skip to Main Content
«Тринадцатое дело», часть 8 из 13

«Тринадцатое дело», часть 8 из 13

Публикуем восьмой фрагмент книги «Тринадцатое дело».

Сегодня вы узнаете, какие опасности таит в себе служба в Ф.О.Р.С., какие преимущества даёт наличие подчинённых, и на что готовы пойти маги ради ценной информации. И да, будет много экшена.

Глава 13. Впечатления и предположения.

В себя я пришёл медленно и спокойно. Так бывает, когда на утро не запланировано никаких дел, и можно подольше поваляться в кровати. Подсознание не позволяет организму проснуться резко, и последний утренний сон причудливо переплетается с окружающими звуками, постепенно отступая.

В этот раз мне не снилось никаких снов, а вокруг было относительно тихо. Лишь слева доносился негромкий шум города, да справа что-то гудело на пределе слышимости.

Я медленно открыл глаза и увидел над собой белый потолок с матовыми лампами дневного света. Ага, значит, меня уже успели довезти либо до больницы, либо до нашего лазарета. Пару мгновений спустя начали включаться остальные чувства, и я понял, что лежу на кровати, укрытый лёгким одеялом, а на моих ногах нет обуви. Что ж, логично.

Справа едва слышно пискнуло, и я осторожно повернул голову в сторону источника звука. Возле кровати обнаружилась стойка с каким-то диагностическим прибором, от которого в мою сторону шёл пучок белых проводов, скрываясь под одеялом. Экран прибора был повёрнут в мою сторону, так что я сразу увидел на нём большую зелёную надпись:

 

Физические показатели в норме.

 

Тогда я приподнял голову – мышцы слушались как-то вяло, и это получилось не сразу – и осмотрелся. Так и есть, лазарет. Оказаться где-то ещё после того, что со мной произошло, я и не рассчитывал. Радовало то, что остальные кровати были пусты – очень не хотелось снова увидеть здесь тех, с кем дрался плечом к плечу.

Снаружи ярко светило солнце, лёгкий ветерок играл занавеской в приоткрытом окне. Обстановка была спокойной и умиротворяющей. Самое время как следует разобраться в том, что увидел и почувствовал.

Я опустил голову на подушку и прикрыл глаза. Память чётко зафиксировала две картины: пятёрку «порталистов» в Ботаническом саду и двоих магов в странном лесу. Остальное воспринималось урывками, как что-то не совсем реальное. Я помнил тёмный туман, помнил, как маги всеми силами пытались не пустить меня обратно на поляну Ботанического сада. Ещё была странная плёнка перед глазами и воин, отбивающий заклинание мечом. Вспоминалось, как меня крутило, подобно пёрышку, попавшему в ураган, и испытывать подобное ещё раз очень не хотелось. Кстати, а со мной точно всё в порядке?

Я пошевелил пальцами рук и ног, затем сделал медленный и глубокий вдох. Резкой боли не было, а значит, руки и ноги были целы, да и ребра, похоже, не особенно пострадали. Тогда я принялся поочерёдно напрягать все мышцы тела, оценивая состояние организма. Диагност диагностом, но самостоятельно прочувствовать себя было просто необходимо. Медицинская техника не соврала. Организм был в норме, хотя мышцы отзывались лениво, с задержкой.

Поняв, что моей тушке ничего не угрожает, мои мысли тут же окрасились в мрачные тона. Операция была провалена с диким треском, как её ни анализируй. Переиграли нас маги! Но кто мог знать, что Диего способен растягивать время? Радовало лишь то, что моё похищение тоже провалилось, причём с не меньшим треском, страшным грохотом и нецензурной бранью на языках двух миров. Понять бы, что меня всё время выдёргивало назад? Браслет на руке? Тот самый таинственный наблюдатель? В последнем я сильно сомневался.

Как бы то ни было, лёжа на кровати получить ответы было весьма проблематично. Я снова открыл глаза и принялся принимать сидячее положение. Получалось не очень – мой организм сопротивлялся попыткам покинуть уютную постель, но я был непреклонен. Попутно с удивлением выяснил, что одет в больничную пижаму бледно-зелёного цвета. Интересно, сколько я провёл без сознания? Учитывая, что на улице ещё далеко не вечер, то вряд ли больше трёх-четырёх часов.

Наконец, мне удалось сесть, опустив ноги на пол, и следующие полминуты я отдыхал.

– Супостаты проклятущие, – прошептал я услышанную фразу, полностью с ней соглашаясь.

При случае надо будет обязательно дать в ухо главному «порталисту» – уж очень душевный получился у воина удар. Но это можно было отложить на потом. Сейчас же требовалось решить более насущные проблемы: отцепить все датчики от своего тела и сменить больничную пижаму на что-то более подобающее.

Я как раз справился с первой задачей, когда дверь открылась, и на пороге появился доктор. Его профессиональную принадлежность я определил сразу, потому что белые халаты в Гнезде носили только учёные и приглашённые врачи. Но среди представителей «синих птиц» этого человека я никогда не видел, хотя мельком пересекался с ним в коридорах здания пару раз. Он был лет сорока пяти, с пышной чёрной бородой, ровными чертами лица и внимательным взглядом спрятанных под круглыми очками глаз. Когда он приблизился, я разглядел прикреплённый к его халату бейджик с надписью: «Илья Иванович Волков».

Собственной медицинской службы у нас не было. Каждый агент знал азы первой помощи; в случае серьёзных травм бригада врачей приезжала прямо в Гнездо, но такое случалось нечасто. В большинстве случаев лечением занимались наши учёные, которые в силу специфики оперативной работы куда лучше разбирались в последствиях магических атак.

В этот раз доктор был – он замер на пороге, внимательно меня разглядывая. Проследив за моей попыткой принять вертикальное положение, он поправил очки и поинтересовался:

– Вы куда-то торопитесь?

Голос у него был мягкий, расслабляющий. В нём явно чувствовалось спокойствие, которое приходит только с опытом врачебной работы, причём опытом немалым.

Я, наконец, выпрямился и молча кивнул на зелёную надпись, которая продолжала светиться на экране. Говорить почему-то не хотелось. Несмотря на то, что организм не пострадал, сознание немного плыло, находясь в состоянии лёгкого транса. Чем это было вызвано, я не знал, но чувствовал, что ничего опасного здесь нет.

– Понятно, – кивнул доктор, подошёл, взял меня за локоть и каким-то привычным движением усадил обратно на кровать.

Достав из кармана крошечный фонарик в форме брелока, он посветил мне в зрачки, а затем принялся водить им перед моими глазами вправо-влево, наблюдая за реакцией. Понимая, что препятствовать не стоит, я послушно следил глазами за светящейся точкой. Следующие несколько тестов были знакомы каждому человеку с детства: я касался пальцем кончика носа, меня кололи зубочисткой в разных частях головы и стучали молоточком по коленкам.

Машинально выполняя команды доктора, я пытался прийти в норму на уровне сознания. Мысли в моей голове были такими же вялыми и расплывчатыми, как и мышцы, так что их попросту не получалось думать. Я постарался сконцентрироваться, и один вопрос пробил-таки пелену транса, вырвавшись наружу:

– Доктор, скажите, я жить буду?

Илья Иванович пристально посмотрел мне в глаза, нахмурил брови и ответил:

– С такими нагрузками на организм гарантию дать не могу.

– А что со мной было? – спросил я. – Почему я в лазарете?

Конечно, вряд ли его посвятили в то, что произошло. Но специфику нашей работы он должен был знать, а потому мог объяснить случившееся со мной.

– Вы попали в очень сильное поле магии, – задумчиво ответил доктор. – Точнее, совокупность полей, но подробностей у меня не спрашивайте. Важно то, что ваш организм оказался не готов к такому влиянию. Физически вы получили только несколько незначительных ушибов, но вот нервная система подверглась очень сильной встряске, в результате чего вы двое суток провели без сознания.

– Два дня?! – удивлённо спросил я, поворачиваясь к приоткрытому окну.

Там было светло, но настроение было совсем не летним. Сколько всего могло произойти за такой срок?

– Почему так долго? – спросил я, посмотрев на Волкова.

– По моей рекомендации вас держали в состоянии частичного подавления нервной деятельности, – ответил он. – Так что не удивляйтесь ощущению лёгкой заторможенности.

Я не удивлялся – я хмуро глядел на него, не понимая, для чего вообще понадобились такие меры. И Илья Иванович объяснил.

– Поймите, никто из ваших коллег раньше не попадал под такое мощное и, что важнее, разнонаправленное воздействие, – сказал он. –  Я решил перестраховаться, а заодно проработать программу реабилитации для подобных случаев, и ваше начальство не было против.

Я со вздохом опустил голову. Спорить с ним не хотелось, да и бессмысленно это было сейчас. Единственное, было очень жаль потерянного времени. Интересно, а меня собираются отсюда выпускать?

