skip to Main Content
«Тринадцатое дело», часть 5 из 13

«Тринадцатое дело», часть 5 из 13

Октябрь подходит к концу, и вместе с ним заканчивается публикация первой части книги «Тринадцатое дело».

Сегодня это восьмая и девятая главы. Читателей ждёт большая разборка, а главного героя – один большой сюрприз и пара маленьких.

Глава 8. Первый раунд

– Судя по планам, это должен быть жилой комплекс элитного класса, – быстро говорила с заднего сидения Изумрудная Зарянка. – Охраняемая территория, подземный гараж и двухэтажные пентхаусы с восемью нулями в цене. Его планировали сделать своеобразной визитной карточкой района, но полтора года назад строительство остановилось из-за очередного кризиса и большого желания хорошей жизни у хозяев стройки.

Следуя её словам, в наших очках постепенно прорисовывалась трёхмерная карта недостроенного комплекса с прилегающей территорией. Амбиции проектировщиков были видны невооружённым взглядом. Три высоких башни на гигантской основе, которая возвышалась над землёй на высоту десяти метров. Желающие попасть во внутренний двор должны были подняться по лестнице или сделать пару кругов по автомобильному пандусу. Не знаю, как его планировали оформить, но этот пятачок между башнями был хорошо прикрыт от внешнего мира, символично возвышаясь окружающей суетой.

Внизу же было место для всевозможных магазинов, салонов красоты и прочих необходимых элементов сферы услуг. Комплекс занимал много места и под землёй, так что на каждые жилые апартаменты приходилось по два-три места на стоянке. Сами башни были построены едва ли на половину высоты. До этапа внешней отделки строители так и не дошли, так что сейчас комплекс возвышался над проходящей мимо дорогой тёмно-серым памятником капиталистическим амбициям.

– С юга и запада стройку огибает дорога, – продолжала девушка. – На востоке есть небольшая «зелёная» зона, а на севере начинается территория института радиоэлектроники.

УАЗ летел по проспекту Вернадского, лавируя между другими участниками движения. Водительское место занял сам Розовый Утёнок, очевидно, решивший, что никто быстрее него не доставит нашу группу к месту магического всплеска. Сидевшие сзади по бокам от Зарянки Селезень и Сокол были молчаливы. Первый – по привычке, всем своим видом выражая лёгкую заинтересованность предстоящими событиями. Второй же просто потерял дар речи, когда ему мимоходом всучили бластер, ремень со встроенным энергетическим щитом и велели стрелять, куда прикажут.

Я смотрел вперёд, туда, где вдали уже виднелась серые громады трёх недостроенных башен.  Для меня она была местом ответов, потому что я не сомневался в том, кто это устроил. Четыре года назад, когда «параноики» пытались сотворить в городе артефакт, они не достигли своей цели. И сейчас решили повторить попытку, выбрав вместо заброшенного аквапарка недостроенный жилой комплекс. Почерк был тем же самым, разве что в прошлый раз они максимально маскировали свои действия. Что изменилось? Ответ на этот вопрос напрашивался сам – «жёлтый» уровень магического фона. Если у них сейчас достаточно сил для такой масштабной магии, то нас ждёт весьма тёплый приём.

Машина свернула с проспекта и через несколько секунд въехала в распахнутые металлические ворота, остановившись возле ряда одноэтажных вагончиков. Здесь было людно. Постоянно прибывали новые оперативники, в стороне выгружали свои приборы сотрудники научного отдела; те агенты, которым повезло быть назначенными в оцепление, бодрой рысцой направлялись на противоположную сторону стройки. Невдалеке я заметил Зелёного Огаря и Бирюзовую Ласточку, которые что-то обсуждали с парой учёных.

Розовый Утёнок выскочил из машины сразу, как только мы остановились. Появившаяся из соседней машины Синяя Чайка оказалась первой, к кому он направился.

Я торопиться не стал. Задержавшись возле машины, я со смесью восхищения и мрачной задумчивости смотрел на белёсую пелену магических линий, которые выходили из земли, образуя вокруг всего комплекса что-то, вроде защитной стены. Эта стена была видна только через инфоочки – вживую здесь царили тишина и спокойствие. И именно её появление зафиксировали приборы слежения, как всплеск огромного размера.

Я поднял голову, глядя туда, где линии стены сходились, образуя призрачный купол. Налетевший порыв холодного ветра заставил меня поёжиться. В принципе, мне и так было немного не по себе, ведь с магией такого масштаба нам ещё не приходилось сталкиваться.

– Что это такое? – требовательно спросил командир у Чайки.

– Пока не ясно, – ответила та. – Какая-то защитная стена, которая закрывает все проходы внутрь.

– Так стаи ещё не там? – удивился Розовый Утёнок.

– Откуда они там возьмутся? – пожала плечами девушка. – Это поле отталкивает все физические объекты.

– С воздуха что-нибудь просматривается? – спросил я, подходя ближе.

– С боков – нет. Точнее, видна пустая площадка, заваленная строительным мусором. Вот только с самого верха, где потоки пересекаются, различается кое-что другое.

Чайка что-то нажала на экране планшета, и в интерфейсе моих очков появилась картинка. Изображение было нечётким, как будто шло волнами, но главное рассмотреть удалось. Какая-то круглая конструкция в центре, метров пятнадцати в диаметре и десяток человек, что расположились вокруг неё.

Маги!

– Дрон вышел из строя, когда мы его туда загнали, – прокомментировала Синяя Чайка. – Это всё, что он успел снять.

– Ну, хоть какие-то сигналы оттуда идут? – с надеждой спросил я.

– Глухо, – покачала головой девушка. – Если бы можно было пропихнуть внутрь ретранслятор…

– Поле антимагии? – поинтересовался командир.

– Не поможет, – последовал ответ. – Мы не знаем, где у этой штуки источник.

– А резонансное сканирование? – не унимался шеф.

– Нужное оборудование прибудет минут через сорок, не раньше, – развела руками Чайка.

– Плохо! – Командир оглядел близлежащие высотные здания и повернулся к появившемуся рядом с нами Золотистому Грифу. – Проверьте подземные коммуникации – быть может, их забыли перекрыть. И организуйте визуальное наблюдение, хотя бы там. – Он указал на высокое заброшенное здание из синего стекла, которое находилось через дорогу.

Я повернулся и посмотрел на обветшавший «синий зуб» – ещё один памятник людской жадности. С его верхних этажей площадка между башнями должна просматриваться очень хорошо, вот только я сомневался, что оттуда получится что-нибудь разглядеть.

Командир, тем временем, окунулся в родную стихию. Разговор с Чайкой плавно превратился в непрерывный поток вопросов, приказов и тактических решений. Я отошёл в сторону и огляделся. Громада южной башни с расстояния в два десятка метров давила своей массой, а при взгляде вверх начинала кружиться голова.

