skip to Main Content

Автор: Владислав Гостев a.k.a. Acerus

Редкие тучки окрашивались в розовый цвет на фоне темно-синего неба, а ближе к горизонту светились золотым под мягкими лучами вечернего солнца, освещающего дорожки ВДНХ. Фотографы называют это «золотым часом», так как именно в это время, по их мнению, получаются самые красивые снимки. Не только портреты, но и пейзажные фотографии. Например, ракета «Восток», из-за которой выглядывает солнце, выделяя ее стремительный силуэт, в окружении самолетов «Як-42» и «Су-27», а по бокам, играющие яркими бликами, павильоны «Транспорт», «Электрификация» и, конечно же, «Космос». Да, фотография вышла бы изумительная! Но гораздо интереснее наблюдать это вживую.

Именно так и поступали люди, гулявшие здесь. Конечно, многие никак не могли расстаться со своими телефонами, активно переписываясь в социальных сетях. Но при виде такой красоты даже они останавливались и направляли камеры своих мобильных устройств в сторону заходящего солнца, мягко ласкающего нежными лучами павильоны и экспонаты, чтобы запечатлеть этот момент великолепия природы и красоты человеческих творений.

Где-то в стороне, скрытый от большинства глаз деревьями, и кажущийся до скучного обычным, расположился небольшой домик. Проходящий мимо студент, пытающийся поразить подругу своими достижениями в компьютерных играх, даже не задумывался о том, что за этими непримечательными серыми стенами скрывается одна из опорных точек самой засекреченной организации в мире.

Внутри у окна друг напротив друга располагалось два стола с мониторами компьютеров, а вдоль стены тянулся стеллаж с самыми разнообразными вещами на полках. Тут можно было найти и стеклянный шар, и старую игровую приставку, которую так любили и восхваляли дети девяностых. А ведь совсем недавно все это богатство валялось кое-как, и невозможно было сделать и шагу, чтобы не наступить на какой-нибудь предмет. Однако, сейчас в этом порядке и организации чувствовалась «женская рука». Единственным местом, где все-таки сохранился «творческий хаос», был стол, на котором скопилось куча непонятного хлама из-под которого выглядывала обложка «Журнала пункта наблюдения Б-44».

Входная дверь широко распахнулась, и в помещение бодрым шагом ворвался агент Серый Стриж, держащий в руках нечто, замотанное в носовой платок, а следом за ним вполголоса ругающаяся Оранжевая Мандаринка. Стриж уже успел наслушаться упреков напарницы о том, что они поперлись на территорию, находящуюся не в их ведении, что они не выполнили инструкцию и не вызвали подмогу, что они засветились перед неформалами и не стерли им память, и что они все такое прочее.

— Да-да, виноват во всех смертных грехах, — отмахнулся Стриж.

Он подвинул хлам на своем столе и расположил сверток на освободившемся пространстве. В его поле зрения попало зеленое пятно на униформе, которое осталось после перестрелки с пейнтболистами. Попытка стереть его рукой не увенчалась успехом, и агент раздраженно вздохнул.

— Ну вот, только пару недель назад постирал…

Мандаринка всплеснула руками, то ли возмущаясь от того, что ее напарник такой «свин», то ли от ситуации в целом.

— Скажи хоть, за что нас так обильно обстреливали краской?

Стриж развернул платок и явил взору половину металлического диска с выгравированными на нем символами.

— Судя по этим контактам, — Стриж указал на грани артефакта, — Могу предположить, что это всего лишь часть какого-то неизвестного устройства.

— Стриж! – зашипела на напарника Мандаринка. – И из-за этого я палила из бластера в несчастных пейнтболистов?!

— Эй! Я просто не могу остаться в стороне, когда в руках каких-то недоумков находится могущественный артефакт.

— И что же, мой «многоуважаемый» коллега, в этом артефакте такого могущественного? – язвительно спросила Мандаринка и смерила агента осуждающим взглядом.

— Если я правильно понял, как «нефоры» его использовали…

Стриж вытащил из хлама на столе провода и подсоединил к артефакту. Из кармана он достал коммуникатор и бесцеремонно извлек из него батарею.

— Возьми меня за руку, — сказал агент, протягивая девушке раскрытую ладонь.

Мандаринка недовольно фыркнула, но любопытство оказалось сильнее, и она коснулась руки напарника. Стриж замкнул провода с батареей и дотронулся до артефакта. Неожиданно воздух пошел рябью. Агентам показалось, что они увидели, как свет вечернего солнца из окна неторопливо ложился на стол. Как на мониторе, словно на старом радаре, ползла яркая полоска, отрисовывая изображение. Стриж огляделся и неожиданно пнул стоящий рядом стул. Несчастный предмет мебели отлетел от наглого агента, оставляя за собой шлейф отраженного свечения, запнулся о складку на ковре и собрался упасть, но вдруг застыл в воздухе. Мандаринка удивленно раскрыла рот, собираясь что-то сказать, но ни одного слова подобрать не смогла. Стриж убрал руку с артефакта, и стул с грохотом упал на пол.