Наверное, вопрос был слишком явно написан на моём лице, потому что Волков вдруг улыбнулся.

– Не волнуйтесь, никаких необратимых последствий для вас это не повлекло, – успокоил меня он. – Так что вы вполне способны вернуться к оперативной работе.

Уже лучше. Транс понемногу отступал, и я чувствовал в себе силы если не набить лицо всем магам, то уж добраться до штаба операции – точно.

– Единственная просьба, – отвлёк меня от мыслей доктор. – Точнее, предупреждение. Постарайтесь не попадать в подобные переделки в ближайший месяц.

Я посмотрел на него и усмехнулся.

– С такими нагрузками на организм гарантию дать не могу, – ответил я его словами.

– Другого ответа я и не ожидал, – кивнул доктор. – Поэтому проинструктировал ваших учёных, так что они знают, что надо сделать, если подобное повторится. Всего вам хорошего.

С этими словами он развернулся и покинул лазарет.

Оставшись один, я тут же встал и направился к шкафу возле стены. Вместо ожидаемых шорт и футболки внутри оказалась моя штатная одежда: брюки, рубашка, обувь. Не было только галстука и инфоочков, не говоря уже о бластере. Переодеваясь, я подумал, что мне, скорее всего, выдадут новое оборудование, потому что прежнее наверняка уже разобрано до винтиков и подвергается всяческим проверкам на предмет последствий пребывания в эпицентре магического урагана.

В привычной одежде я почувствовал себя намного увереннее, хотя без очков было немного некомфортно. Всё-таки, к хорошему привыкаешь быстро. Вот где сейчас искать, например, Розового Утёнка? А Синяя Чайка вообще сейчас в здании? Да я даже лифтом сейчас толком не смогу воспользоваться! Впрочем, наверняка кто-то есть в штабе операции, так что я решил отправиться именно туда.

Командира подразделения долго искать не пришлось. Я успел пройти по коридору с десяток шагов, когда столкнулся с ним нос к носу. Окинув меня взглядом с головы до ног, Розовый Утёнок сухо поинтересовался:

– Как самочувствие?

– Относительно, – ответил я, не вдаваясь в подробности, что и относительно чего.

Командир ещё раз меня оглядел, затем кивнул в сторону и коротко приказал:

– Пошли!

Немногословность командира показывала, что он сильно напряжён. В голову сразу полезли мрачные предположения, но я молчал всё то время, пока мы добирались до его кабинета, благо идти было недалеко.

– Знаю, что у тебя сто вопросов, – начал командир, усаживаясь в своё кресло. – Но времени отвечать на всё у меня нет. Поэтому вот основные моменты. Первое. За то время, что ты провёл без сознания, ничего плохого не случилось. Хорошего, впрочем, тоже, хотя положительные результаты есть. Та стычка с магами закончилась вполне предсказуемо, и кроме тебя никто не пострадал. За прошедшие два дня мы несколько раз засекали других магов, но их преследование заканчивалось с тем же результатом. Но зато мы накрыли одну из точек, где скрывались «порталисты», правда там уже никого не было.

– Это то место, куда они все сбежали из Ботанического сада? – уточнил я.

– Да, – кивнул командир. – Причём выяснилось, что это место они тоже посещали сорок лет назад. Учёные нашли там следы магической маскировки, но она, похоже, не была рассчитана на такие всплески магии, и «Триглав» засёк это место практически сразу.

Командир сделал паузу, а я мысленно подчеркнул вопрос, касающийся способностей магов к маскировке. Новость о том, что не всякая магия может быть скрыта от наших электронных средств слежения, была просто отличной. Вывод был ещё лучше: повторить большой магический ритуал втайне от нас маги не сумеют.

– Второй момент, – продолжил Розовый Утёнок. – Так как ты официально считался раненым в бою, а противостояние перешло в открытую фазу, то уровень опасности по этому делу поднят до «оранжевого». Теперь это дело официально веду я, но только лишь в плане противодействия внешней угрозе. Всё, что касается расследования по «Тринадцатому делу» по-прежнему лежит на тебе и твоей стае. Остальные агенты третьего подразделения занимаются непосредственно охотой на магов.

Я согласно кивнул. В плане стратегического планирования операций Розовому Утёнку не было равных, а вот копаться в моём прошлом, истории Ф.О.Р.С. и вообще, всего мира он точно не станет. Анализировать данные, искать несоответствия и совпадения – это задача либо для аналитиков, либо для непосредственных участников, к коим я и относился.

– Теперь самое важное. – Командир потёр лоб и посмотрел на меня. – То, что произошло с тобой, было зафиксировано практически целиком. Данных столько, что Синий Филин все двое суток провёл в Гнезде, занимаясь анализом. Учёные этим записям радуются, словно дети, так что в скором времени ТОР станет штатным оборудованием оперативников. Ты ведь в курсе, что тебя пытались перенести в другой мир?

– Да, – ответил я. – Но интересно то, что перенос так и не был осуществлён полностью. Меня как будто что-то сдерживало.

– Именно, – кивнул командир. – И второй раз, когда маги попытались сбежать вместе с тобой, тебя повторно выбросило назад. Добавь к этому видеозапись, на которой неизвестный воин явно демонстрирует свою нелюбовь к магам, и версия произошедшего будет напрашиваться сама собой.

– Третья сила? – Я сразу вспомнил непонятного наблюдателя. – Или это тот артефакт из спецхрана не пускал меня?

– Это точно не артефакт, – покачал головой Розовый Утёнок. – А вот наличие ещё одной заинтересованной стороны мы не исключаем.

– Тогда остаётся выяснить, зачем я им так нужен, – вздохнул я.

– С этим разбирайся сам, – строго сказал командир. – Ты в это влез четыре года назад – тебе и выбираться. Я не знаю, как можно восстановить твою память, но вот оградить тебя от ненужного внимания со стороны магов я обязан. Поэтому, куда бы ты ни пошёл, Голубой Селезень или Зелёный Огарь с Бирюзовой Ласточкой должны быть рядом с тобой. В одиночку разрешаю передвигаться только по нашему зданию. Это мой официальный приказ!

Я кивнул, полностью соглашаясь.

– Это всё? – спросил я.

– Поговори с Синей Чайкой, – предложил командир. – Им удалось сделать прототип блокиратора перемещений, но его надо отладить, да и приспособить к транспортировке тоже. Желающих бегать с чемоданом наперевес пока нет. Об остальных достижениях пусть рассказывают они. Всё, свободен!

Я встал, повернулся к двери, и тут мой взгляд упал на соседнее кресло, где лежал белый пакет, полный разнообразных кондитерских изделий. Проснувшийся желудок тут же прорычал что-то недовольное, и я понял, насколько проголодался. Не спрашивая разрешения, я выхватил из пакета пачку печений, вскрыл её и тут же слопал первое. Только после этого я соизволил покинуть кабинет командира. Розовый Утёнок никак не прокомментировал мою выходку.

На ходу взявшись за второе печенье, я стал прикидывать, как могут себя повести маги дальше. Всё зависело от расклада сил, ведь если мы сможем блокировать их перемещения и научимся засекать их маскировку, то уровень угрозы резко упадёт. Я хорошо запомнил, насколько устало выглядел главный «порталист» после попытки переместить меня в другой мир. Да, он опытный маг, но в нашем мире без дополнительных накопителей энергии его способности ограничены. С некоторой долей уверенности можно утверждать, что накопителей у них сейчас нет – «артефакторы» постарались, так что до тех пор, пока они не подготовят и не переправят сюда новую партию, повторной попытки открыть портал от них можно не ждать. К тому же, у них и на той стороне начались проблемы, что даёт нам время на небольшую передышку. Если, конечно, у них нет козыря в рукаве.

Другое дело – «артефакторы». Наша стычка с «порталистами» им на руку, потому что позволяет отсидеться в стороне и набраться сил, избегая лишнего внимания. Можно смело утверждать, что и они не откажутся получить воспоминания, спрятанные в моей голове. Проблема в том, что про их возможности мы знаем ещё меньше, а значит, и от них можно ждать каких-то шагов в направлении захвата меня. Каких именно – пока не ясно.

С этими мыслями, доедая уже четвёртое печенье, я вошёл в помещение штаба операции и замер на пороге. Внутри никого не было, и это оказалось полной неожиданностью. Нет, я и не подумал о том, что агенты моей стаи решили забить на работу в отсутствие руководства. У Сокола ещё не завершена программа подготовки, так что он может быть на тренировке, а Селезень наверняка исполняет роль тренера. Зарянка вполне могла отправиться в гости к аналитикам, а уж Чайка, Огарь и Ласточка вообще не были в моём подчинении. Но вот тот факт, что в штабе не было никого, кто мог бы ознакомить меня с последними событиями, следовало исправить.