Бордовый Сокол, похоже, испытывал лёгкий шок. Ещё бы, перед таким могуществом невольно возникали мысли о собственной незначительности. Погода усиливала негативный эффект, и парень, про которого временно забыли, просто растерялся.

– Как тебе? – спросил я, подходя ближе.

– Впечатляет! – ответил он, разглядывая верхушку башни. – А мы можем это нейтрализовать?

– Меня больше волнует вопрос, можем ли мы нейтрализовать тех, кто прячется внутри, – заявила Изумрудная Зарянка.

Она сидела в УАЗе, стремительно печатая что-то на клавиатуре ноутбука. Осуществляя координацию действий нашей стаи, девушка сейчас была на прямой связи с аналитиками и учёными, перегоняя большой поток информации и пытаясь вместе с ними разработать варианты дальнейших действий. Насколько я знал, Зарянка предпочитала выезжать на операции лично. Каналы связи позволяли мониторить ситуацию из Гнезда, но девушка на это обычно отвечала, что на месте ей намного удобнее контролировать ситуацию.

Ситуация пока что находилась в тупике. Все прибывшие в данный момент были заняты поиском способа преодолеть неожиданную преграду. В стороне несколько агентов пытались продавить магическую стену бронированным носом УАЗа, но пока особых успехов не было.

На моё плечо неожиданно опустилась рука, и я обернулся. Передо мной стоял Голубой Селезень, и его взгляд прямо говорил, что мне в данный момент стоит кое-что проверить. Я кивнул и переключил инфоочки в режим слияния с ТОРом.

На магическом барьере проявились невидимые ранее детали. Стало заметно, что нити бьют из земли, подобно родникам, а над землёй начинают пускать мелкие побеги, которые переплетаются друг с другом, образуя непроходимую преграду. Это выглядело очень красиво, но меня больше интересовало другое.

Сигнатура в моей ауре светилась ярким светом. Она дрожала, время от времени деформируясь, выгибаясь в сторону стены. Такого поведения я раньше не замечал, но в пространстве вокруг было разлито много энергии, так что я почти не удивился таким метаморфозам.

– Проверили активность с самого начала, – сказала за моей спиной Изумрудная Зарянка. – Перед тем, как это началось, на территории зафиксировали небольшой всплеск «жёлтого» уровня. По структуре – пространственная магия.

Я её почти не слушал. Проснувшаяся «правильность» буквально толкала меня вперёд, заставляя подойти к стене и изучить её поближе. Как заворожённый, я приблизился к входу на лестницу, ведущую вверх, и вытянул вперёд руку, чтобы сигнатура в моей ауре смогла коснуться стены.

– Охренеть! – раздался позади голос Голубого Селезня.

И было, от чего. Бьющие снизу-вверх магические линии разошлись на манер театрального занавеса, открывая двухметровой ширины проход внутрь комплекса. Я обернулся. Все, в том числе и Голубой Селезень, смотрели на меня с таким видом, будто у меня за спиной выросли крылья, а над головой образовался нимб. Я машинально послал короткий волевой импульс, давая команду, чтобы проход не закрывался и, уже не удивляясь, отошёл на несколько метров. Выглядело всё так, будто в бьющий из-под земли поток положили большой невидимый валун. Магические линии обтекали его с двух сторон, сходясь метрах в пяти над землёй.

– И как его теперь называть? – не удержалась Синяя Чайка. – Кудесником?

Затем вдруг встрепенулась и радостно сообщила:

– Я поняла, что это за штука в твоей ауре! Это система опознавания «свой-чужой». Она пытается встроиться в магическую структуру, которая находится рядом, и послать сигнал.

– Так, собрались! – велел Розовый Утёнок, активируя связь. – Всем стаям, есть проход возле южной башни. Готовимся идти внутрь!

Возле прохода мгновенно воцарилась деловая суета. Пара учёных засела внутри, настраивая ретранслятор. Несколько агентов с бластерами наизготовку встали на охрану прохода с обеих сторон.

– Там внутри готовится что-то масштабное, – сообщила Изумрудная Зарянка. – Фон повышенный, видны отголоски магии перемещения. В центре, между башен, что-то странное творится с пространством, фон там «оранжевого» уровня, растёт.

На последних словах к ней подбежала Синяя Чайка, и они принялись что-то обсуждать вдвоём.

– Белый Бекас, вы с Голубым Селезнем поднимитесь на южную башню, осмотритесь! – приказал Розовый Утёнок и повернулся к собирающимся вокруг оперативникам. – Зелёный Огарь, Бирюзовая Ласточка, идите с ними!

– От меня – ни на шаг! – приказал я Соколу, которого командир не упомянул в своём приказе, чтобы не терять время. – Если я отстану от группы, иди с ним. – Я кивнул на Селезня. – Внутри «оранжевый» фон и опытные маги, так что геройствовать не надо. Понял?

Мой подопечный серьёзно кивнул, а я посмотрел на сосредоточенного Огаря и Ласточку, глаза которой горели предвкушением драки.

– Готовы? – спросил я и, получив утвердительный ответ, отдал команду. – Вперёд!

За боеспособность нашей разведгруппы можно было не беспокоиться, так что я повернулся и двинулся в сторону прохода.

За спиной командир продолжал раздавать приказы:

– Четвёртая и седьмая стаи, поднимайтесь в западную башню, восьмая и десятая – в восточную! Разведайте, что там к чему. Стаям номер шесть, девять и одиннадцать проверить нижние уровни! Особое внимание уделить месту под центром верхней площадки. Всем остальным рассредоточиться по периметру. Дальнейшие действия вырабатываем по результатам разведки.

Подъём на десяток этажей много времени не занял. Выше лезть не имело смысла – быстро выяснилось, что основная суета царила на нижних этажах, да на площадке между башнями.

Присев за окном на высоте трёх десятков метров, я осторожно выглянул наружу. Площадка была полностью очищена от строительного мусора; то, что казалось странным сооружением, на деле представляло собой семь метровых столбов, установленных вокруг центра и слегка отклонённых наружу. Каждый столб оканчивался сияющим шаром с голову взрослого человека размером. Возле каждого столба стоял человек, внимательно следя за шаром. Ещё трое находились чуть дальше, на равном расстоянии друг от друга. Вытянув руки в сторону расчищенного места, они совершали короткие пассы. Подчиняясь им, шары вспыхивали с глухим треском, и от них в центр импровизированного круга тянулись нити очень сильной магии. Цель этого действия была мне неясна, но инфоочки показывали, что магический фон в центре уже достиг «красного» уровня и продолжает насыщаться.

По прошлому опыту я понимал, что сейчас маги максимально сконцентрированы на своей задаче, так что вряд ли обращают внимание на то, что происходит вокруг них. Нет, я был уверен, что на разрушение барьера они бы отреагировали, вот только мы вошли тихо и почти легально.

Бекас, докладывай, – раздался требовательный голос Розового Утёнка.

Я спрятался за стеной, моё место тут же занял Зелёный Огарь.

