказалась самой несчастливой за всю историю существования списка, – усмехнулся командир крыла. – В её расследовании так и не появилось существенных подвижек. Большая часть остальных вопросов получила свои ответы, некоторые ещё открыты, но актуальность утратили. И лишь это, тринадцатое дело, висит мёртвым грузом уже почти три века, и время от времени вновь проявляет себя.

– Так в чём же его суть? – нетерпеливо спросила Изумрудная Зарянка.

– Приведу пример из относительно недалёкого прошлого, – спокойно ответил Лиловый Журавль. – В Великую Отечественную Войну было зафиксировано несколько странных случаев. Один пожилой крестьянин вместо того, чтобы сидеть в окопе, в ожидании общей атаки, вдруг встал в полный рост и пошёл вперёд. Немцы в него стреляли, но он шёл, как заговорённый – попасть в него почему-то не могли. Более того, когда он дошёл до вражеских окопов, немцы бежали, в страхе побросав оружие. И такое с ним было два или три раза.

Командир крыла сделал паузу и обвёл нас взглядом.

– Другой случай, – продолжил он. – Молодая женщина из обычной винтовки умудрялась убивать врагов с такого расстояния, на какое данное оружие было просто не рассчитано. Ей не нужен был снайперский прицел – она и без него никогда не промахивалась.

Услышав это, я насторожился. Уж очень это было похоже на рассказ Симонова про стрельбу из лука и жульничество.

– Третий пример, – сказал шеф. – Один подросток, почти мальчишка, был способен проникнуть в любой вражеский штаб и выкрасть оттуда документы или подслушать обсуждаемые планы немцев, благо язык он знал. Разумеется, когда он только появился, наши ему не поверили, подозревая в том, что «казачок» засланный. Но после того как он несколько раз провернул подобное в наших штабах, командование осознало, какой ценный разведчик находится в их распоряжении.

Задумавшийся Сокол вдруг поднял голову.

– Классы персонажей, – сказал он.

Мы все повернулись к нему.

– В компьютерных играх можно выбирать, в какую сторону развивать игрового персонажа, – с жаром ответил он. – Можно развивать меткость, став лучшим стрелком, или способности к маскировке, что полезно, когда надо что-то украсть. У каждого направления свои особые способности, и каждое называется по-своему: маг, воин, охотник, друид, паладин, вор… У этих людей что-то похожее.

– Да, определённое сходство здесь есть, – согласился командир крыла. – Каждый из них обладал способностями, которые нельзя объяснить иначе, как волшебством, но магами они не были. У них вообще не было ничего общего, кроме одного. Перед началом войны они считались пропавшими без вести. Просто однажды вышли из домов и вернулись только после нападения на нашу страну, уже обладая этими силами. Все они совершили какое-то путешествие, причём вдали от дома, обретя каждый свои способности. Напоминает что-нибудь?

– Ещё бы, не напоминало! – усмехнулся я.

Остальные закивали, соглашаясь.

– Это хорошо, – заметил Лиловый Журавль. – Таких свидетельств раньше было куда больше, несмотря на куда более скромные способности службы в плане сбора информации. За девятнадцатый век зафиксировано не меньше десяти случаев, за восемнадцатый – почти двадцать. Все описания сходятся в одном: человек пропал, все подумали, что погиб. Но он через некоторое время вернулся, обладая удивительными способностями. И думается мне, что в наших старых сказках описываются именно такие путешествия. Например, про Илью Муромца, который тридцать лет и три года просидел на печи, а затем вышел из дома и оказался в местах, полных удивительных явлений, где и обрёл свою богатырскую силу.

– А что случилось с теми тремя потом? – тихо спросила Изумрудная Зарянка.

– Неизвестно, – ответил командир крыла. – После окончания войны их так и не смогли отыскать и снова объявили пропавшими. Но я считаю, что они вернулись туда, где совершали путешествие.

Я поймал взгляд Голубого Селезня и кивнул:

– Да, мне это тоже напоминает книжки про «попаданцев». Наш современник оказывается в волшебном мире, и быстро выясняется, что кроме него никто не сможет этот мир спасти, только сначала надо обрести силу. – Я задумчиво потёр лоб. – А «порталисты» с «артефакторам» об этих путешествиях знают, даже прямо говорят, что сами пришли из того мира.