Я сел за стол и включил монитор. Инфоочков у меня не было, но система связи дублировалась на стационарные компьютеры. Поэтому я запустил нужную программу, авторизовался во внутренней сети и произнёс, невольно копируя тон, каким Розовый Утёнок раздаёт указания:

– На связи Белый Бекас. Мне нужны: инфоочки, галстук, ТОР, бластер, пара бутербродов, а также подробный отчёт о том, что творили эти супостаты и чем были заняты вы, пока меня не было. Жду всех в штабе операции. Конец связи.

После этого я встал, подошёл к столику с чайными принадлежностями и поставил воду кипятиться. Всё-таки, в наличии подчинённых есть свои плюсы.

 

***

– Как оно там? – заинтересованно спросил Зелёный Огарь, очевидно, имея в виду другой мир.

Они с Бирюзовой Ласточкой появились в штабе первыми и принесли самую важную для меня вещь – большой гамбургер. По словам длинноволосого агента, они как раз мимо буфета проходили, а так как Розовый Утёнок своим приказом направил их на усиление в мою стаю, то мой вызов тоже приняли. Меня немного удивило, что они не стали спрашивать про моё здоровье, но если беспокойство о моём самочувствии у них и было, то энтузиазм, с которым я взялся за еду, должен был их успокоить.

– По-другому, – ответил я, пережёвывая первый кусок и нацеливаясь на бокал с горячим чаем. – В том месте магии было столько, что инфоочки начали сбоить. И это всего лишь фоновое излучение.

– Настоящий магический мир? – мечтательно произнесла Ласточка. – Интересно, как они там живут.

– По-другому, – усмехнулся Огарь.

– Да так же! – возразил я. – По крайней мере, морды друг другу бьют с не меньшим энтузиазмом.

– Да, видел я запись того, как работает этот боец, – уважительно отозвался Огарь. – Как бы к нему в ученики попасть?

Я был занят едой, а потому ничего не ответил – лишь пожал плечами.

В этот момент дверь открылась, и на пороге появился человек, учениками которого мы все когда-то являлись. Голубой Селезень уже давно воспринимал как должное необходимость натаскивать каждого новичка в навыках рукопашного боя. К тренировкам он относился так же, как ко всему остальному – с лёгкой молчаливой скукой.

Появившийся вслед за ним Бордовый Сокол наоборот, представлял собой настоящий образец старания, о чём говорило раскрасневшееся лицо и учащённое дыхание.

С собой эти двое принесли инфоочки, галстук и бластер.

– Наконец-то! – обрадовано сказал я, завершая свою экипировку.

Когда перед моими глазами засветился виртуальный интерфейс, я отметил, что тоже стал заложником привычки. Работать без постоянного доступа к связи и базам данных было несколько некомфортно. Конечно, нам приходилось очень много запоминать, чтобы не тратить лишние секунды на запрос в Гнездо при резкой смене обстановки. Но возможность видеть больше, чем доступно человеческому глазу, была естественной потребностью каждого агента, проработавшего оперативником хотя бы пару месяцев.

Была ли эта привычка плохой? Вот уж нет! У нашей организации своя история, насчитывающая почти три века, причём она состоит не только из тех дел, которые приходилось вести, но и из того, как служба развивалась, эволюционировала и подстраивалась под глобальные изменения. Так вот, с самого основания, в тысяча семьсот двадцать первом году, перед первыми агентами ставилась задача изучения магических явлений и выявление способов противодействия. В современном представлении это была смесь наблюдательного крыла с научным и аналитическим отделами. Поэтому первые специальные средства, которыми пользовались агенты прошлого, были рассчитаны именно на поиск и наблюдение. По сути, с тех времён мало что изменилось, разве что у нас теперь есть система глобального мониторинга «Триглав», быстрая связь и оперативное крыло. Так что инфоочки соответствовали тем принципам, которыми руководствовались в далёком прошлом наши отцы-основатели.

Кстати, о прошлом …

– Как у нас продвигается анализ дела сорокалетней давности? – спросил я, отодвигая в сторону кружку с недопитым чаем.

– Очень хорошо продвигается, – заявила Изумрудная Зарянка, появляясь на пороге. – Мы поступили правильно, что вплотную занялись им.

Она подошла к карте, по-прежнему усыпанной отметками.

– Проверка нескольких точек дала положительные результаты, – сообщила девушка, указывая на карту. – В одну из них маги пытались перенести тебя, в двух других местные патрули сталкивались с магами, но те уходили, не пытаясь вступить в бой.

– Что с остальными? – заинтересованно спросил я.

– Проверяем, но тут есть две проблемы, – Зарянка отвернулась от карты и посмотрела на меня. – Во-первых, наши системы наблюдения не видят в этих местах ничего подозрительного. А во-вторых, места на карте указаны примерно, с большим допуском, потому что за сорок лет в Москве многое поменялось. Мы задействовали мощности аналитического отдела, и Сиреневая Синица обещала в скором времени выдать вероятные места базирования «порталистов» и «артефакторов».

– А у нас время-то есть, чтобы ждать? – спросил Сокол.

– Есть, – кивнул Зелёный Огарь. – И я уверен, что сейчас оно работает на нас. Вот только не пойму, почему маги уходят от прямых столкновений? Чего планируют?

– Я подозреваю, что они планируют меня, – невесело ответил я и постучал себя пальцем по виску. – Пока не доберутся до информации, хранящейся здесь, я буду их основной целью. Не думаю, что Диего стал бы тратить столько сил, чтобы просто взять «языка».

Я обвёл всех взглядом и заметил, что Голубой Селезень смотрит на меня с лёгким осуждением или, скорее, неудовольствием.

– Если бы я знал, как добраться до воспоминаний, то давно бы это сделал, – ответил я на невысказанный им вопрос. – И не надо на меня молчать! Нет у меня в этом направлении никаких зацепок.

– Не буду спорить, – сказал мне Огарь. – Но попытка твоего похищения это не отменяет тех целей, которые маги преследовали с самого начала. «Порталисты» наверняка планируют повторить свой ритуал, а «артефакторы» – помешать им.

– А что, если они заключат временное перемирие? – предположила Бирюзовая Ласточка. – Если воспоминания Белого Бекаса настолько важны, что из-за них маги поссорились четыре года назад, то почему бы им не помириться по той же причине?

Голубой Селезень с сомнением покачал головой.

– На Бекасе свет клином не сошёлся, – заявила Зарянка. – И я согласна с Огарем, что они от своих изначальных целей не отступятся. Знать бы ещё, для чего им этот большой ритуал.

– Для портала, – заявила Синяя Чайка, появляясь в дверях. – Они хотят построить постоянный большой портал между нашими мирами. Последние полученные данные указывают на это вполне определённо. Если я правильно всё поняла, то и четыре года назад у них была такая же цель, вот только Бекас каким-то образом спутал все их планы.

Чайка подошла к моему столу и протянула мне ТОР.

– Но для чего им портал? – спросила Ласточка.

– Я знаю! – неожиданно заявил мой подопечный.

Все повернулись к нему.

– В играх такое бывает, – заявил Сокол. – Два больших клана конкурируют за новую локацию… территорию. Основным условием получения монополии является строительство портала. Он позволит создать в точке выхода постоянную базу и начать зарабатывать на этом деньги. У нас то же самое, причём «порталисты» в решении этой задачи вырвались вперёд, вот конкуренты и мешают им всеми доступными способами. Я, кстати, не удивлён, что они выбрали для первой попытки ту стройку – это же почти готовый форт, в котором достаточно места для проживания тысячи охранников.

– Монопольное право, – задумчиво протянул Огарь. – Торговля, исследования, туризм – банальная экономика.

– Не обязательно монополия, – возразила Зарянка. – Вполне возможно, что и «артефакторы» работают над строительством перехода. Вот только предварительный анализ показывает, что действуют они на пределе своих возможностей. Что побудило их заняться столь сложным проектом именно сейчас?

Действительно, что? Наши капиталисты приступают к сложным проектам только после тщательного анализа всех рисков. И если шансы провала велики, а расходы не окупятся в обозримом будущем, то только одно может заставить их всё же взяться за работу, и это…

Я едва не подскочил от посетившей меня мысли.

– Чайка, скажи, а когда мы сможем построить портал в их мир? – спросил я.

Учёная, которая в данный момент занималась инспектированием наших запасов кондитерских изделий, повернулась и посмотрела на меня странным взглядом.

– У тебя там родственники? – вкрадчиво спросила она.

– Меня интересует теоретическая возможность, – уточнил я. – Сколько на это может уйти времени?

Девушка задумчиво подняла глаза к потолку.

– Ну, если задействовать всю доступную нам исследовательскую базу, – протянула она, – то лет через двадцать-тридцать можно будет говорить о первом прототипе. Ещё через пять лет туда отправится первый человек, и дорога будет открыта. Но это очень приблизительная оценка.