– Идёт ритуал, минимум, «красного» уровня, – ответил я по связи. – Судя по сигнатуре, в данный момент они сбрасывают магию из семи накопителей в центр площадки. И я совсем не хочу знать, что произойдёт, если это место пойдёт вразнос.

Группы в западной и восточной башнях подтверждают наблюдение, – сообщила Изумрудная Зарянка. – Аналитики полагают, что финальный этап начнётся, когда «температура» центральной зоны приблизится к альфа-уровню.

– Кто-нибудь из них есть в наших базах? – тихо спросил Огарь.

Сканирование биосигнатур в данный момент невозможно – слишком много помех, – подключилась к каналу Синяя Чайка. – Считываем видеоданные с ваших очков, попробуем поискать по фотографиям.

Перед моими глазами появилась лента с крупными изображениями лиц. Детализация была не очень хорошей, да и ракурс съёмки не позволял рассмотреть подробностей, но это не помешало мне узнать одного из основной троицы. Узнать и рефлекторно сжать кулаки. «Параноик». Один из тех, кто четыре года назад устроил ритуал, и чьи прихвостни – уж в этом-то сомнений не было – отправили в лазарет меня и ещё нескольких агентов.

– Это он, – глухо сказал я. – Один из той троицы, что готовили ритуал в аквапарке. Зовут Диего.

Глядя на снимок, я погружался в собственное прошлое, вспоминая те дни. С этого типа вполне можно было рисовать главного злодея какой-нибудь сказки. Он выглядел лет на шестьдесят, но был не по возрасту крепким и выносливым. Крючковатый нос и презрительный излом губ давали ясно понять, как этот человек относится к окружающим, а тяжёлый взгляд тёмных глаз лишь усиливал впечатление. И при этом Диего был блондином с такой шевелюрой, что создатели рекламы шампуня его бы с руками оторвали. А ещё он был могучим магом и, порой, излучал такую мрачную силу, что к нему даже приближаться было боязно. Окружающие старались лишний раз не сталкиваться с ним взглядом, и Диего, похоже воспринимал это как должное.

В данный момент он стоял в одной из вершин треугольника, управляя ритуалом, и был полностью сосредоточен на своей задаче. Его одежда – вышитый странными узорами длинный тёмный плащ – выглядела очень богато, и не оставалось сомнений в том, что именно этот тип здесь главный.

Значит, ты не ошибся, – тяжело отозвался Розовый Утёнок. – Про остальных что скажешь?

Я пролистал фотографии до конца и уже хотел ответить, что никого не знаю, но что-то заставило меня вернуться назад и вглядеться в предпоследний снимок. А когда я узнал, кто это, то почувствовал, как моя «крыша» начинает медленно уезжать в направлении ближайшего курорта. На снимке молодая девушка с забранными в хвост тёмными волосами смотрела куда-то в сторону. И она была не просто моей знакомой – вместе с ней мы несколько дней назад ловко тыкали ножиками в Серого Стрижа.

Сомнений быть не могло. Внизу, возле одного из столбов с накопителями стояла Алиса, ярая фанатка творчества Говарда Лавкрафта.

Как?!

Наверное, я сказал это вслух, потому что Огарь отвернулся от окна и посмотрел на меня. Я поднялся на ноги и выглянул в окно.

– Крайний столб слева от нас, – сообщил я. – Никого не напоминает?

Агент вгляделся и со странной смесью эмоций на лице перевёл взгляд на меня. Дело было в том, что эта девушка была нами задержана, допрошена, подвергнута процедуре коррекции памяти и отпущена на все четыре стороны. Никто из нас и представить не мог, что она на самом деле маг, а уж в этом я не сомневался, глядя, как уверенно она управляется с порученным ей накопителем.

Обсудить эту новость мы не успели, так как снова ожила связь.

Приготовиться к захвату! – скомандовал Розовый Утёнок. – Разведгруппы в башнях, на вас прикрытие. Приоритетная цель – колдун, отмеченный Белым Бекасом. Не забывайте, что они умеют телепортироваться. И постарайтесь не попасть импульсом в накопители – нам здесь только большого «бума» не хватало.

– Тактическая рекомендация, – сразу же добавил я. – В «жёлтом» фоне их щиты разбиваются двумя импульсами. На что они способны сейчас – предсказать сложно, так что рекомендую работать по каждой цели из трёх стволов.

Подтверждаю, – отозвался командир. – Занимаем позиции, готовность – две минуты.

Но начать мы не успели. Я уже хотел отдать команду выдвигаться вниз с целью поиска наиболее удобного места для прицельной стрельбы, когда на краю внутреннего двора с лёгким хлопком возникла ещё одна фигура, хорошо мне знакомая. Именно этот тип на днях кидался в меня огненными шарами, правда, сейчас он был одет не в балахон и не в клетчатую рубашку, а в странную короткую куртку, вышитую светящимися символами.

Магия!

В следующую секунду ещё десяток хлопков по периметру площадки возвестил о прибытии новых гостей. На какое-то мгновение всё замерло, а затем пространство под окнами взорвалось грохотом и вспышками. Интерфейс инфоочков разразился потоком информации о творящемся внизу хаосе. Понять что-то конкретно было совершенно невозможно, единственное, я отметил, что они по-разному применяют магию. «Гости» вовсю пользовались подготовленными амулетами, жезлами и прочей атрибутикой, в то время как «хозяева» напрямую черпали магическую энергию из накопителей.

Какого чёрта там творится? – Операция пошла не по плану, и я вполне понимал раздражение Розового Утёнка.

– Валентин не соврал, – ответил я, прячась от взрыва ледяного копья, рикошетом врезавшегося в стену рядом с нашим окном. – Началась разборка двух групп магов.

– Синяя Чайка, наши щиты выдержат их атаки? – спросил Зелёный Огарь, проверяя бластер.

Прямую магию да, но сейчас там летает слишком много физических объектов, – ответил вместо неё командир. – Всем стаям приказываю не высовываться наружу! Брать тех, кто окажется рядом с башнями или случайно свалится вниз.

– Пошли, – позвал Огарь, направляясь к лестнице. – Подберёмся поближе.

На уровне второго этажа над площадкой грохотало так, что даже инфоочки не всегда справлялись с приглушением звуков, зато сражающихся было видно намного лучше. Команды вмешиваться не поступало, но даже если бы и была – маги двигались очень быстро, постоянно исчезая и появляясь в разных местах. На месте они задерживались ровно столько, сколько надо было, чтобы выпустить заклятие во врага. Из-за этого мельтешения не было видно, кто берёт верх. К тому же, постоянные попадания магических зарядов в бетонные конструкции поднимали тучи пыли.

Мой взгляд зацепился за ближайший к нам столб с накопителем. Не знаю, как, но он устоял посреди магического безумия, и инфоочки показывали, что шар ещё снабжал кого-то энергией, хотя светился он уже довольно тускло.