– Что же получается? – спросила Бирюзовая Ласточка. – Они всё это время забирали людей из нашего мира и отправляли в такие путешествия? Зачем?

Лиловый Журавль покачал головой.

– По нашим данным, гости с той стороны здесь ни при чём, либо делают это крайне редко, – сообщил он. – Наиболее вероятно, что между нашими мирами есть проходы, в которые могут проваливаться обычные люди. Только их по какой-то причине становится всё меньше – из ныне живущих есть только один человек, про которого можно утверждать, что он совершил такое путешествие. Вот только в нашем мире его сейчас нет.

Голубой Селезень посмотрел на командира крыла.

– Взаимосвязь миров? – переспросил Лиловый Журавль в ответ на его взгляд. – Да, эта версия рассматривается в качестве основной.

– В принципе, этим можно объяснить и силу, которую получают путешественники, – сказал я. – Ведь мы привыкли воспринимать магию только с прикладной точки зрения. Но если предположить, что на той стороне она является фундаментальной составляющей, то на стыке двух миров может происходить что угодно.

– Всё это не более, чем догадки, – поморщилась Изумрудная Зарянка. – Давайте систематизируем все вопросы, которые есть на настоящий момент, а потом уже вернёмся к рассуждениям. – Она посмотрела на командира крыла. – Надеюсь, новых загадок сегодня больше не будет?

Лиловый Журавль покачал головой, и мы, взяв лист бумаги, быстро набросали список вопросов, разделив его на несколько категорий. Первую мы назвали «Маги», и включили в неё всё, что касалось «порталистов» с «артефакторами» и их деятельности в нашем мире.

 

С какой целью в наш мир пришла группа «порталистов»? Что за магию они творили на заброшенной стройке?

Почему «артефакторы» мешают «порталистам» осуществить задуманное? В чём суть их конфликта?

Для чего «артефакторам» понадобилось собирать отряд местных? Чем они собираются его вооружить?

Где все эти маги прячутся? Каким образом они умудряются маскировать свою магию?

Что делала «порталистка» Алиса на месте ритуала культистов?

Почему «артефакторы» создают амулеты строго из местных материалов?

Что за артефакт пытались проявить эти маги четыре года назад? Что послужило причиной их неудачи?

С какой целью маги изучали наш город сорок лет назад?

 

Вторую группу мы озаглавили «Путешествия». Нам пока не была ясна суть связи того, что рассказывал Лиловый Журавль, с причинами появления магов здесь, но я был согласен с командиром крыла: всё это – звенья одной цепи.

 

В чём суть путешествий? Имеет ли этот процесс искусственное или же естественное происхождение?

Почему раньше путешественников было больше? Каким образом начинается путешествие?

Каким образом определяются способности, которые обретёт человек?

Какое маги имеют отношение к путешествиям, дающим силу? Связано ли их появление с тем, что путешественников стало меньше?

Бывают ли неудачные путешествия, и что происходит в случае провала?

 

Последний вопрос мы добавили по просьбе Бордового Сокола, который заявил, что в компьютерной игре выданное игроку задание не обязательно будет выполнено, поэтому в описании нового приключения может присутствовать пункт «Штраф за провал».

– Вообще, тут есть одна логическая ловушка, – заметил я, оглядывая остальных. – Я про начало путешествия и попадание в другой мир. Что из этого причина, а что – следствие?

Со мной согласились, но предположений никто озвучивать не стал – мы ещё не закончили со списком.

Следующую категорию назвали «Белый Бекас», потому что были вопросы, касающиеся меня лично и моего прошлого.

 

Кто тот таинственный наблюдатель, что следит за Белым Бекасом? К какой из групп магов он относится?

Какую роль сыграл агент Белый Бекас в событиях четырёхлетней давности? Как он умудрился поссорить магов?

Что такого важного могло случиться, что он заставил себя забыть об этом? Каким образом он добился того, что память стёрлась безвозвратно?

                                 

Мысль, пришедшая мне в голову, была столь неожиданной, что я почти поверил в неё.