– Вот вам и ответ! – Я встал и довольно потёр руки. – Маги с той стороны давно следят за нашим миром, анализируя темпы развития, потенциальные возможности и много всего прочего. Планы по развёртыванию торговли с нами они лелеют давно, причём даже есть такая возможность, но она, увы, слишком дорогостоящая и не скоро окупит себя. По этой причине никто не горел желанием браться за это дело. В какой-то момент они поняли, что в ближайшие полвека мы дорастём до технологий создания порталов в их мир. Межмировая торговля – слишком лакомый кусок, чтобы им делиться, вот они и начали свой проект, чтобы опередить нас с запасом.

Я сделал паузу и обвёл присутствующих взглядом. Что было хорошо – никто не выражал откровенного сомнения в моих словах.

– Четыре года назад они попытались воспользоваться дешёвым способом, – продолжил я. – Не факт, что более простым, но менее затратным – точно. Не знаю, как мне удалось им помешать, возможно, я украл какой-то элемент, о котором предпочёл забыть, чтобы информацию о нём не выковыряли из моей головы. Факт в том, что маги в результате поругались и были вынуждены перейти к дорогостоящему способу, причём откровенно конкурируя между собой. Мне неясно, почему они до сих пор не помирились, но это играет нам на руку.

– Звучит логично, – кивнула Синяя Чайка. – Только как в эту теорию укладывается «Тринадцатое дело»?

Я задумался. Действительно, как? Чувство правильности молчало, а логика отказывалась предоставлять ответ.

– Возможно, связь тут косвенная, – пожал плечами я. – И ответ на этот вопрос мы вряд ли найдём самостоятельно. Нужен человек с той стороны, который сможет ответить на эти вопросы. – Я поднял со стола лист, на котором был отпечатан составленный нами список.

– Ага, – добавил Сокол. – Видел я, как тот воин отвешивал люлей магам! Если он так не любит магов, то вряд ли откажется от союза с нами.

– Только случится это лет через тридцать, – ухмыльнулся Зелёный Огарь. – Когда мы сумеем пробить туда проход.

Он повернулся к учёной и спросил:

– Чайка, что у нас с блокиратором перемещений?

– Пока не готов, – грустно ответила девушка. – Прототип мы собрали, но его надо проверить в реальных условиях. Да и к транспортировке он пока не приспособлен, не говоря уже про необходимость увеличить радиус действия.

Я представил себе агента, который гонится за магом по лесу, волоча на горбу созданный учёными прототип, и понял, что точно не хочу быть на его месте.

– Но зато мы разобрались в том, как этот тип сумел взломать энергетический щит, – обрадовала нас Чайка. – Режим работы модифицирован, так что теперь их нейтрализация займёт намного больше времени. Чтобы полностью обезопаситься понадобится доработка на уровне железа, так что пока…

Она вдруг прервалась, поднеся ладонь к уху, а затем схватила со стола свой планшет и принялась активно двигать пальцами по экрану.

– Что случилось? – спросил я.

– Тревога в спецхране, – быстро ответила она, и в тот же миг картинка перед моими глазами сменилась.

Я увидел знакомое помещение, уставленное контейнерами с артефактами. Изображение явно транслировалось с камеры, закреплённой на очках одного из учёных, потому что непрерывно дёргалось, как будто человек вертел головой, оглядываясь. Причина тревоги бросалась в глаза сразу. Индикаторы на всех контейнерах светились сиротливым синим цветом.

Это маги, – раздался по связи спокойный голос Синего Филина. – Они подключились к артефактам и выкачивают их силу, минуя нашу систему экранирования.

­Почему контейнеры ещё не убраны?! – Голос Розового Утёнка был жёстким и требовательным. – Активировать протокол…

– Нет! – резко возразила Чайка. – Во-первых, это не поможет, потому что подключение идёт из-за пределов нашего пространства. А во-вторых, мы теперь сумеем отладить блокиратор.

Трансляция из спецхрана прервалась, и я посмотрел на учёную.

– Я – туда! – заявила она, поднимаясь.

– Сильнейший всплеск в парке Победы! – неожиданно воскликнула Изумрудная Зарянка. – Сигнатура похожа на ту, что была на стройке, только размер чуть меньше.

– Выдвигаемся! – скомандовал я, выскакивая из-за стола.

Почему-то мне очень не понравилось то, какое место они выбрали. Но на нашей карте города стояла отметка, как раз в центре обнаруженного магического всплеска.

 

Глава 14. Второй раунд.

– Они сейчас на аллее Партизан, возле памятника, – сообщила Изумрудная Зарянка, и, вторя её словам, в интерфейсе моих очков отобразилась полупрозрачная карта парка. – Защитного полога нет, но, судя по данным с воздуха, прохожие это место игнорируют.

– Отводят глаза, – тихо сказал Бордовый Сокол, неотрывно глядя вперёд.

Парень был заметно напряжён, потому что мы мчались по Кутузовскому проспекту и делали это весьма агрессивно. Точнее, делал это я, вовсю нарушая скоростной режим и почти не пользуясь педалью тормоза в поворотах.

– Три стаи уже на месте, – продолжила Зарянка. – Докладывают, что есть какое-то ментальное воздействие, из-за которого хочется не обращать на памятник никакого внимания. Агенты расположились со стороны музея, за границей зоны невнимания.

– Сколько их там? – спросил я, обгоняя «мерседес», который вздумал потягаться с нами в скорости.

– Агенты видят шестерых, причём это снова «порталисты», – ответила девушка. – Все опознаны, в том числе Диего и Алиса.

Значит, главный там? Что ж, у меня появился шанс добраться до его физиономии и хорошенько её подпортить. Мои руки непроизвольно сжали руль, что не укрылось от сидящего сзади Селезня. Я поймал его заинтересованный взгляд в зеркале заднего вида и мрачно улыбнулся:

– Я в порядке, не волнуйся. Просто хочется добраться до этого типа.

– А чего они там делают? – спросил Сокол.

– Наблюдатели говорят, что ничего, – ответила Зарянка с лёгким замешательством в голосе. – Похоже, ждут.

Мне хотелось уточнить, что ждут они меня, но я не стал. Кажется, разговоры о моей центральной роли во всём этом стали утомлять мою стаю.

Слева промелькнула Триумфальная арка, и я принялся перестраиваться направо, готовясь съехать с проспекта и уйти на Минскую улицу, где имелся въезд в парк. Следовавшие за мной УАЗы в количестве трёх штук повторили мой манёвр, будто были привязаны. Системы контроля движения, на базе которых был реализован автопилот, позволял объединить несколько машин в подобие большого автопоезда. УАЗы ускорялись и тормозили с ничтожно малой задержкой, так что у прочих участников движения не было никаких шансов разорвать нашу вереницу.

В обычной жизни я стараюсь водить аккуратно, но сейчас мне пришлось наплевать на все условности и некоторые правила дорожного движения. Не каждый день у нас возникают угрозы такого уровня. Ворвавшись на первый перекрёсток под красный сигнал светофора, я совершил поворот налево в неположенном месте и, непрерывно давя на клаксон, влетел на территорию парка. Вид вереницы УАЗов, впечатлял гуляющих издалека, и с нашего пути убирались заранее, не желая попадать под колёса.

Памятник странам, сражавшимся против фашистов, был небольшим, но очень символичным. Мраморная стела с позолоченным венком наверху и четыре солдата, представлявшие каждый свою страну. Мне всегда казалось, что скульптор запечатлел их в момент прощания – поднятые в последнем приветствии руки и устремлённые вдаль взгляды заставляли думать, что вот-вот они развернутся и уйдут. Я знал, что лица этих солдат были взяты с реальных фотографий времён войны, и этот простой факт всегда вызывал во мне будоражащие чувства. Странное ощущение – осознание того, что четыре героя, за спинами которых остались прожитые ими жизни, ушли, чтобы остаться навсегда.

В этот раз они были не одни. У подножия памятника замерли неподвижными статуями шестеро магов, которые, как и солдаты, смотрели в нашу сторону. Позицию они выбрали весьма удобную – между нами была длинная лестница с низкими ступенями, так что гости символично стояли выше нас. Я не стал заезжать наверх, а остановил машину возле начала лестницы, выскочил наружу и быстрым шагом пошёл к памятнику, доставая бластер.

Странно, но маги на наше приближение не отреагировали никакими действиями, ожидая, пока все агенты подойдут ближе. Инфоочки показывали, что мы находимся в «красной» зоне, и я понимал, что сейчас эти маги смогут противопоставить нам намного больше, чем в прошлую встречу.

Найдя взглядом главного «порталиста», я целенаправленно двинулся к нему. Пелену, которая отводила внимание, я прошёл рефлекторно, даже не отвлекаясь – слишком зол был на этого мага. Но эмоции не помешали мне заметить, как с противоположной стороны семёрка агентов тоже стала подбираться ближе. А сообщение от Зарянки, что плотность магического поля стала расти, окончательно убедило меня в том, что «порталисты» ждали именно меня. Я предполагал, что маги поставят свою защитную стену, но они почему-то не стали этого делать – то ли не хватало сил, то ли были уверены, что мы от них никуда не денемся.