Как там оказалась Алиса, я не понял, но она появилась не одна. Перед ней, спиной к нам, с хлопком материализовался один из «гостей». Его руки сжимали жезл, уже направленный в сторону девушки, и поставить защиту от готовящейся атаки та явно не успевала. Как оказалось, она и не планировала. Её пальцы коснулись шара накопителя, а затем Алиса исчезла, за мгновение до того, как накопитель взорвался.

Взрыв был такой силы, что «гостя» снесло вместе с выпущенным заклинанием и окружившей его плёнкой защиты. Жезл вышибло из рук мага куда-то в сторону, а его самого ударная волна подняла на пару метров и отшвырнула назад, точно в проём входа башни. Прямо под нами.

– Наш! – крикнул Огарь, первым бросаясь вниз.

Мы ринулись следом. О маскировке уже никто не думал, да и не было смысла скрывать наши шаги в царящей какофонии звуков. Так что внизу мы оказались уже через несколько секунд.

Здесь был просторный холл, из которого можно было попасть на лестницу, выйти на площадку, а также уйти в лабиринт стен этого этажа. За одним из проходов во внутренние помещения виднелись пустые лифтовые шахты, тут и там были разбросаны следы опустевшей стройки: изношенные перчатки, поломанный инструмент, помятые вёдра и какие-то тряпки.

Взрывная волна, отправившая мага в полёт, подняла тучу серой пыли, которая теперь медленно оседала, закручиваясь на небольшом сквозняке.

Самого мага приложило неслабо. Он сидел, привалившись спиной к стене, и тихо постанывал. Одной рукой он держался за голову, в то время как пальцы другой непрерывно складывались в какие-то фигуры, заставляя пространство вокруг едва заметно мерцать. Символы на его одежде пульсировали красноватым цветом, и при ближайшем рассмотрении было видно, что это не просто вышивка, а наборы каких-то мелких камней, сложенных в определённом порядке.

На нас маг не обратил никакого внимания – его взгляд был направлен в сторону выхода – туда, где ещё продолжалась схватка. Похоже, этот тип готовил что-то заковыристое и особенно убойное, потому что воздух перед ним постепенно уплотнялся и терял прозрачность.

Наш длинноволосый агент церемониться не стал. Первый выстрел из бластера снёс магу остатки щита, а второй отправил несостоявшегося мстителя в беспамятство.

– Сокол, Огарь, берите его, – скомандовал я, держа под прицелом выход. – Ласточка, проверь лестницу вниз! Селезень, прикрывай их! Вперёд!

Несмотря на возникшие опасения, мой подопечный сориентировался быстро, отстав от Огаря лишь на пару мгновений. Вдвоём они подхватили мага под руки и выволокли тело на лестничную площадку.

Я задержался на несколько секунд, пытаясь напоследок оценить обстановку, и тут за моей спиной раздался хлопок. Ещё один носитель светящейся куртки или пиджака – я не был уверен, как правильно называется этот предмет одежды – появился между мной и выходом на лестницу. Причём, он уже направлял руки в сторону отступающей группы, готовясь атаковать.

В следующую секунду произошло сразу несколько событий. Голубой Селезень успел выстрелить дважды, но импульсы были поглощены защитой мага. Маг выпустил огненный шар, но за миг до этого я пнул его сзади под коленку, заставив потерять равновесие. Уж не знаю, почему его щит не среагировал на мою ногу – то ли блокировались лишь опасные удары, то ли в дело вступила сигнатура в моей ауре.

Пытаясь удержаться, маг взмахнул руками, и вырвавшийся на свободу огненный шар взорвался на потолочном перекрытии, обрушив часть стены и наглухо завалив проход на лестницу. Селезень едва успел отпрыгнуть назад.

– Уходите! – крикнул я, одновременно активируя связь и пытаясь достать мага кулаком в голову. – Это Белый Бекас! Веду бой!

Маг ушёл от удара и развернулся лицом ко мне. В тот же миг злая улыбка наползла на его лицо. Впрочем, у меня была такая же, потому что передо мной стоял тот самый возмутитель спокойствия, которого Бордовый Сокол пытался задавить служебным УАЗом. Сейчас этот белобрысый явно не собирался отступать. Магический фон здесь был на границе «красного» уровня, так что маг находился в своей стихии и был готов к бою. В другой ситуации я бы не рискнул выходить один на один против такого противника, но я видел, что он уже потратил много сил на схватку снаружи, и одежда его светится не так ярко, как в начале боя. К тому же сейчас при мне был энергетический щит.

Сойтись в рукопашной сразу не получилось. Маг достаточно резво отпрыгнул на пару метров, и выпустил в меня знакомый огненный шар. Я выстрелил ему вслед, но результат у наших атак оказался один. Импульс моего бластера растворился в его защите, а магический шар взорвался на моём щите, не причинив никакого вреда. Но я всё равно напрягся – инфоочки показали, что маг действует на «красном» уровне, так что не стоило долго стоять под его ударами. Следующие три импульса не сумели пробить его защиту, но магу, похоже, мои атаки тоже не понравилось, потому что он вдруг с хлопком исчез, и следующий шар полетел в меня со спины.

Лишний раз контуры щита нагружать не хотелось, а потому я рывком ушёл в сторону и развернулся. Ситуация стала напоминать мою утреннюю тренировку. Противник скакал вокруг меня, исчезая и появляясь с разных сторон, а я стоял в центре помещения, посреди вновь поднявшейся пыли, уклоняясь от атак и стреляя в ответ. Ситуация была патовая, и надо было что-то менять, так как заряды у бластера не были бесконечными. И в какой-то момент я вдруг понял, куда он собирается переместиться. Сработало ли моё чувство правильности или я просто поймал ритм его прыжков – времени размышлять над этим не было. Важно, что я угадал, где он появится, и, рванувшись, поймал мага за руку.

Такого он явно не ожидал, поэтому я успел использовать инерцию рывка для того, чтобы развернуться и приложить противника об стену. Провести болевой захват не удалось, но я особенно на это не надеялся. Навалившись на него сзади, я машинально сунул бластер в карман и попытался половчее ухватиться за врага. Но маг оказался подкован в рукопашном бою. Сильно оттолкнувшись от стены, он тут же попытался зацепить мою ногу, чтобы я оступился и упал на спину, прямо на мелкие бетонные обломки. Я ожидал чего-то подобного и потому, когда почувствовал, что теряю равновесие, напрягся и перебросил мага через себя, превратив своё падение в кувырок с опорой на тело противника.

Такого обращения маг терпеть не стал. Полыхнуло магией, сильный толчок воздуха разогнал пыль и отбросил меня к стене. В полёте я выхватил бластер и дважды успел выстрелить в лежащую на полу фигуру. А затем меня больно приложило плечом об стену, и я упал на одно колено.