— Видишь, — сказал Стриж, — этот артефакт позволяет…

— Замедлять время! – обеспокоенно перебила его Мандаринка. — Стриж, мы должны, как можно скорее, передать его в Гнездо!

Стриж хмыкнул в свойственной ему манере.

— Завтра отнесу. Сегодня был напряженный день, надо отдохнуть.

— Если ты так устал, давай, я доставлю его в наш научный отдел, — предложила Мандаринка.

Стриж посмотрел на напарницу, на артефакт и встал между ним и Мандаринкой.

— Ну… Я хотел и сам провести некоторые тесты… — протянул он, дружелюбно улыбаясь. — А то знаю я этих «научников» — заграбастают себе клевую игрушку, и вся «развлекуха» достанется им.

Мандаринка нахмурилась и попыталась отобрать у коллеги эту «игрушку», но Стриж схватил ее за руки и не дал подойти к артефакту.

— Не переживай, все будет хорошо. Я ничего не сломаю и не потеряю, — пообещал агент. — Можешь спокойно идти домой и отдыхать.

Мандаринка смерила напарника взглядом, вырвалась из его рук и, всем своим видом показывая недовольство, вышла на улицу.

Фонари еще не зажглись, а людей на дорожках ВДНХ ощутимо прибавилось. Конечно, после работы все спешили погулять здесь, посмотреть на экспонаты, заглянуть в павильоны. Может быть, прикупить себе сувениры или какие-нибудь редкие товары.

Оранжевой Мандаринке сейчас совсем не хотелось гулять и праздно шататься по павильонам. Ей хотелось поскорее добраться до дома, освежиться в душе и с большой кружкой горячего чая посмотреть новые серии любимого британского сериала, оставив все мысли об артефакте и безалаберном напарнике.

Она проходила мимо павильона, в котором давненько не проводилось никаких мероприятий, когда ее остановил бархатный мужской голос.

— Девушка, подскажите, пожалуйста, как пройти к Останкинской башне?


Из-за домов поднялось солнце, и в его лучах нежились павильоны ВДНХ. Редкие посетители с удовольствием замедляли шаг, чтобы погреться в утренней неге. Солнце заглянуло и в окно Б-44, озарив творящийся вокруг беспорядок. Создавалось ощущение, что вещи, которые так старательно раскладывала по полочкам Оранжевая Мандаринка, всю ночь роняли, бросали и подкидывали. И в эпицентре сего раздрая за столом, положив голову на клавиатуру, мирно посапывал Серый Стриж. Солнце коснулось его своими жаркими лучами, и агент, недовольно поморщившись, попытался натянуть ворот рубашки на голову.

Но мир оказался жесток, и громкий сигнал тревоги бесцеремонно разбудил Стрижа. Он с хрустом в позвоночнике распрямился, потянулся, смачно зевнул, потер глаза и уставился на артефакт рядом с кучей аккумуляторов и батареек. Только пару секунд спустя до него дошло, что надо бы взглянуть на монитор компьютера. Огромная красная надпись «Тревога» яростно мигала на весь экран. Стриж сморщился и выключил пронзительный сигнал, дав понять программе, что он проснулся и готов нести службу. Система сообщила, что недалеко обнаружен всплеск магической энергии.

Агент взглянул на часы, вспомнил напарницу недобрым, но вполне дружелюбным словом за опоздание и, перешагивая через творящийся вокруг бедлам, отправился обеспечивать безопасность на вверенном ему участке.


На дальней дорожке ВДНХ толпилось несколько ребят. Они обступили парня в широкополой шляпе и просторной одежде, который с радостью из небольшого термоса всем желающим наливал в стаканчики жидкость, похожую на чай. И вот, казалось бы, чай в термосе закончился, но он встряхивал его, и ароматный напиток вновь появлялся в заколдованной емкости.

Инфоочки ясно дали понять, что этот необычный термос и является источником магического излучения.

— Это самый опасный артефакт из всех, что я видел, — рассмеялся Стриж.

Только он хотел подойти к ребятам и «разрулить ситуацию», как его окликнули. Агент обернулся на голос. Перед ним стоял мужчина среднего возраста в темном костюме с туго завязанным галстуком и старомодной шляпе. Когда-то в Советском Союзе так одевались государственные служащие. Мужчина приподнял шляпу в знак приветствия, обнажив светло-русые волосы. На лице, тронутом возрастными морщинами, застыла доброжелательная улыбка, однако Стриж почувствовал, как цепкий взгляд пронзительно голубых глаз оценивает его.