– Ты пришёл, – констатировал Диего, когда я остановился в нескольких метрах от него.

Голос у возмутителя спокойствия оказался низким и властным, под стать внешнему виду.

– Теперь я верю, что это был ты, – продолжил маг, буквально сверля меня взглядом. – Где он? Куда ты его дел?

– Что дел? – с надеждой на ответ спросил я. – Я ничего у вас не брал.

Остальные агенты выстроились по сторонам от меня, держа бластеры наизготовку. Боевых действий никто не начинал – с нами не было Розового Утёнка, так что формально я был здесь главным. И мне очень хотелось получить ответы хотя бы на пару вопросов, прежде чем начинать драку.

Не утруждая себя лишними словами, Диего бросил короткий взгляд на Алису, стоявшую рядом. Та едва заметно кивнула и посмотрела на меня.

– В твоих словах звучит сомнение, воин, – сказала она спокойным тоном.

Удивительно! Куда делась та фанатичная девчонка, с жаром рассказывающая о любимых книгах? Сейчас передо мной стояла молодая женщина, куда более взрослая, чем та Алиса, к которой я привык.

Внезапно я почувствовал себя странно, как будто кто-то легонько прикоснулся к моей голове изнутри. Ага, значит, магией разума они тоже владеют и даже не стесняются её применять. Я постарался очистить голову от всех мыслей и вызвал перед внутренним взором образ, в котором я одной рукой держу главного «порталиста» за отворот его роскошного плаща, а другой долго и с наслаждением бью его по лицу. Снова и снова.

Улыбка тронула лицо девушки, и странное ощущение тут же исчезло.

– Ты не помнишь о том, что было четыре года назад, – сказала она. – Но ты упорно ищешь ответы.

– Неужели вы тут собрались для того, чтобы удовлетворить моё любопытство? – с сомнением спросил я.

– Конечно, нет, – улыбнулся Диего. – Мы ждали тебя, и ты пришёл. Теперь ты добровольно пойдёшь с нами.

– А если откажусь? – сухо спросил я, стискивая рукоять бластера.

– Тогда мы будем убивать твоих друзей одного за другим, пока ты не согласишься, – зло ответил он.

Я быстро прикинул расклад сил. Нас – двенадцать, ещё два агента остались в машинах, но они не оперативники, так что в бой не вступят. Семеро могут атаковать магов с противоположной стороны, используя памятник, как укрытие. Итого двадцать один агент, больше чем по трое на одного мага. Учитывая, что Чайка модифицировала программное обеспечение щитов, преимущество на нашей стороне, несмотря на «красную» зону магии.

– У меня встречное предложение, – сказал я. – Вы двое добровольно пойдёте с нами, и за это мы разрешим остальным покинуть наш мир навсегда.

– Я знаю, о чём ты думаешь, воин, – заявил главный маг с оттенком превосходства в голосе. – Надеешься на своё оружие и численный перевес. Зря.

Ахтунг! – раздался на канале голос Изумрудной Зарянки.

Большего она бы точно не успела сказать, потому что в ту же секунду череда хлопков известила нас о прибытии новых участников событий. Откровенно говоря, я надеялся на то, что «артефакторы» не пропустят эту встречу. Мои надежды оправдались, вот только вместо того, чтобы начать разборки между собой, они развернулись в нашу сторону и замерли. Я с откровенной неприязнью рассматривал Дятла, который спокойно, с улыбкой встал по левую руку от Диего, поэтому не сразу обратил внимание на то, что с реальностью вокруг происходит что-то непонятное. Деревья плыли, как будто отражённые в кривом зеркале. По плитам лестницы пробегали странные полосы, словно сверху на них пытались наложить слой травы, а памятник начал терять форму, превращаясь во что-то непредставимое.

Плотность поля возросла на порядок! – В голосе всегда спокойной и деловитой Зарянки послышались нотки паники. – Уходите …уда.

Интерфейс инфоочков пошёл помехами, система не выдерживала столкновения с изменённой реальностью.

– Твоё решение, воин! – прогремел голос мага.

– По моей команде встаём в круг, – тихо сказал я, надеясь, что связь ещё работает, и меня услышат.

Зная любовь магов к перемещениям, я резонно полагал, что атаковать нас будут сразу со всех сторон. Защищаться от таких нападений в одиночку было опасно, а потому нам стоило сгруппироваться, объединяя сферы щитов.

А ещё у меня было опасение относительно собственных рефлексов. После того, как я побывал в лазарете, не было времени провести тренировку и оценить предел своих возможностей. А для того, чтобы попасть по непрерывно перемещающейся цели, надо иметь хорошую реакцию. Радовало то, что я сюда приехал не один, и остальные агенты были готовы к драке.

И в этот момент на арене появилось новое действующее лицо.

– Ах, вы ж, супостаты! – раздался со стороны памятника знакомый голос, и от четвёрки увековеченных солдат метнулась вперёд облачённая в кожаные доспехи фигура.

Первые два мага упали, так и не успев ничего сообразить. Пепельноволосый воин перемещался с такой скоростью, что уследить за ним можно было, только когда он останавливался, чтобы сменить направление движения. В этот раз он был почему-то без меча, зато сразу с двумя небольшими круглыми щитами, которыми и орудовал, отправляя в нокаут всех без разбора. Ещё один маг отправился отдохнуть – воин легко увернулся от его атаки и коротким ударом краем щита в голову заставил носителя балахона потерять интерес к происходящему. Четвёртый маг успел переместиться на несколько метров в сторону, уходя от удара. Воин не стал за ним гоняться, тут же переключившись на следующего.

И тут за нашего нежданного союзника взялись всерьёз. Сразу пять или шесть супостатов обрушили на него потоки огня, молний и ещё чёрт знает, чего. Воину это не повредило. Он вдруг отступил, часть атак принимая на сомкнутые щиты, а остальные пропуская мимо. Но нападать он больше не мог – маги начали двигаться, появляясь с разных сторон от памятника и непрерывно атакуя.

Я не заметил, когда вскинул бластер и начал стрелять по магам. Просто в какой-то момент понял, что обе группы агентов тоже не дремлют, максимально нагружая щиты противников потоками энергии. Вот только толку от нашего оружия было немного – сам увидел, как в одного из магов попали сразу четыре импульса без каких-либо последствий. Запасные батареи у нас были, да и процедура подзарядки от разлитой в пространстве энергии должна работать, вот только долго вести бой в таком темпе у нас не выйдет.

Вокруг памятника творился настоящий хаос. Какофония звуков от применения магии, импульсных разрядов и постоянных перемещений накладывалась на разноцветные вспышки от огня, молний, срабатывающих щитов и стреляющих бластеров.

Нас тоже атаковали, причём было видно, что маги пытаются вскрыть нашу защиту, но агенты разбились на группы по три-четыре человека, совмещая поля энергетических щитов и работая совместно по одной цели. Естественных укрытий здесь не было, а потому я просто стоял на месте, выцеливая магов, оказавшихся близко. Справа от меня присел на одно колено Сокол, уже успевший опустошить одну батарею и торопливо перезаряжавший своё оружие. Слева и чуть сзади молча стоял Голубой Селезень, слегка толкая меня в плечо каждый раз, когда с той стороны появлялся маг.

Такая тактика принесла свои плоды. Мы быстро рассредоточились, окружив памятник широким кольцом, и маги большей частью находились в центре. По краям они не рисковали появляться – в двух десятках метров от центра схватки магическое поле начинало слабеть, и один из «артефакторов» уже лежал без сознания, сражённый нашими импульсами.

И тогда маги тоже сменили тактику. Когда на нас полетела сначала каменная урна, а затем скамейка, я понял, что противник нашёл слабое место в нашей обороне. Надо было идти врукопашную, вот только как ухватиться за врага, который скачет, как ненормальный, появляясь то справа, то слева?

«Скорей бы уже учёные запустили свой блокиратор», – подумал я, уклоняясь от летящего в меня куска тротуарной плитки.

И, словно читая мои мысли, на канале раздался голос Синей Чайки:

Есть! Сейчас они сильно удивятся!

И почти сразу отозвалась Изумрудная Зарянка:

Плотность магического поля падает! Уровень снижен до «оранжевого»!

Я и сам успел это заметить – интерфейс инфоочков пришёл в норму, реальность восстанавливала свой нормальный вид.

Первым сориентировался воин. Дико захохотав, он прыгнул вперёд прямо сквозь поток огня, и не ожидавший такого поступка маг, отправился полежать. Через пару секунд упал ещё один – наше оружие пробило его защиту. А спустя несколько ударов сердца все остальные маги просто исчезли, сбежав с поля боя. И, что самое неприятное, лежащие возле памятника тела начали пропадать одно за другим.

– Амулет! – выпалил Сокол.