Маг исчез из положения лёжа и материализовался прямо передо мной, ударом ноги выбив бластер из моей руки. Запястья мага уже светились атакующим заклинанием, но он допустил одну непростительную ошибку – забыл про то, что снаружи идёт бой. За стеной что-то оглушительно взорвалось, проход разворотило, и силовая волна буквально швырнула мага прямо на меня. Мне оставалось только подставить кулак и сделать так, чтобы он встретился с челюстью моего противника.

Маг рухнул, вот только обрадоваться я не успел. На его груди засветился какой-то амулет, и его тело исчезло во вспышке света.

Я выругался и активировал связь.

– Огарь, амулет! – крикнул я, вскакивая на ноги и подбирая бластер. – Снимите с него амулет.

Поздно! – зло ответил агент. – Он исчез. Идём к тебе.

Я вздохнул, и тут же перекатом ушёл в сторону, прямо по бетонным обломкам.

Чёрт, больно-то как!

Что-то смертоносное влетело снаружи и пробило стену, возле которой я только что стоял. Я уже был готов выстрелить в возникшую на выходе фигуру, когда узнал в нём Диего, того самого «параноика». А в следующий миг понял, что он как-то странно смотрит на меня.

– Ты?! – выдавил он.

И было в этом голосе столько ненависти и удивления, что я задержал палец, готовый нажать на спусковой крючок.

– Так это был ты?!

Его удивление было мне совершенно непонятно. Может быть, он меня с кем-то перепутал?

Я всё-таки выстрелил пару раз, но этот тип не обратил на выстрелы никакого внимания.

– Где?! – спросил он низким шипящим голосом.

Я не успел попросить его уточнить вопрос. Позади меня появились Огарь с Селезнем, а за следом и Ласточка с Соколом. Одновременный залп из пяти бластеров хоть и не сумел пробить защиту мага, но оказался для моего собеседника весьма весомым аргументом. Он атаковал нас, фиолетовый магический заряд разбился об объединённые щиты, и помещение в очередной раз заволокло пылью.

Когда же инфоочки сумели справиться с буйством магических помех, то неожиданно обнаружилось, что снаружи царит непривычная тишина. Никто больше не скакал по площадке, применяя на противников весь доступный магический арсенал. Битва закончилась.

Поднявшись с колена, я подошёл к выходу и осторожно выглянул наружу. Площадка была разгромлена. Тут и там в бетоне виднелись глубокие выбоины, а в центре медленно рассеивалась накопленная магия. Кое-где валялись обломки шаров накопителей, но ни одного тела видно не было.

– Защитная стена распадается, – доложила Изумрудная Зарянка. – Похоже, что она подпитывалась от этих накопителей.

– Хоть кого-нибудь удалось взять? – уточнил я.

– Не удалось, – отозвалась девушка. – У каждого из них было что-то вроде магического эвакуатора.

– Предлагаю объявить тактическую ничью, – усмехнулся Зелёный Огарь. – По крайней мере, теперь мы представляем себе расклад сил.

Ничью?! – Система связи прекрасно передавала все оттенки ярости в голосе Розового Утёнка. – Да это хуже провала! Такого у нас не было со времён…

– Я согласен с командиром, – сообщил я, дослушав гневную тираду до конца. – Потому что мы так и не узнали главного.

Я вышел в центр площадки, достал ТОР и положил его на бетон.

– Я надеюсь, что этот «бублик» сможет сказать нам, какого лешего им было здесь нужно, – сухо заметил я.

И тут в интерфейсе моих очков возникло сообщение:

 

Рекомендую вам рассказать про это дело Олегу Михайловичу Наумову. На ваши инфоочки записан информационный пакет для него.

Синий Филин.

 

Мне не было известно, кто это такой, но я уже ничему не удивлялся.

 

Глава 9. Грань неизведанного.

На обратном пути все молчали, оглушённые неудачей. Удручал даже не уровень увиденной магии – это было на грани, но никто из наших не пострадал. Гораздо хуже было то, что нам так и не удалось захватить в плен ни одного из участников прошедшей схватки. Действия этих двух групп магов только на первый взгляд казались хаотичными и бессистемными – наши аналитики уже выдали полный расклад взаимодействия этих людей. Чёткая, слаженная работа, подстраховка, распределение ролей и полное использование преимущества пространственной магии – столкнуться с таким не ожидал никто. Маги вели бой на уровне, лежащем в иной плоскости понимания, и это наводило на вполне однозначные мысли. За ними чувствовалась школа, которая преподавала элементы боя, отработанные десятилетиями практики. Как такое можно было скрыть от нашего внимания? Только одним способом – обучаться где-то на другой планете или в параллельной реальности. Недаром же эти маги ведут себя так странно и не пользуются нашей техникой.

Розовый Утёнок, очевидно, думал в этом же направлениям.

– Поправьте меня, если ошибусь, – попросил он, включив автопилот и повернувшись к нам. – Есть две группы очень умелых магов, которые что-то не поделили на нашей территории. Причём, если судить по их навыкам, магии они обучались не у нас, а в каком-то другом мире, где с подобными учебными заведениями проблем нет. Предлагаю эту версию взять в качестве рабочей. Возражения есть?

Селезень не ответил – он свой лимит слов исчерпал на пару месяцев вперёд. Сокол и Зарянка покачали головами, я тоже не был против.

Тогда отдельным вопросом надо вынести принцип их перемещения к нам. – Общий канал связи был открыт, и голос Синей Чайки тоже нельзя было назвать весёлым.

– Вопросы пока отложим, – возразил командир. – Меня пока интересуют только факты и версии. Итак, одна из этих групп готовила нечто большое, причём самым логичным кажется создание постоянного портала туда, откуда они явились. Не будем пока спрашивать, какие цели они преследуют, но давайте назовём их «портальщиками» или «порталистами». Вторая группа – условно её можно назвать «артефакторами» за их жезлы и амулеты – постаралась им помешать, в чём преуспела. Правда, эта группа планировала или до сих пор планирует сформировать отряд из местных и вооружить их своими артефактами. Для чего им это – пока не ясно.

– А вдруг они хотели отправить их драться, вместо себя? – предположил Сокол.

– Пушечное мясо, – покачал головой я. – В той схватке их раскатали бы за секунды.

– Согласен, – кивнул командир. – Следующий факт. Четыре года назад они уже бывали у нас, проводили ритуал несколько меньшего масштаба и, по непонятным причинам, так и не завершили его. Белый Бекас узнал лидера «порталистов», но больше никто из устроивших драку опознан не был. Это наводит меня на мысль, что за эти годы что-то у них поменялось, они переругались и теперь пытаются действовать независимо. И это первый положительный для нас момент, потому что их противостояние ослабляет обе стороны. Плохо то, что они теперь знают, что их художества не остались незамеченными, и будут стараться собрать о нас побольше информации.

– Уже, – мрачно отозвался я.

– Что «уже»? – удивился Розовый Утёнок.