– А что, если четыре года назад я сам совершил такое путешествие? – спросил я. – Точнее начал, но меня вышвырнули обратно за… по какой-то причине. Вот я с горя и…

– Это не объясняет, как ты умудрился блокировать воспоминания, – перебила меня Изумрудная Зарянка.

– Да и не мог ты надолго покинуть этот мир, – заявил Лиловый Журавль. – Да, ты выключал инфоочки на время репетиций магов, но это никогда не длилось больше двух часов.

Я уже и сам засомневался в своих словах. Моё отсутствие, пусть и кратковременное, в этом мире вряд ли осталось бы незамеченным.

В конце мы написали ещё один вопрос, который сложно было отнести к какой-либо из групп. Задав его себе несколько раз подряд, я понял, что именно ответ на него позволит нам раскрутить этот клубок загадок. Вот только поиск ответа мог растянуться на неопределённое время.

              

Какова суть взаимосвязи между нашим миром и тем, откуда пришли маги?

               

– Я согласна с Бекасом по поводу последнего вопроса, – заявила Изумрудная Зарянка. – Вполне возможно, что мотивы магов объясняются какими-то глобальными причинами.

– Ага, они ищут ответ на главный вопрос жизни, вселенной и вообще, – усмехнулся мой подопечный. – Прямо как мы!

Я с сомнением пожал плечами, хотя ассоциация с культовой книгой казалась уместной. Тем временем, Изумрудная Зарянка вывела список вопросов в интерфейсы наших очков, и я некоторое время перечитывал его, пытаясь что-нибудь придумать. Затем вдруг обнаружил, что Голубой Селезень смотрит на меня и, судя по выражению лица, вовсе не разделяет всеобщей задумчивости.

– Время? – спросил я, поняв, что имеет в виду агент. – Да, ты прав, на главный вопрос нам его может просто не хватить. – Я повернулся к остальным. – Согласен с предложением Селезня. Давайте попытаемся выяснить, для чего к нам пришли эти маги – сейчас это будет проще всего. Какие будут предложения?

– Предложения? – удивился командир крыла. – Я считаю, что у нас лишь один путь – спровоцировать магов на конкретные действия. Это их демаскирует и даст нам шанс если не взять пленных, то узнать о них побольше.

– И как же мы это провернём? – поинтересовался Зелёный Огарь.

– Придётся пойти на риск, – ответил Лиловый Журавль, пристально глядя на меня. – Один из «артефакторов» явно имеет к Белому Бекасу свои счёты, да и главный «порталист», судя по оперативной записи, что-то хочет у нашего агента разузнать.

Я не стал спорить. Мне и так было ясно, что в случае ловли магов на живца, центральная роль достанется мне. Единственное, чего я не понимал, – как мы будем магов приманивать. Хотя…

Додумать мысль я не успел – командир крыла озвучил её за меня.

– Предлагаю тебе взять один из тех артефактов, что покоятся в спецхране, и погулять с ним, скажем, по ВВЦ. Учитывая, что «порталисты» остались без накопителей, вряд ли они пропустят такое событие. Не думаю, что они проявят себя в людном месте, но слежку начнут обязательно.

– А для окружающих опасности не будет? – осторожно уточнил я. – Всё-таки, это артефакт «красного» уровня.

– Подберём что-нибудь безопасное, – ответил шеф. – К тому же, завтра понедельник, и народу будет меньше – это поможет нам в наблюдении.

– Тогда надо будет выманить их в Ботанический сад, на какую-нибудь укромную поляну, – предложила Изумрудная Зарянка. – И понадобится прикрытие.

– Прикрытие обеспечим, – кивнул Лиловый Журавль. – Несколько стай будут наготове и смогут прийти на помощь в считанные секунды.

Командир крыла внимательно оглядел меня с головы до ног и добавил:

– И одежду смени на гражданскую. Только всё оборудование обязательно возьми с собой, особенно ТОР.

Я кивнул. В тот момент мне казалось, что провести эту операцию будет правильным.