— Не могли бы вы обождать минутку, пока я пообщаюсь вон с теми товарищами? — Стриж махнул в сторону молодых людей с магическим термосом.

Мужчина будто не услышал его. Его голос был низким и бархатным, четко выделяющим слова, словно его обладатель работал на радио или на телевидении.

— У вас есть то, что принадлежит мне.

— Да? — наигранно заинтересовался Стриж. — И что же?

— Деталь стабилизатора квантового вихря.

Агент изобразил полное непонимание, что было недалеко от правды. Мужчина раздраженно повел плечами.

— Половина диска с иероглифами. Прошу вернуть ее.

— С чего вы решили, что она у меня? — ответил Стриж. — И с чего мне отдавать ее вам? Там имя ваше написано, что ли? И вообще я занят — работа, все такое.

Стриж повернулся в ту сторону, где была группа ребят, но обнаружил, что они успели куда-то слинять.

Казалось, мужчина расстроился. Он сделал шаг навстречу агенту и протянул ему какую-то поблескивающую вещь.

— Верните мне мое, и я верну вам ваше.

Стриж с недоверием посмотрел на незнакомца и взял в руки протянутый предмет, который оказался солнцезащитными очками. Несколько мгновений он разглядывал их, пока интерфейс его инфоочков не определил, что они принадлежали Оранжевой Мандаринке. И вдруг до Стрижа дошло, почему его пунктуальная напарница не явилась на службу. В яростном порыве он собрался схватить незнакомца за грудки и надавать по его «доброжелательной» морде, но тот как в воздухе растворился. Агент немедленно активировал чрезвычайный канал связи со штабом.

— Гнездо, это агент Серый Стриж! Агент Оранжевая Мандаринка похищена! Вышлите на ВДНХ все свободные стаи, а занятые освободите и тоже направьте сюда! Мы должны прочесать территорию вдоль и поперек, перевернуть все с ног на голову, допросить всех и каждого! Мы должны найти и вернуть мою напарницу! В наушниках послышался голос Изумрудной Зарянки.

— Агент Серый Стриж, пожалуйста, успокойтесь. Опишите ситуацию подробнее.

— Мы теряем время! Нужно срочно действовать! — не унимался Стриж.

— Агент Серый Стриж…

Стриж заставил себя успокоиться и действовать профессионально. Он прокрутил видеозапись на своих очках и отправил в Гнездо фотографию незнакомого мужчины.

— Этот… — агент попытался найти в своем лексиконе цензурное слово. — Этот «удод» требовал вернуть ему деталь от стабилизатора какого-то вихря в обмен на Оранжевую Мандаринку.

Неожиданно Стриж услышал в наушниках голос командира оперативного крыла. По спине Стрижа пробежал холодок, а в горле застрял ком. Показалось, что даже в глазах все поплыло.

— Деталь стабилизатора квантового вихря, — спокойно поправил Лиловый Журавль. — Агент Серый Стриж, в срочном порядке явитесь ко мне. И не забудьте артефакт, который вы вчера «изъяли».

Стриж покрылся холодным потом. Как начальник об этом узнал? Наверное, на то он и начальник, чтобы все знать.


Было холодно и до невозможности тихо. Когда Мандаринка открыла глаза и попыталась оглядеться, на мгновение почудилось, что она ослепла. Хорошо, что только почудилось. Сквозь густую темноту проступали силуэты каких-то столиков, проводов и оборудования. Кафель на стенах играл тусклыми бликами. Девушка шевельнула ногами, и их тут же свело. У нее вырвался сдавленный стон. Она поспешила сесть и упереть ногу в пол. Голова, казалось, увеличилась раза в два, а мозг внутри при каждом движении бился о черепную коробку, доставляя жуткий дискомфорт. Но, как только мышцы ступни расслабились, пришло облегчение, и хоть как-то получилось собраться с мыслями. Только сейчас Мандаринка поняла, что сидит на холодном операционном столе посреди комнаты, похожей на процедурную в больнице. Девушка быстро ощупала себя. Вместо штатной униформы на ней была больничная сорочка.

— Пожалуйста, только не похитители органов… — шепотом молила испуганная девушка всевышние силы.