– Там была Алиса, – ответил я. – Неформалка, которую мы взяли несколько дней назад под видом фанатки книжек Лавкрафта. Оказалось, что она – внедрённый агент «порталистов», а значит маги появились в городе не меньше двух месяцев назад. Зелёный Огарь должен был подвергнуть её коррекции памяти, вот только у них наверняка есть те, кто способен работать с разумом. Так что я не знаю, что она сейчас помнит.

Несколько секунд командир молчал, а затем кивнул.

– Этот вопрос мы с Огарем обсудим отдельно, – сказал он. – Важнее то, какой магией они владеют. Ментальной, пространственной, защитной и атакующей – все эти формы нам известны. Но вот сложность структур такая, что в пору за голову хвататься.

– Ещё следящая магия и ключи в ауре, – напомнила сидевшая впереди Изумрудная Зарянка. – Плюс изготовление амулетов и прочей атрибутики.

– Это тоже, – согласился командир.

Я бы обратила ваше внимание на такой факт, – неожиданно сказала Синяя Чайка. – Амулеты они изготавливали из местных материалов, хотя кажется куда более логичным и простым сделать достаточное количество у себя и переправить к нам.

А ведь действительно, к чему такие сложности? Я на несколько секунд задумался. Почему-то мне казалось, что этот момент на самом деле очень важен, и отмахиваться от него будет неправильно.

– Примем к сведению, – объявил Розовый Утёнок, спустя несколько секунд размышлений. – Последнее. Выяснилось, что наша система боя не приспособлена к их тактическим схемам. Индивидуальная подготовка позволяет агентам побеждать в одиночных схватках, но вот при групповом столкновении они будут, как минимум, наравне с нами.

Уж это точно! Боевые возможности этих магов я прочувствовал на собственной шкуре, причём уже дважды. Но, помнится, при первой нашей встрече маг был сильно ограничен в использовании своей силы. Сегодня он действовал куда эффективнее, и это имело простое объяснение.

– В принципе, теперь объясним и рост «магической температуры» в последние годы, – заметил я. – Видели, как они накачивают область пространства магией? Допускаю, что они могли повторить такое в масштабах города.

Я оглядел остальных, понял, что они не в курсе исследований аналитического отдела и пояснил:

– За последние годы в Москве сильно возросло качество магических воздействий. Накачивание магией извне – самая логичная причина.

– Даже не хочу думать о том, сколько сил они потратили на такой фокус, – заявила Изумрудная Зарянка.

– Жёлтый уровень магии, жёлтая «температура», – с неожиданным весельем сообщил командир. – Похоже, что нашего фона им просто мало для своих дел, и без своих амулетов и накопителей они быстро слабеют. Думаю, это второй положительный момент.

– Если бы мы ещё знали этих магов получше, – проворчал Сокол. – Это был бы третий положительный момент, и жить от этого стало бы совсем хорошо.

Все улыбнулись, и я решил рассказать про сообщение Филина.

– А скажите мне, кто такой Наумов Олег Михайлович? – спросил я.

Командир повернулся и, сняв очки, внимательно посмотрел мне в глаза. Голубой Селезень оторвал взгляд от окна и с заметным интересом уставился на меня. Я почувствовал себя неуютно.

– Откуда такой вопрос? – с подозрением уточнил Розовый Утёнок.

– Синий Филин предложил рассказать ему про это дело, – не стал отпираться я.

– Понятно, – вздохнул командир, отворачиваясь. – Что ж, думаю, тебе стоит с ним побеседовать, причём как можно быстрее.

Он помолчал несколько секунд и тихо добавил:

– Олег Михайлович Наумов – предшественник Лилового Журавля на посту командира оперативного крыла.

 

***

 

– Это здесь, – объявил Сокол, и я остановил машину.

Одноэтажный дом из белого кирпича уютно устроился в окружении нескольких берёз и небольшого сада фруктовых деревьев. Просторный двор, чистый и ухоженный; небольшой огород без оттенка постоянного ударного труда на благо урожая, уютная беседка в стороне – крошечная деревенька в полусотне километров от Москвы вся была такой. Здесь возникало ощущение пребывания в каком-то другом мире, где нет места суете и злобе. Здесь даже погода не была такой мрачной – солнце время от времени выглядывало из облаков, а ветер был лёгким и освежающим.

Мы с Соколом покинули машину и подошли к аккуратной калитке в невысоком заборе. Хозяин дома уже ждал нас, сидя на уютном крыльце.

– Вот уж чего я не ожидал, так это того, что молодёжь приедет просить помощи! – приветствовал нас он.

Олегу Михайловичу недавно исполнилось шестьдесят семь лет. Среднего роста, подвижный и крепкий, он был полон сил, и годы, казалось, не властвовали над ним. А ещё он оказался первым агентом в отставке, которого мне довелось увидеть за годы службы.

– Почему это «помощи»? – удивился Сокол, но умолк, под чуть насмешливым взглядом человека, который годился ему в деды.

– Пойдёмте, присядем, – предложил хозяин, кивая в сторону беседки. – Не будем говорить о делах стоя.

– Меня зовут Михаил, это Андрей, – представил я нас, когда мы сели за небольшой стол. – И нас попросили ознакомить вас с этим.

Я снял инфоочки и протянул их Наумову. Мне было интересно, как он отреагирует, потому что я не знал, когда этот человек оставил свой пост. Вдруг он не застал появления инфоочков? Впрочем, Олег Михайлович надел их с таким видом, будто это было для него обычным делом. Некоторое время он читал послание, слегка наморщив лоб, а затем со вздохом вернул очки мне.

– Значит, «пришлые» вернулись, – задумчиво заметил он.

– Кто? – удивился Сокол.

– Сильные маги, которых не может быть на Земле, – пояснил Олег Михайлович.

– Вы с ними сталкивались? – спросил я.

Некоторое время хозяин участка молчал, а я начал понимать, почему агентам в отставке не стирают память. Наумов за свою оперативную карьеру видел столько, что это для него стало частью мироощущения. Убери воспоминания, и человек не просто забудет – он потеряет часть себя. Весьма значительную часть.

– Сталкивался ли? – спросил, наконец, он. – Лично – нет, но знакомился со всей доступной информацией по ним.

– Так кто они такие? – нетерпеливо спросил Сокол.

– Такие же люди, Андрей, как мы с вами, – последовал ответ. – Со своими амбициями, страстями, достоинствами и недостатками. Да, они отличаются от нас, но не так сильно, как может показаться.

– А как вы вообще их обнаружили? – поинтересовался я.

– Если честно, то случайно, – развёл руками Олег Михайлович. – Это случилось около сорока лет назад. – Он улыбнулся. – Я тогда был молод и полон желания совершить что-то стоящее. Помню, по городу как раз стали устанавливать новые системы слежения, которые не просто фиксировали применение магии, но и могли сразу дать какую-то дополнительную информацию по силе, направленности, структуре и так далее. Мелочь, конечно, если сравнивать хотя бы с этим. – Он кивнул на лежавшие передо мной инфоочки. – И нам тогда сильно повезло, что эти «пришлые» устроили точку перехода к нам неподалёку от нового датчика – это позволило собрать достаточно информации о них.