Он бросился к одному из поверженных врагов и потащил у того из-под одежды цепочку. Схватившись за резную кость, он потянул её на себя и с негромким хлопком исчез. Вместе с магом.

– Да чтоб тебя! – воскликнул я, с места делая прыжок в сторону одного из тел, что ещё не успело раствориться.

Буквально оседлав бесчувственного мага, я вытащил его амулет и сжал в руке.

Давай же!

Сбоку негромко звякнуло, и ко мне по плитам площадки подкатился чей-то бластер. Схватив его свободной рукой, я успел поднять взгляд на его владельца – Голубого Селезня, весь вид которого выражал пожелание порвать всех там на тряпки.

А через мгновение знакомый серый туман скрыл от меня окружающую действительность.

На этот раз переход был плавным, и я смог осмотреться. Удивительно, но при нормальном восприятии эволюции окружающего пространства происходили с той же скоростью, что и в прошлый раз, когда я попал в область искажённого времени. Такое явление можно было бы объяснить тем, что здешняя реальность определяется сознанием наблюдателя, если бы не один факт. Инфоочки тоже не показывали бешеного водоворота магии. Было бы время, я бы обязательно задумался об особенностях взаимодействия этого места с теми, кто сюда попадает, – для Синей Чайки такие наблюдения слаще коробки шоколадных конфет. Но времени мне не дали.

Меня буквально вышвырнуло из тумана, я едва не упал на бок, с трудом удержавшись на животе бессознательного мага. Я оказался в небольшой, метра три в ширину квадратной комнате, с крашенными в тёмно-красный цвет стенами, фальшпотолком и плотным ковровым покрытием пола. Одна из стен была полностью стеклянной, если не считать выхода, в котором почему-то отсутствовала дверь. Снаружи я увидел большое открытое пространство с подпирающими потолок колоннами и окнами во всю стену.

Буквально секунду я рассматривал окружающую обстановку, когда снаружи, где-то справа пару раз сверкнуло, раздался странный звон и до моих ушей донеслись знакомые каждому агенту звуки выстрелов из бластера. Отлично, Сокол здесь! Я начал подниматься на ноги, но тут с тревогой заметил, что перед моими глазами опять маячит та самая плёнка, что не давала меня унести из Ботанического сада. Секунду спустя я буквально почувствовал, как она натягивается и уплотняется, готовясь отправить меня обратно.

«Нет! Мне надо здесь остаться!» – яростный мысленный зов был практически криком души, в котором смешались и нежелание оставлять подопечного, и стремление разобраться с магами, и попытки пробиться в глубины заблокированной памяти.

Как ни странно, это помогло – плёнка просто растаяла, как будто только и ждала моего желания. Да кто же этим управляет? Что это вообще такое? Эти вопросы я задавал себе, уже выпрыгивая из комнаты с бластером наизготовку.

Метрах в пяти справа обнаружилась пара «артефакторов», одетых в привычные расшитые бисером куртки. Они стояли спиной ко мне, и были слишком заняты, чтобы заметить моё появление. Вытянув вперёд руки, они держали перед собой прозрачную полусферу, в которой растворялись импульсы бластера. От каждого попадания преграда звенела, но продолжала держаться.

В десяти метрах дальше я заметил фигуру своего подопечного. Парень медленно отступал, стреляя в магов. Те не делали попыток преследовать его – было ясно, что появление агента стало для них неожиданностью, и они ещё не решили, как нейтрализовать возникшую угрозу.

Давать им время на принятие решения я не стал. Два выстрела, и в сегодняшней схватке стало на два тела больше.

– Шеф, – обрадовано воскликнул Сокол, подбежав ко мне. – Вы тоже?

Что «тоже» он не уточнил – и так было понятно. Я оглядел пространство за его спиной, затем развернулся назад, одновременно переключая очки в режим поиска. Активности биосигнатур в обозримом пространстве не наблюдалось, если не считать валявшихся без сознания магов. И только тут я обратил внимание, что в интерфейсе инфоочков произошли серьёзные изменения. В правом нижнем углу, где обычно располагалась карта местности, сейчас не было ничего, а значок спутника наверху тревожно мигал красным цветом. Связь отсутствовала, и это означало, что в ближайшее время на помощь Гнезда можно не рассчитывать.

– Где это мы? – спросил Сокол, словно читая мои мысли.

– Полагаю, что внутри замаскированной базы магов, – ответил я, озираясь.

Это был готовый к сдаче в аренду офис – большое открытое пространство без малейших признаков мебели. До окон от нас было метров пятнадцать, но в длину это помещение оказалось раза в три-четыре больше. Две стеклянные стены образовывали угол здания, остальные в большинстве своём оказались либо покрашенными в светло-серый цвет, либо состояли из комнат-аквариумов, подобных той, в которой я появился.

– Оружие не убирай! – велел я, направляясь к окну.

Инфоочки при приближении показали бледно-жёлтую магическую пелену, проходящую по внешней стороне стекла. Знакомая штука! Именно таким «занавесом» маги прикрывали свой ритуал на стройке. Единственное, структура этой магической конструкции оказалась намного сложнее, и была нацелена именно на маскировку, а не на защиту – взгляд через ТОР показал это вполне отчётливо.

Осмотр окрестностей не дал мне никакой информации о нашем местоположении. Мы были на шестом или седьмом этаже, в полусотне метров от нас располагалось четырёхэтажное здание какого-то делового центра с тёмно-красными панелями отделки фасада. За ним возвышались куда более высокие дома, тоже офисные. Стоянка внизу и идущие по своим делам люди выглядели вполне привычно и не вызывали в голове никаких ассоциаций. Я прошёлся до соседней стены и увидел напротив здание многоуровневой парковки, которое уходило далеко в сторону.

А ещё невдалеке виднелась останкинская телебашня – до неё было не больше пяти километров.

– Посмотри, не узнаёшь места? – спросил я Сокола, отступив от окна и взяв помещение под прицел.

Парень подошёл к окну, а я быстро прикинул обстановку. Передо мной стояли три задачи, которые следовало расположить в порядке приоритета.

Первое. Связаться с Гнездом. По сигналу от очков они определят наше местоположение и пришлют подмогу.

Второе. Защитить своего подопечного. За себя я был более-менее спокоен, но вот за Сокола я отвечал головой, и мне очень не хотелось видеть его в качестве соседа по больничной койке. Пожалуй, это сейчас самое важное.

Третье. Определить, каким способом маги маскируют это место от наших систем наблюдения. Будь рядом со мной Голубой Селезень или Зелёный Огарь, то я бы без сомнения поставил эту цель на первое место, но присутствие новичка делало её наименее приоритетной.

– Нет, шеф, я тут никогда не был, – разочарованно ответил парень, поворачиваясь ко мне.

Я вздохнул. Собственно, знание нашего местоположения никакой роли сейчас не играло, учитывая отсутствие связи с Гнездом.

– У тебя сколько зарядов? – спросил я Сокола, кивая на его бластер.

– Четыре. И одна полная батарея, – тихо ответил он.

– Мало, – вздохнул я и протянул парню одну из своих запасных. – Перезаряжай!

Проверка собственного оружия показала, что оба моих бластера заряжены полностью, а в кармане остаётся одна полумёртвая батарея, на два выстрела. Скудные запасы, но агенты никогда не вели окопных войн. Для нас продолжительная перестрелка – ситуация, из ряда вон выходящая.

– Переключи очки в режим поиска людей, – велел я, когда парень выполнил приказ.

Я очень надеялся, что маги экономят свою силу и по зданию передвигаются пешком. Это позволит нам отслеживать их появление и избегать ненужных встреч. Впрочем, у меня были сомнения в том, что «артефакторы» замаскировали всё здание. Вряд ли их в нашем мире больше двух десятков, так что одного этажа им должно вполне хватить. А это означало, что источник маскировки находится где-то неподалёку.

Мы уже направились к ближайшему проходу между «аквариумами», когда инфоочки выдали предупреждающий сигнал, и невдалеке от нас возникли сразу три мага. Изрядно потрёпанные, в запылённой одежде – было видно, что они до сих пор не оправились от схватки возле памятника. Их видимая усталость играла нам на руку, но плохо было то, что они сразу заметили нас.

– Вали их! – приказал я, кидаясь вперёд.

Адреналин в крови требовал выхода, и я, вместо того, чтобы открыть стрельбу с безопасного расстояния, рванулся к магам, намереваясь сойтись с ними в рукопашной. Сокол – вот, молодец – остался на месте, прикрывая меня огнём. Маги среагировали мгновенно. Двое тут же выставили совместный щит, правда, не слишком крупный, а третий, отступив за их спины, выхватил из кармана какой-то амулет и принялся что-то быстро в него говорить.