 

***

 

За ночь произошло важное событие. Наши наблюдатели из пункта «Б-44», Серый Стриж и Оранжевая Мандаринка, с примкнувшей к ним Синей Чайкой завалили в Ботаническом саду какого-то синего человекоподобного монстра. Дело по нему завели пару месяцев назад, но до сегодняшнего дня им никто всерьёз не занимался – мелких природных аномалий в городе было преизрядное количество, и на всё просто не хватало времени.

Шутки кончились, когда это существо стало нападать на молодых девушек, вгоняя их в кататонию. Наблюдатели не стали ждать, пока у Гнезда освободятся ресурсы на прочёсывание всего лесного массива, и провели собственную операцию. Здесь тоже брали на живца, чью роль исполнила Оранжевая Мандаринка.

Сам Серый Стриж проблему с монстром попытался решить чисто по-мужски, в рукопашной. Но, несмотря на численный перевес, этот монстр умудрился хорошо накостылять Стрижу, слегка придушить Мандаринку и заставил Чайку совершить спринтерский забег на максимальной скорости. Учитывая, что всё вооружение ребят составлял один бластер, а монстр умел исчезать, превращаясь в дым, агентов можно было только похвалить за то, что сумели его подстрелить. В результате, утро наблюдатели провели в Гнезде и в нашей операции участия не принимали.

Вместо них в пункте наблюдения расположилась Изумрудная Зарянка, открыв прямой канал связи с Гнездом. Лиловый Журавль своим приказом выделил нам в помощь нескольких человек из аналитического отдела, в задачу которых входило обнаружение слежки за моей персоной и разработка маршрута моего движения.

День был солнечный и тёплый. Ветер как на заказ был ровно таким, чтобы приносить прохладу, но без риска простудиться. Посетителей ВВЦ в это утро понедельника было немного, и у меня даже возникло сомнение, не будет ли моя прогулка слишком подозрительной для магов.

Оделся я по-летнему. На мне были лёгкие бежевые сандалии, серого цвета шорты, длиной ниже колена, голубая футболка и светлая выцветшая бейсболка. Всё остальное относилось к оперативной экипировке: инфоочки, бластер под футболкой за поясом, встроенный в ремень энергетический щит и ТОР в кармане.

Левое запястье охватывал странного вида браслет. Сделанный из бронзы, он выглядел очень старым, так что гравировка его поверхности содержала изрядное количество потёртостей. Это не мешало ему оставаться артефактом на грани «красного» уровня, правда, про его свойства мне никто не удосужился рассказать.

У меня было опасение, что это старое украшение войдёт в конфликт со щитом, но этого не произошло. Щит не давал абсолютной защиты, гарантировано срабатывая только на высокоэнергетические формы магии, к которым относились, как классические огненные шары с молниями, так и современные, например, световые мечи или заклинания поклонников Гарри Поттера. Но среди всего спектра магических сигнатур, которые были знакомы агентам, существовал целый пласт тех, на которые щит попросту не реагировал. Ментальная магия или физическое воздействие, вроде воздушного тарана и удушения а-ля Дарт Вейдер, относились именно к таким. К тому же, магу ничего не стоило поднять заклинанием что-нибудь тяжёлое и швырнуть его в агента – в этом случае оставалось только прятаться.

Проходя через ворота ВВЦ, я поймал себя на мысли о том, что начинаю своеобразное путешествие, которое приведёт к успеху, если буду себя правильно вести. Жаль только, что оно обещало быть очень коротким – по оценкам аналитиков гулять мне предстояло не больше полутора часов.

Через четыре с половиной часа путешествие уже не казалось мне таким коротким. Два раза я ел мороженое, стоя возле фонтана. Три раза покупал напитки и пил их на ходу, а затем резко сворачивал в сторону ближайшей урны, чтобы выбросить бутылку. Как результат, пришлось один раз забежать в «сеть бесплатных туалетов», обозначенных жёлтой буквой «М». Раз пять или шесть я сидел на лавочке, отдыхая минут по десять, но затем приходила команда от аналитиков, и я отправлялся дальше.

С прикрывающими меня агентами я не пересекался, хотя видел их не один раз. Несколько человек тоже изображали праздно шатающихся, находясь неподалёку от меня. Остальные были готовы занять позиции в Ботаническом саду на финальной стадии операции.