– Но поймать не получилось, – предположил я.

Хозяин участка покачал головой.

– Убедившись, что они пользуются этой точкой регулярно, мы устроили засаду, – ответил он. – Вот только никто так и не появился. Мы пришли к выводу, что они уже не в первый раз нас посещают и имеют запасные точки перехода.

– А что дальше? – спросил Сокол.

– Дальше? – Олег Михайлович поднял бровь. – Ничего. Вреда от них не было никакого – нам удалось выявить нескольких человек, с которыми они контактировали. В основном, они искали какие-то древние реликвии, книги и драгоценности. Иногда просто катались по городу и окрестностям, будто разыскивая чего-то. Но многого нам выяснить не удалось.

Он замолчал, а я задал вопрос, который почему-то казался мне важным:

– Скажите, а почему Синий Филин решил, что вы что-то знаете? Он же пришёл в Ф.О.Р.С. намного позже.

– Филин всегда был весьма увлечённым человеком, – ответил Наумов. – Когда он работал над созданием очков, то пытался уговорить меня отдать весь архив в его полное распоряжение. Разумеется, я отказал, потому что с некоторыми делами можно знакомиться только командирам подразделений. Про случаи появления у нас магов он знал, но без подробностей. – Он вздохнул. – Когда расследование зашло в тупик, дело «пришлых» было помечено служебным грифом «запрещено для изъятия» и отправлено в закрытую часть архива.

– А номер вы помните? – вкрадчиво спросил я.

– Чего же не помнить? – удивился хозяин. – На память пока не жалуюсь. Вот только есть ли у вас допуск.

– Допуск есть, – холодно ответил я. – Кстати, сегодня утром две группы ваших «пришлых» устроили на окраине Москвы хорошую драку друг с другом. Мы тоже там были, даже пришлось немного пострелять и поваляться на жёстком бетонном полу. Результат – ничейный.

Олег Михайлович молчал, пристально глядя на меня.

– Я официально руковожу расследованием, – добавил я. – Если хотите – запросите Гнездо, каналы связи у вас должны были остаться.

– Нет, я вам верю, – ответил хозяин. – Просто меня встревожил тот факт, что они принесли на нашу землю свои дрязги. В любом случае, я уже отвоевал своё. Нужное вам дело имеет номер «двадцать два сто пятьдесят три дробь тринадцать».

– Тринадцатое дело! – не удержался от улыбки Сокол.

– Можно и так сказать. – Олег Михайлович тоже улыбнулся. – Все подробности тех событий вы найдёте в нём.

Он поднялся и серьёзным взглядом посмотрел на меня.

– Вижу, что вам сейчас не до отдыха, – сказал он. – Поэтому на чай приглашать не буду. Хотя, когда всё закончится – милости прошу.

Я поблагодарил Наумова и за информацию, и за приглашение, и мы покинули этот уютный сад.

– Живая легенда! – восхищённо сказал Сокол, когда мы вернулись к машине. – Почему про него нам не рассказывают?

– Потому что мы являемся агентами сверхсекретной организации, – сухо ответил я, садясь за руль. – И деяния наших предшественников не предназначены для публичных обсуждений.

Парень явно хотел возразить, но, услышав мой тон, не стал этого делать.

Я завёл УАЗ, вырулил на дорогу и активировал связь:

– Белый Бекас вызывает Розового Утёнка.

– На связи, – почти сразу отозвался тот.

Чувствовалось, что времени у него мало, а потому постарался говорить кратко.

– Я направляюсь в архив, – сообщил я. – Нужен допуск на одно дело из закрытой части.

– Причины?

– Информация от Наумова, – ответил я. – События сорокалетней давности. Есть подозрение, что связано с тем, что творилось у нас последние дни. Дело нужно тщательно изучить, возможно, найдём зацепку.

Несколько секунд командир молчал, затем потребовал.

– Номер дела!

Я назвал. Последовала короткая пауза, после чего командир ответил, и в голосе его было заметно удивление:

– Так у тебя есть на него допуск – ты же знакомился с ним четыре года назад!

– Разве? – удивился я. – Не помню такого. Может, в базе ошибка?

– Сейчас это несущественно, – ответил командир. – Допуск у тебя есть, но на этом деле стоит ещё один гриф: «только для личного ознакомления». У меня нет полномочий выдать допуск ещё кому-то, так что будь добр, читай его один.

– Понял, конец связи, – ответил я, на самом деле ничего не понимая.

Нет, ошибка в данных не была чем-то фантастическим, да и я на самом деле мог не помнить того, как знакомился с делом. Например, Синий Филин умудрился раскопать пару подробностей дела и посвятил в них нескольких оперативников, в число которых попал и я. А система автоматически проставила запись о том, что я с этими материалами ознакомился. Но вот второй гриф, судя по словам Розового Утёнка, мог поставить только Лиловый Журавль. И только он мог запретить допускать к этому делу других агентов.

В какие тайны я пытаюсь влезть?

– А что это за гриф такой? – поинтересовался мой подопечный, который слышал наш диалог с командиром.

– Понятие «субординация» тебе знакомо? – спросил я, отвлекаясь от размышлений. – Вот за этим тот гриф и введён. В нашей истории слишком много таких дел, с которыми можно знакомиться только подготовленному человеку – я имею в виду опыт и самоконтроль.

– А зачем? – не понял Сокол.

– Если при прочтении этого дела тебе сорвёт шаблон мировосприятия, то виноват в этом будет тот, кто дал тебе допуск, – объяснил я. – Так что гриф защищает не дело от тебя, а твои мозги от того, что там написано. В частности, именно поэтому тебе не рассказывают про подвиги предков. Ясно?

Сокол кивнул и всю оставшуюся дорогу молчал.

 

***

 

Архив находился на одном из нижних уровней Гнезда, и попасть туда можно было, только имея специальный допуск. Без этого агент даже сквозь инфоочки не увидел бы нужную кнопку в лифте. Я её увидел, а потому, отправив подопечного на тренировку, уже через несколько секунд оказался внизу.

Похоже, что Розовый Утёнок сделал всё возможное, чтобы последние события были расследованы как можно быстрее. Дежурный на посту оказался предупреждён, так что мне не пришлось самому ходить вдоль стеллажей в поисках нужного места.

Поставив подпись на расписке о получении, я едва ли не бегом отправился в одну из комнат, располагавшихся здесь же. По виду они не отличались от обычных офисов на одно-два рабочих места. Правда, здесь не было окон, но зато имелся компьютер, через который можно было получить доступ к открытым данным.