Всё это я заметил на бегу, преодолев разделявшее нас расстояние за несколько секунд. Я не знал, как поведёт себя щит магов при столкновении с материальным объектом, и выяснять это на собственной шкуре не планировал. Поэтому в метре от цели упал в подкат, двумя ногами въехав одному из магов чуть пониже колена. Раздался негромкий хруст, маг болезненно вскрикнул и стал заваливаться прямо на меня. Я перевернулся на полу, уходя из-под падающего тела и, выхватив бластер, открыл огонь по второму «щитоносцу». Этого маг не выдержал – его щит разлетелся, а сам он, схлопотав импульс в грудь, мешком рухнул на пол. Третьего я, вскочив на ноги, от души приложил в челюсть. Мага отбросило на стекло ближайшего «аквариума», и он сполз по нему, выронив амулет.

– Уходим! – скомандовал я, делая два контрольных выстрела. – Они сейчас сюда все припрутся!

– Там знак выхода! –Сокол показал на один из походов между «аквариумами», и мы ринулись по проходу бегом.

Соседнее помещение было куда менее пустым. Здесь стояли ряды столов с креслами, по колоннам уходили вверх пучки проводов, ещё не спрятанные в короба, а возле окон в беспорядке валялись какие-то пустые коробки. Впереди, метрах в двадцати от нас виднелась серая двустворчатая дверь, над которой светилось изображение белого убегающего человечка на зелёном фоне.

Я уже был готов поверить в то, что нам удастся выбраться, когда прямо перед дверью возник Дятел с двумя помощниками за спиной. Они были готовы к бою, вот только мы с Соколом успели первыми. Ураганный огонь из трёх бластеров оказался для магов слишком плотным. Изумлённый Дятел успел среагировать и тут же исчез, один из его помощников поймал импульс и отправился отдыхать, а в следующий миг мне пришлось дёрнуть своего подопечного за плечо, заставляя его присесть – над нашими головами пролетело запущенное Дятлом офисное кресло и с грохотом врезалось в дверь «аквариума».

– Нет, ну это уже хамство! – прокомментировал Сокол, когда мы укрылись за столами от второго пролетевшего кресла.

Я был полностью с ним согласен, хотя действия магов были по-своему логичны.

– А поговорить? – крикнул я и жестом указал Соколу под соседний стол.

Мы быстро сменили положение, переместившись на пару рядов дальше, и сделали это вовремя, потому что стол, под которым мы только что прятались, вдруг задрожал и сделал попытку улететь. Правда, из этого ничего не вышло – ряды столов были намертво привинчены к общему каркасу.

Инфоочки показывали, что Дятел остался на месте, явно ожидая от нас ответных действий. Но второй его помощник сильно облегчил нам задачу, решив обойти нас с тыла. Единственное, он не учёл того, что нас уже нет на месте. Поэтому появился он в метре от Сокола. Парень не растерялся, и из положения сидя двинул магу кулаком в пах. Болезненный вскрик совпал с хлопком моего бластера, и Дятел остался один.

Я кивнул Соколу, чтобы полз под столами обратно, в сторону выхода, а сам выпрямился в полный рост, глядя на «артефактора».

– Слушай, что вам всем тут надо?! – хмуро спросил я, увернувшись от очередного кресла, которое вздумало полетать.

Маг не ответил. Повинуясь его жесту, в воздух поднялось очередное кресло и вдруг прямо в воздухе распалось на части. Я не стал ждать продолжения, поднял бластер и двумя выстрелами разбил щит мага.

– Вы что, войну хотите здесь устроить? – спросил я Дятла, который глядел на меня с явной угрозой. – Неужели ты думаешь, что мои воспоминания действительно этого стоят? Сколько будет человеческих жертв, если мы продолжим наши разборки?

Почему-то мне казалось, что он не ждёт помощи от своих. Неужели мы всех положили? Тем не менее, он продолжал мрачно сверлить меня взглядом, удерживая в воздухе разобранное кресло.

– Сокол, пошли, – позвал я, направляясь к двери.

Парень вылез из-под стола в соседнем ряду и, держа мага на мушке, двинулся за мной.

Выход был аварийным, дверь удерживалась магнитным захватом, и кнопки отключения замка на стене не было. Печально, но не критично. Не сбавляя шага, я поднял бластер и высадил остаток батареи в замок, заставляя электромагнит заискрить и отключиться. Дверь вздрогнула, освободившись от захвата.

Пропустив подопечного вперёд, я оглянулся на Дятла и тут заметил широкую улыбку на его лице. Мгновение спустя в десяти метрах от меня появилась ещё одна тройка магов. В центре стояла невысокая женщина лет сорока с длинными прямыми волосами пшеничного цвета и резкими чертами лица. Двоих стоящих по бокам я разглядеть не успел – интерфейс очков буквально взорвался предупреждением о магии «красного» уровня. Её источником была окружавшая троицу сфера, имевшая характерные огненные блоки в своей структуре. Да и визуально было видно, как в пространстве вокруг них плавают языки пламени.

Решение возникло мгновенно. Не дожидаясь, пока Дятел начнёт снова кидаться креслами, а новоприбывшие сориентируются в обстановке, я поднял второй бластер, выстрелил в пожарный датчик на потолке и спиной вперёд вывалился на лестничную площадку.

Не знаю, как повлиял на их огненную защиту начавшийся рукотворный дождь маги, но, судя по весьма эмоциональным крикам, сюрприз оказался не из приятных. Мы с Соколом уже мчались вниз, прыгая через ступеньки.

– …кас, ты меня слыш…? – ожила связь. – Зарян…  вызывает …лого Бекаса, приём!

– Здесь Бекас, – ответил я, не прекращая бега по лестнице. – Определите, где мы… Здесь точка магов… Мы улепётываем, нужно прикрытие.

Принято, – отозвалась Зарянка. – Рядом с вами сейчас Серый Гусь и Золотистый Гриф. Они помогут.

Удачно! Хотя, если маги посещали это место сорок лет назад, то это был один из патрулей, отправленных на разведку в выявленные точки. Мы с Соколом достигли первого этажа и выбежали на улицу. На наружной двери тоже был магнитный замок, но включившаяся пожарная сигнализация разблокировала двери. Отбежав от здания на пару десятков метров, я огляделся, пытаясь сориентироваться на местности.

– Сюда! – Слева, из-за угла здания, показалась пара агентов.

Подбежав к ним, я обернулся. Возле пожарного выхода стоял Дятел и смотрел на меня каким-то странным, как мне показалось, задумчивым взглядом.

 

***

 

Первым, кого я увидел, вновь оказавшись в штабе операции, был Лиловый Журавль. Командир крыла сидел за одним из столов и пил чай с печеньями, глядя в монитор. Странно, но он не выглядел сосредоточенным – лицо его выражало расслабленную благожелательность.

Изумрудная Зарянка и Голубой Селезень тоже были здесь. Агенты сидели на своих местах, но при этом выглядели куда более напряжённо.

С нашим координатором я уже успел пообщаться, пока добирался до Гнезда и поднимался на нужный этаж. Больше всего меня интересовала аналитика по применённой магии, и здесь новости были весьма тревожными. Получив консультацию у Синей Чайки, Зарянка сообщила, что маги умудрились создать область пространства, в котором физические законы двух миров оказались перемешаны. Нечто подобное они пытались провернуть и на стройке, только тогда им помешали. Это не было похоже на портал, но если учитывать принцип их перемещения, то предположение Чайки выглядело верным. Тем более, предварительный анализ показывал, что поддержание области смешанного пространства куда менее энергозатратно, чем удержание постоянного портала.

С этим я не спорил, но меня в произошедшем удивлял другой момент, а именно, требование главного «порталиста» пойти с ними добровольно. То, что обе группы магов заключили перемирие в целях получения моих воспоминаний, оказалось неприятным сюрпризом. Но на этом фоне совершенно непонятным был тот факт, что они не попытались утащить меня силой снова, только на этот раз с использованием куда более мощной магии. Почему? Неужели они полагают, что это не получится, пока я сам не соглашусь? Я вспомнил момент, когда прозрачная плёнка пропустила меня в их офис, причём, похоже, это произошло после моего мысленного требования. Какого-то логичного объяснения этому явлению у меня не было.

У остальных же агентов больше всего вопросов вызвало появление того воина. То, что он умеет противостоять магии с помощью холодного оружия и щита, было замечательной способностью, стоящей в одном ряду с теми, о которых упоминал Лиловый Журавль, рассказывая про «Тринадцатое дело». А то, что он оказался способен перемещаться между мирами, наталкивало на очень интересные мысли.

– Так что он вам сказал? – поинтересовался я, когда речь дошла до этого вопроса.

– Сказал, что мы молодцы и что они на той стороне теперь тоже устроят магам весёлую жизнь, – ответил Зелёный Огарь. – Потом подошёл к памятнику, посмотрел на изваяния солдат и исчез. Просто, безо всякой магии.

– Это как? – удивился я.

– Легко, – ответил Лиловый Журавль. – Если предположить, что описанные в «Тринадцатом деле» путешествия не предусматривают применения магии, то ничего удивительного в этом нет.