Я очень рассчитывал, что маршрут моего передвижения пишется – очень хотелось сохранить его себе на память, чтобы потом показывать новичкам и рассказывать легенду «о том, как агент Белый Бекас злобных магов приманивал».

Я устал от постоянной бесцельной ходьбы, и очередное разрешение посидеть на лавочке воспринимал, как подарок.

Я проголодался и всерьёз рассматривал возможность посетить жёлтую букву «М» по её прямому назначению.

Я уже даже начал сомневаться, что план, предложенный Лиловым Журавлём, вообще сработает, когда Изумрудная Зарянка сообщила:

Есть три источника слежки. По двум из них вероятность составляет больше восьмидесяти процентов, по третьей – чуть меньше семидесяти. Стаи прикрытия начали выдвигаться в сторону Ботанического сада, место встречи подобрано, передаю маршрут на твои очки.

– Ну, наконец-то! – облегчённо вздохнул я, поднялся с лавочки и направился по дорожке, по которой сегодня прошёл уже раз десять в обоих направлениях.

Кроме того, что пришлось много ходить, я почти всё время провёл на солнце, и желание оказаться под тенью деревьев было вполне естественным.

«Триглав» показывает слабые следы пространственной магии, – предупредила Зарянка. – Маги точно здесь.

Сработало!

По сравнению с тем расстоянием, что мне уже довелось пройти, новый маршрут выглядел совсем коротким – надо было войти в Ботанический сад, пройти по нему, держась правой стороны и пару раз повернуть. И я почти не удивился, когда понял, что место назначения располагается по соседству с тем, где несколько дней назад я впервые вступил в бой с Дятлом. Интересно, а он тоже здесь?

Странно, но никто из подозреваемых за тобой не пошёл. – В голосе Зарянки чувствовалась лёгкая тревога.

– Думаю, что им этого и не надо, – ответил я. – Ведь они могут просто переместиться, куда им нужно. Магические всплески есть?

Сложно сказать, – отозвалась девушка. – Местами фиксируется спонтанное повышение фона. Аналитики считают, что это следы их маскировки.

– Синяя Чайка, наверное, воспринимает это, как манну небесную, – усмехнулся я. – Ладно, я почти на месте.

В плане операции было только одно слабое место – никто не знал, как поведут себя маги, когда я окажусь в назначенном месте. Мы обсуждали варианты, но всё предложенное сводилось к трём версиям: вступят в бой, начнут переговоры или просто отступят, обнаружив прикрытие. Очень хотелось второго и очень не хотелось третьего. К первому нам было не привыкать.

Поляна оказалась достаточно большой, шириной метров в пятьдесят. С трёх сторон она была окружена густой растительностью, но просматривалась издалека с четвёртого, неприкрытого направления. Это было не очень хорошо, потому что в сотне метров проходила дорога, и возможную схватку с магами могли увидеть посторонние. Но аналитики, похоже, придерживались другого мнения.

Я вышел в центр поляны и остановился, оглядываясь. Инфоочки показывали, что в кустах вокруг уже заняли позиции агенты, готовые в любой момент прикрыть меня огнём. В принципе, всё наше поведение должно было явно показать магам, что к вооружённому противостоянию мы готовы. Правда, в этом был и другой посыл – мы не против встретиться и обсудить возникшие разногласия. Теперь оставалось только дождаться их ответного хода.

На поляне мне пришлось проторчать минут пять. Глядя в сторону дороги, я вдруг подумал о том, что планы имеют свойство не выдерживать столкновения с реальностью. Если маги сейчас никак не проявят себя, то вся наша операция превратится в глупый фарс, о котором потом будет стыдно вспоминать. Похоже, именно поэтому на исходе пятой минуты мне так сильно хотелось убраться отсюда.

Или это моё чувство?