Заперев электронный замок личным приказом, – теперь сюда могли войти только мои непосредственные командиры, – я бухнул папку на стол рядом с компьютерным монитором и уселся в кресло. Спешка сыграла со мной странную шутку, так что с полминуты я просто сидел, приходя в себя и понимая, что со мной что-то не так. Почему-то мне это дело казалось крайне важным. И не ознакомиться с ним было бы просто чудовищной ошибкой. Я снял очки и потёр лицо. Таким сильным моё чувство не было никогда. Что же скрывает эта папка?

Глубоко вздохнув, я осторожно открыл папку. Передо мной оказалась кипа пожелтевших от времени листов, разделённых по категориям. Я посмотрел на заголовок первой.

Общая хроника дела.

«Обязательно ознакомлюсь, но потом», – подумал я, откладывая листы в сторону.

Спецификации оборудования.

Это мне точно пока не понадобится.

Протоколы допросов.

Тоже «на попозже».

Я уже поднимал следующую пачку листов с заголовком «аналитический доклад», когда из-под него выскользнула тонкая пластиковая коробочка с диском. Обычным компакт-диском, похожим на те, какие активно использовались в прошлом. Вот только как она оказалась здесь? Ведь сорок лет назад таких технологий ещё не было. Неужели дело дополнялось? Я отодвинул папку и внимательно посмотрел на этот пластиковый квадрат. Если его специально подложили в дело, то сделали это относительно недавно. Данные на нём должны были сохраниться – я помнил, что в те времена диски для хранения в архиве мы клепали сами, и информация на них гарантированно сохранялась на протяжении полувека.

Мои руки подняли коробочку и извлекли диск. Взгляд упал на системный блок компьютера – оптический привод был на месте. Я включил монитор и осторожно, будто от этого зависело спасение мира, положил диск на полку приёмника. Загудел маленький двигатель, луч лазера скользнул по дорожкам, и на экране появилась предупреждающая красная надпись:

 

Подтвердите полномочия!

 

Чёрт, неужели и тут ограниченный доступ? Я знал, что запущенная программа отправила центральному серверу запрос на проверку, а тот по биосигнатуре отследил, кто в данный момент находится возле экрана. Я надел инфоочки, в интерфейсе которых светилась та же надпись и, ни на что особенно не надеясь, сказал:

– Агент Белый Бекас, «красный» доступ. Официальное расследование дела.

Надпись окрасилась зелёным и исчезла, оставив после себя окно проигрывателя видеофайлов. Несколько секунд привод раскручивал диск, а затем я почувствовал, как моя челюсть медленно ползёт вниз, а сердце начинает отбивать какой-то непонятный марш.

На экране был я. Немного более молодой, чем сейчас, но это было объяснимо. Ведь четыре года назад я действительно знакомился с этим делом, только почему-то не помнил об этом.

Несколько секунд мой экранный двойник молчал, о чём-то размышляя, а затем снял инфоочки.

– Ну, привет! – невесело сказал он.

И в этот момент я понял, насколько у него усталый вид.

– Не удивляйся тому, что не помнишь, как делал эту запись, – продолжил он. – Просто примерно через полчаса я сотру себе память. И поверь, в сложившихся обстоятельствах этот поступок будет самым правильным.

Он привычным для меня жестом пригладил короткие волосы и продолжил:

– То, что ты смотришь это видео, означает ровно одно: дело «параноиков» снова вернулось на оперативную разработку. Я не буду ничего рассказывать касательно того, с чем ты столкнулся, потому что ты можешь быть не первым, кто увидит эту запись. Моя цель – объяснить тебе мотивы своего решения. Дело в том, что это не очередная попытка неведомой силы навредить человечеству с использованием магии. Нет, здесь всё куда масштабнее. Та правда, которая открылась мне, столь удивительна, столь неожиданна, что я поначалу даже растерялся.

Он усмехнулся, но как-то грустно.

– Впервые в жизни я не знаю, как поступить. Моё чувство подсказывает, что любое дальнейшее действие будет неправильным. Такое со мной впервые, и это, знаешь ли, очень неприятно. Я не могу предсказать, как отреагируют Лиловый Журавль и Розовый Утёнок, когда ты расскажешь им про запись, не знаю, как поведёшь себя ты. Я уверен в одном: стереть себе память сейчас будет наиболее безопасным вариантом.

Мой двойник замолчал, глядя вниз. Несколько секунд он молчал, а затем посмотрел прямо в камеру.

– Мне тяжело думать о том, что должно произойти дальше, – глухо сказал он. – Завтра я приеду на службу, полностью уверенный в своих действиях, и поведу несколько стай на захват. Я знаю, что наша операция пойдёт не по плану, что мы напишем кучу рапортов о произошедшем и… я лишь надеюсь, что нам не придётся ни с кем драться, поскольку вступать в бой с таким противником… В общем, поскольку ты снова занялся этим делом, то знай, некоторые странности, с которыми придётся столкнуться, объясняются именно тем, что ты не помнишь некоторые события. Кстати, можешь не пытаться восстановить забытое – вернуть память с помощью нашего оборудования не получится.

Он снова помолчал, рассеяно крутя в руках инфоочки.

– Всё-таки, скажу немного конкретики, – решил, наконец, он. – Потому что ты наверняка уже столкнулся с этими товарищами. Я очень рассчитываю, что они передерутся между собой или хотя бы сильно разругаются. Если это так, то можешь себя поздравить – спровоцировал их именно ты. Ну а если они перенесли свои разборки на нашу территорию, то тогда у тебя есть хороший шанс узнать о них побольше и завершить начатое мной дело. Так что, удачи, агент Белый Бекас. Очень надеюсь, что ты прижмёшь этих «параноиков». Пока!

Мой двойник махнул рукой, и экран погас.

Наверное, минуту я сидел, переваривая услышанное, прежде чем понял, что сзади кто-то есть. Я развернулся так резко, что едва не вывалился из кресла. Потом я разглядел того, кто был сзади и порадовался, что сижу. В проёме двери возвышался своим немаленьким ростом агент Лиловый Журавль и смотрел на меня изучающим взглядом.

Я собрал всё своё спокойствие в кулак и ответил ему тем же. Всё-таки, нечасто приходится видеть командира оперативного крыла.

Игра в «гляделки» продолжалась несколько секунд.

– Ознакомился? – спросил, наконец, он.

Я кивнул. Лиловый Журавль прошёл внутрь, запер дверь и сел в соседнее кресло.

– И что скажешь? – поинтересовался он.

Я пожал плечами. Мысль о том, что именно я стал зачинщиком сегодняшних событий, озвучивать не хотелось. Шеф откинулся на спинку кресла, устраиваясь поудобнее, и проникновенным тоном сообщил:

– Знаешь, в моей личной коллекции загадок эта занимает почётное четвёртое место. Так что я буду очень рад, если ты поделишься со мной своими соображениями.

– Соображения? – удивился я. – Соображение у меня только одно: я не знаю, зачем это сделал, но чувствую, что поступил правильно.

***

К следующей части