– Но это же… – начал я, но командир меня прервал.

– Это был тот самый человек, про которого я говорил, – сказал он. – Единственный «путешественник» из нашего времени, про которого есть хоть какая-то информация.

– Но откуда вы знаете? – удивлённо спросил Сокол.

– Просто я был с ним знаком, – последовал ответ. – Ещё до того, как стал агентом. Он сильно изменился за эти годы, но я его узнал сразу.

В помещении повисла мёртвая тишина, даже негромко гудящие компьютеры, казалось, боязливо снизили уровень шума. Для большинства агентов Лиловый Журавль был личностью легендарной, некоторые новички даже сомневались в его существовании. Многие спорили о его возможностях, даже проскакивала мысль, что ресурсы, которыми располагает агент столь высокого уровня, одним Гнездом не ограничиваются.

Разумеется, никто не сомневался и в том, что у командира крыла есть немало личных секретов, и вот теперь нам довелось узнать один из них. Причём, сам Лиловый Журавль говорил об этом таким будничным тоном, что я даже почувствовал лёгкий диссонанс от несоответствия легендарности самого агента и обыденностью сказанных слов.

– Так что, если он вдруг снова появится у нас, попросите его не уходить сразу, – продолжил командир крыла. – Мне очень хочется с ним поговорить.

Я кивнул, принимая слова шефа к сведению.

– Тогда давайте перейдём к более насущным вопросам, – предложил Лиловый Журавль, видя общую готовность исполнить его просьбу. – Их у нас три.

Три? Мои воспоминания – это раз, путешествия – два. Что третье? Я задумался, но первые же слова шефа показали, что он оценивает текущую ситуацию под другим углом зрения.

– Я полагаю, что сегодняшнее представление – максимум того, на что способны гости из другого мира, – сказал он. – И мне этот максимум ничуть не нравится.

– Но у них сейчас нет мощных источников магии, – сказал я. – Сейчас «жёлтый» уровень – их предел.

– Пока нет, – многозначительно сказал шеф. – Думаю, стоит сказать «спасибо» воинам на той стороне, которые максимально осложняют магам жизнь. Но те всё равно рано или поздно переправят сюда новую партию накопителей – это лишь вопрос времени.

– Да, но у нас же есть блокиратор, ведь так? – спросила Изумрудная Зарянка.

– Есть, спасибо, что напомнили, – ответил командир крыла, выкатывая из-под стола большой чемодан на колёсиках.

– Действительно, чемодан, – удивлённо сказал Бордовый Сокол, подходя ближе.

– Только не чемодан, а БАУЛ, – поправил его шеф. – Блокиратор Астрала Универсальный.

– А буква «Л» что означает? – уточнил мой подопечный.

– Синяя Чайка не сказала, – ответил командир крыла. – Пусть будет «Лёгкий».

– Лёгкий? – ещё больше удивился Сокол, берясь за ручку чемодана и с трудом его приподнимая.

– Лёгкий, – подтвердил Лиловый Журавль. – Тяжёлый вариант поднять никто не сможет, зато он позволит прикрыть всё здание. Наши учёные в ближайшее время соберут ещё несколько таких «чемоданов», а затем займутся защитой Гнезда. К сожалению, процесс сборки и калибровки занимает много времени, и быстро оснастить ими все стаи не получится.

– Какой у него радиус действия? – спросил я.

– Тридцать метров, – последовал ответ. – В него также встроен энергетический щит, но вы должны понимать, что это не панацея. Его единственная задача – блокировать перемещения магов.

Я взялся за ручку и приподнял БАУЛ. Килограммов тридцать пять-сорок – с таким особенно не побегаешь.

– Вы говорили про другие вопросы, – напомнил я. – Второй – это охота магов за мной?

– Скорее то, что скрыто в твоей голове, – ответил Лиловый Журавль. – Четыре года назад ты подозревал магов в том, что они пытались протащить в наш мир какой-то артефакт. Что если это им удалось, но ты сумел его присвоить, стерев магам память?

– Но где я его спрятал? – возразил я, чувствуя, однако, что версия шефа правильная. – Насколько я понял, после того ритуала все мои перемещения разобраны поминутно.

– Это так, – согласился шеф. – Единственное, чего не хватает, – записи с места событий. Их ты умудрился стереть из инфоочков безвозвратно. Так что всё, за чем охотятся маги, произошло там, на месте ритуала. Но меня волнует другое. Сначала маги не смогли переместить тебя силой. Чайка с Филином до сих пор бьются над вопросом «почему». Тогда они потребовали, чтобы ты пошёл с ними добровольно, и теперь уже я спрашиваю. Почему?

– Когда меня унесло от памятника, та сила, что в прошлый раз возвращала меня обратно, подчинилась мысленному требованию оставить меня на месте, – ответил я и посмотрел в глаза шефу. – И мне тоже неясно, почему.

– Это говорит в пользу версии об артефакте, – отозвалась Изумрудная Зарянка.

Я оглядел остальных. Голубой Селезень был полностью согласен с нашим координатором, а вот Сокол напряжённо думал.

– В играх два конкурирующих клана могут объединиться либо перед лицом общей опасности, либо в погоне за очень большим кушем, – тихо произнёс он. – Если это действительно был артефакт, то его ценность для магов невозможно представить.

– Разумное предположение, но для полного понимания ситуации нам пока не хватает данных, – сказал Лиловый Журавль. – Поэтому нужен человек, обладающий всей полнотой информации. Пленный маг с той стороны.

– Голубой Селезень предлагает спровоцировать магов на столкновение, – сказала Зарянка, посмотрев на молчаливого агента. – Я с ним согласна. С БАУЛом мы сумеем взять пленных, но сделать это нужно до того, как у них появятся новые накопители.

– Это третий вопрос, над которым я предлагаю подумать, – ответил командир крыла. – Аналитики обещают через пару дней выдать наиболее вероятные места нахождения замаскированных баз магов. Заметьте, до сих пор у нас не было решающего преимущества в борьбе с ними, а потому они вели себя достаточно уверенно. Те две точки, что мы накрыли, можно назвать случайностью. Кстати, что с новым местом?

– Четыре стаи проверили офис, – ответила Изумрудная Зарянка, сверившись с планшетом. – Есть остаточный фон магии и следы пребывания людей. Больше ничего – мы опоздали с зачисткой.

– Теперь всё будет иначе, – заявил Бордовый Сокол, кивая на чемодан.

– Не будет, – покачал головой шеф. – БАУЛ поможет уравнять шансы, но от проблемы нас не избавит.

Все присутствующие недоумённо уставились на него. Лишь Голубой Селезень выглядел так, будто уже знал, что хочет сказать Лиловый Журавль.

– До сих пор мобильность была на их стороне, – спокойно продолжил командир крыла. – Подумайте, как они поступят, когда мы начнём давить на них, зачищая одну базу за другой? Мы находимся в многомиллионном городе, а у них достаточно возможностей для того, чтобы шантажировать нас, угрожая жертвами среди мирного населения.

В помещении повисла мёртвая тишина. Такого заявления не ожидал услышать никто, впрочем, логика Лилового Журавля была железной. Если даже старые враги помирились, чтобы совместно достичь целей, если они готовы на открытый конфликт с нами ради обладания ценной с их точки зрения информацией, то наше противостояние выходит на новый уровень. Это уже не просто тайные игры – это военный конфликт, и если появятся жертвы, то виноваты будем мы, агенты Ф.О.Р.С.

– Что вы предлагаете? – дрогнувшим голосом спросила Изумрудная Зарянка.

– Думать, – сухо ответил Лиловый Журавль. – Не лезть в прямое столкновение, показывая, насколько мы усилились. Сейчас куда важнее показать магам, что если они перейдут некую черту, то и мы перестанем вести себя вежливо.

Что он имел в виду под этими словами, я не понял, но отнёс это к историям о том, какие ресурсы доступны командиру крыла. В любом случае, он был прав – агенты никогда не были солдатами. В аббревиатуре нашей организации указаны слова «охрана» и «разведка», поэтому наша главная задача – сдержать амбиции магов, не дать им развернуть полноценную войну. Пусть это приведёт к тому, что противостояние затянется – это нам будет только на руку, ведь если исходить из того, что гостей в нашем мире – человек двадцать-двадцать пять, то каждому из них мы можем противопоставить не меньше десятка агентов. В их числе будут: аналитик, учёный, координатор, один-два наблюдателя, три-четыре оперативника и командир с немалым опытом работы – полноценный «рейд», если говорить в терминах любимых Соколом компьютерных игр. Какими бы опытными они ни были, долго им против нас не продержаться. И список вопросов, который до сих пор лежит на моём столе, рано или поздно будет пройден весь. И уже сейчас из него можно вычеркнуть первые два пункта. В том, что «порталисты» с «артефакторами» конкурируют за первенство в строительстве прохода между нашими мирами, по-моему, уже никто не сомневался.

***

К следующей части