Додумать мысль я не успел. Интерфейс инфоочков вспыхнул предупреждением о магическом всплеске за моей спиной. Я резко развернулся, выхватывая бластер; одновременно с этим вокруг меня появилась ячеистая сфера щита, который среагировал на что-то мощное. А дальше произошло странное. Воздух словно сгустился вокруг меня, стал плотным, хоть и сохранил прозрачность. Я продолжал движение, поворачивая руку с бластером, но теперь делал это как-то медленно, словно продавливаясь сквозь кисель. Интерфейс очков замерцал, надписи стали меняться так же медленно, но главное я уже увидел. Характерный пик на сигнатуре применённой против меня магии говорил о том, что я нахожусь в области искажённого времени. Чёрт, вот этого мы предвидеть не могли!

Моё сознание почему-то продолжало воспринимать всё на обычной скорости, и я видел, что в паре метров за моей спиной появились пятеро. В центре находился главный «порталист», окружённый по сторонам одетыми в знакомые длинные плащи магами. Стоя на одном колене, Диего протягивал в мою сторону руки, повёрнутые ладонями вверх, как будто преподносил мне что-то невидимое. Вот он начал сжимать пальцы в кулаки, и мой щит от этого вспыхнул ярче, а инфоочки принялись высвечивать сообщение о пиковой перегрузке. Неужели электроника не выдержит? Там же есть поглощающие контуры! Если щит лопнет, то я останусь беззащитен против пятёрки магов. От окружавших поляну кустов уже летели импульсы бластеров, но делали это так же медленно. Четвёрка магов вокруг Диего держала общий щит, и первые импульсы, уже долетевшие до нас, растворились в нём без следа. С моей стороны маги защиту не поставили, но я попросту не успевал развернуться и прицелиться – пытался, рвал жилы, но не успевал.

По лицу главного «порталиста» катились крупные капли пота. Было видно, что для него эта магия – предел силы и способностей. Но торжествующая улыбка мага говорила мне о том, что у него получится осуществить задуманное.

Щит лопнул, когда я уже выдавливал курок, пытаясь заставить оружие выстрелить. Сразу за этим Диего развернул руки ладонями ко мне и словно оттолкнул что-то от себя. Земля ушла из-под моих ног, яркая вспышка выстрела на долгое мгновение скрыла от меня главного «порталиста», а затем вокруг резко потемнело. Поляна с магами исчезла, сменившись тёмно-серым, почти чёрным туманом. В этот туман я продолжал падать.

Вот только почему-то приземляться не спешил.

 

***

Туман не был однородным. Он то клубился большими облаками, словно грозовая туча, то вытягивался полосами, как будто под порывами невидимого ветра. Временами начинало казаться, что он живой и пытается как-то общаться со мной. Но его знаков я не понимал – если он и представлял собой один большой организм, то существовал по совершенно иным законам. Мне он не препятствовал – я вообще не ощущал ничего, имея возможность только наблюдать за его эволюциями.

Как ни странно, инфоочки продолжали работать даже здесь. Связь пропала, но интерфейс всё так же, не спеша, сообщал о закручивающихся вокруг меня магических потоках, причём затруднялся однозначно определить уровень их силы. Происхождение этой магии тоже было непонятно, но я был уверен, что Диего просто перенёс меня куда-то, и всё наблюдаемое мной – последствия воздействия заклинания.

Странности продолжались и со временем. Я не был уверен, что здесь существует такое понятие, а потому быстро придумал своему состоянию новое определение: рассинхронизация восприятия. Сознание продолжало работать в привычном ритме, но на любую попытку пошевелиться тело отвечало медленно и крайне неохотно. Я как будто всё ещё делал свой разворот в сторону мага, держа бластер на вытянутой руке. Замедленная инерция продолжала моё движение, и попытки досрочно его прекратить запоздало вызывали чувство боли в перегруженных мышцах.

Я не дышал, точнее, начавшийся во время моего падения вдох до сих пор не закончился. Осознав это, я понял, что для постороннего наблюдателя вся наша схватка заняла не больше секунды, и это показывало, как сильно мы просчитались при планировании операции. Конечно, вряд ли среди магов каждый способен управлять временем – я видел, насколько тяжело это далось главному «порталисту», но наличие у них такого козыря оказалось весьма неприятным.

А ещё меня начал интересовать неожиданный вопрос. Если при таком ускоренном восприятии поток магии вокруг меня кажется неспешным водоворотом, то с какой же скоростью он должен крутиться на самом деле? Да и эволюции тумана казались естественными для моей скорости мышления. Что же тогда можно будет увидеть, пройдя через это место на нормальной скорости? Скорее всего, очень мало, ведь переход должен быть быстрым – я сам видел, с какой скоростью маги перемещаются в бою.

Всё переменилось мгновенно. Я успел начать выдох, когда туман вокруг мигнул, исчезая, а я, наконец-то, упал, больно ударившись локтем о какую-то твёрдую поверхность. Восприятие рывком вернулось к нормальному состоянию, и я рефлекторно сделал перекат, выходя в положение для стрельбы с колена. Внезапно навалившаяся слабость и сильное головокружение едва не заставили меня упасть окончательно, и я даже обрадовался тому, что не стал сразу подниматься в полный рост. Попытка закрыть глаза и потрясти головой особо не помогла, но когда я бросил взгляд по сторонам, то понял, что для меня ещё ничего не закончилось.

Первым, что привлекло моё внимание, был лес. Я снова находился на поляне, вот только трава и деревья вокруг были чужими. Нет, их зелёный цвет оказался таким же, форма не резала взгляд, но сразу становилось понятно, что у нас таких быть не может. Я не был силён в лесных науках и не мог сказать, откуда возникло это ощущение, – оно просто пришло и осталось, как данность.

Вторым моментом оказалась странность с моим зрением. Я как будто смотрел на окружающий мир через прозрачную полиэтиленовую плёнку. Она казалась податливой, сделай укол – лопнет, вот только не ощущалась никак, а просто маячила перед глазами.

А вот дальше следовали куда более интересные детали. Интерфейс очков шёл помехами, сообщая о том, что я нахожусь в зоне высокой магической активности, причём источник не определялся, и создавалось ощущение, что магия «красного» уровня просто равномерно разлита в пространстве вокруг меня. Под моими ногами обнаружилась круглая тёмная площадка, сделанная из непонятного материала. Она была установлена прямо в траве и не содержала никаких рисунков – обычная гладкая поверхность.

На краю этого круга, в нескольких метрах друг от друга стояла пара человек, одетых в длинные тёмно-синие плащи, разрисованные золотистыми узорами. Один был смуглым и черноволосым, с резкими чертами лица, второй же – типичным смазливым блондином, этаким «сферическим любовником в вакууме» для любой девушки. В паре десятков метров за их спинами из-за деревьев выглядывал третий, совершенно на эту парочку не похожий. Если внешний вид носителей плащей намекал на их принадлежность к магам, то третий больше всего был похож на воина. Широкие плечи, толстые, перевитые жгутами мышц руки, кожаный нагрудник и обнажённый меч в руке. Ещё я обратил внимание на его длинные пепельные волосы, аккуратные усы с бородой и цепкий взгляд, которым он рассматривал всех нас. У меня почему-то сразу сложилось ощущение, что маги не догадываются о его присутствии.

Эти фрагменты отпечатались в моём сознании подобно нескольким большим фотографиям – позже я списал этот эффект на последствия ускоренного восприятия. А тогда странности продолжились. Маги явно попытались что-то со мной сделать, потому что инфоочки, наконец, выдали источник воздействия. Каждый из них вытянул в мою сторону правую руку, и из их открытых ладоней полилась магия. Не знаю, какие цели были у этой парочки, но у них явно ничего не получилось. Эта неудача настолько шокировала обоих, что эмоции с лёгкостью читались на их лицах. И мешала им та самая непонятная плёнка, что продолжала маячить перед глазами. Я вскинул бластер, нажимая на спуск, но импульса так и не последовало. Выстрел явно получился – характерный звук не спутаешь ни с чем, но выглядело всё так, будто оглушающий заряд растворился в окружающем пространстве в первые же мгновения.

Я не успел обдумать странное поведение своего оружия. Воин вдруг с невероятной скоростью ринулся вперёд, за пару секунд преодолел разделявшие его и магов метры и с ходу двинул блондину кулаком в ухо, отправляя того полежать.

– Супостаты проклятущие! – низким голосом прокомментировал он.

Ничего себе! Да что же такое творится в датском королевстве? Продолжая стоять на одном колене, я увидел, как смуглый колданул что-то на воина, но тот небрежно отбил магическую атаку клинком своего меча. Вот как у него это получилось, а? И в тот же момент странная плёнка, ограждающая меня от окружающего мира, вдруг стала быстро терять прозрачность, скрывая от меня непонятную поляну с творившейся на ней непонятной разборкой. Последнее, что я успел увидеть – это то, как воин выдал черноволосому могучий пинок сапогом в живот, посмотрел в мою сторону и вдруг подмигнул мне.

На этот раз всё произошло очень быстро, причём перенос оказался крайне неприятным. По ощущениям, я провёл в тумане не больше пары секунд, но за это время меня несколько раз ощутимо дёрнуло, как будто я падал с привязанным к поясу тросом, который неожиданно натягивался. При первом таком рывке я едва не откусил себе язык, следующие два выдавили из груди весь воздух, под конец перед глазами поплыли странные зелёные круги, и я вдруг со всего размаху приземлился на живот, уткнувшись лицом в траву.

Несмотря на резкую боль и ломоту в мышцах, я тут же перевернулся, с облегчением набирая в лёгкие воздух. Уже не обращая внимания на головокружение, приподнялся на локтях и бросил быстрый взгляд по сторонам. Вокруг снова был Ботанический сад, только вот за время моего отсутствия здесь мало что изменилось. С нескольких сторон в магов летели импульсы, главный «порталист» продолжал стоять на одном колене, явно переводя дух. Щит магов ещё держался – было похоже, что здесь не обошлось без накопителя.

Моё возвращение оказалось для магов полной неожиданностью. Диего поднял голову и ошалелым взглядом уставился на меня.

– По второму! – рявкнул он. – Уходим!

Уходите? Ну, уж нет! Я из положения полулёжа рванулся вперёд, чтобы схватить хотя бы одного из магов, но тут выяснилось, что эти супостаты планировали уйти вместе со мной. Они мгновенно окружили меня, чья-то рука схватила моё запястье. Я поднял взгляд и узнал Алису, которая смотрела на меня как-то недобро. А затем вокруг снова мигнуло, на мгновение я увидел знакомый серый туман, и мы впятером оказались в каком-то большом ангаре.

Я уже почти ничего не соображал. Голова опять закружилась, перед глазами снова возникла та странная плёнка, меня рвануло обратно в туман, но маги, как оказалось, не планировали отпускать меня просто так.

Контуры ангара проявились снова, причём на этот раз магов стало больше. Все они стояли напротив меня, пытаясь не допустить моего повторного ухода в серое марево. Я чувствовал себя так, будто меня пытаются вытянуть сквозь поток дикого ураганного ветра, который неумолимо увлекает меня за собой. Дыхание выдавливало из лёгких, перед глазами начали плясать светящиеся точки, пространство вокруг вспыхивало, то покрываясь туманом, то обретая черты поляны в Ботаническом саду или убежища магов. Интерфейс инфоочков сошёл с ума, выдавая что-то совсем уж невообразимое. Кажется, я кричал. Ещё помню, как опустошил батарею бластера, в исступлении непрерывно давя на курок. Куда стрелял – не помню.

В какой-то момент, уже находясь на грани забытья, мне послышался резкий хлопок, я упал на бок и щекой ощутил мягкую и прохладную траву. В бедро впилось что-то круглое.

«ТОР», – подумал я. – «Учёные с ума сойдут, разбирая всё записанное».

– Вот он! – услышал я встревоженный голос Зелёного Огаря.

Руки агента перевернули меня на спину и, хорошенько встряхнули. Следом за этим пришло ощущение чужого взгляда откуда-то со стороны.

«И этот тоже здесь», – почти не удивился я. – «Ему-то что от меня надо?»

– Бекас, ты в порядке? – Меня ещё раз встряхнули, а затем моя голова мотнулась в сторону, от прилетевшей оплеухи. – Очнись!

«Огарь, ты-то меня так за что?» – подумал я и провалился, наконец, в темноту.

 

***

К следующей части