Едва она это сказала, как ей под пальцы попался шов в районе почки. Агент не сдержалась и громко и грязно выругалась. Если б ее сейчас услышал напарник, он бы сильно удивился, какие выражения из «непереводимого национального диалекта» она знает. Мандаринка сама испугалась своего голоса и затихла. Никаких звуков, только ее собственное сердцебиение. Настолько тихо, что можно было услышать, как кровь шуршит по венам. Тишина, сводящая с ума. В попытках отыскать спасительную соломинку, мозг подумал, что при операции по удалению органов, пациент несколько дней не может двигаться. А значит, почку Мандаринке точно не удаляли. Откуда же тогда шов? И тут не к месту вспомнился фильм ужасов, где вот так же ловили разных людей, сажали в комнату, а потом…

Словно в ответ на эти мысли в углу комнаты ярким светом зажегся экран. Сквозь помехи на Мандаринку уставилось страшное лицо. Перекрывая цифровой шум, зазвучал искаженный голос.

— Здравствуй Мария. Я хочу сыграть с тобой в игру…


Как Серый Стриж и предполагал, «научники» с нескрываемым восторгом приняли «новую игрушку» и тут же понесли ее на всяческое тестирование. Даже не смотря на критическую ситуацию, они быстро забывали об окружающем их мире и погружались в исследования с головой. Едва деталь стабилизатора была помещена на предметный стол, о Стриже все забыли, а его попытки рассказать о своих собственных изысканиях и вовсе не были услышаны. Агенту ничего не оставалось, как отправиться к лифту и подняться на верхний этаж.

Стриж редко появлялся в главном офисе, а если «нелегкая» и заносила его сюда, то, в основном, чтобы получить очередной нагоняй. Поэтому другие агенты, которых он встретил в коридоре, смотрели на него, словно провожая в последний путь. А может, всему виной было застывшее пятно краски у него на униформе? Но если его вызвал сам командир оперативного крыла Лиловый Журавль, то явно не из-за неряшливого вида. Скорее всего, Стрижу прилично достанется за несанкционированные действия, приведшие к похищению агента. Возможно, это и вправду был его «последний путь». Путь, который привел его к двери кабинета начальника.

Тут он и застыл, словно статуя бравого агента Ф.О.Р.С. Серого Стрижа. Агента, который получал раны от двуручных мечей ролевиков, который сам выдергивал из себя эльфийские стрелы, который не раз обжигался об огненные шары доморощенных магов. Агента, который всегда без страха бросался в самую гущу событий… Агента, который стоял перед дверью кабинета начальника и никак не решался постучать. И только одна мысль, маячившая перед носом, заставила его взять себя в руки — напарница в беде и нуждается в помощи.

Не успел Стриж протянуть руку к двери, как изнутри кабинета донесся голос Лилового Журавля.

— Заходи.

Стриж нервно сглотнул и открыл дверь.

Кабинет у командира оперативного крыла оказался вполне просторным, но довольно бедным на предметы интерьера. Напротив входа большое окно открывало панорамный вид на город. Рядом стояло кресло за столом в виде буквы “Т”. На нем не было ни монитора компьютера, ни документов, ни ежедневника, ни письменных принадлежностей. Даже самого шефа не было, только сиротливо лежали его инфоочки.

У Стрижа мелькнула мысль, что раньше ему никогда не приходилось общаться с инфоочками шефа. Он зашел внутрь и обнаружил начальника сидящим на диване сбоку от двери и задумчиво созерцающим облака в небе за окном. Лиловый Журавль начал говорить первым.

— Многие думают, что “хороший начальник” — это “плохой начальник”.

Журавль перевел взгляд на Стрижа, и тот моментально почувствовал себя, можно сказать, голым и беззащитным. Журавль продолжил.

— И ты считаешь так же. И они тоже, — Журавль кивнул в сторону двери. — А ведь я помню, как все вы поступали на службу. Розовый Утенок, Сиреневая Синица, Голубой Селезень, Зеленый Огарь… ты, — шеф тяжело вздохнул и вернулся к созерцанию неба за окном. — Оранжевая Мандаринка.

Стриж вдруг вместо строгого начальника увидел уставшего человека. Человека, который, казалось, прожил гораздо больше лет, чем ему было на самом деле.

— Молодые птенцы с огнем в глазах, жаром в сердце и непреодолимым желанием изменить мир к лучшему. Я всегда заботился о вас, помогал вам и следил за вашими успехами. Даже когда меня не было рядом.

— Шеф… — протянул Стриж, снимая инфоочки.

Журавль проследил за его жестом.

— Помню, каким прорывом оказалась эта технология. До инфоочков агенты использовали сканеры, которые выглядели, как «калькуляторы» из фантастических фильмов, — Журавль натянуто усмехнулся. — Ходили с ними туда-сюда, выискивая очаги инородных материй. Стояли на улице, как дураки, пока не доходило, что искать надо под землей или в воздухе.

— Шеф, мою напарницу похитили, — попытался прервать воспоминания начальника Стриж.

— Тогда мы его и поймали. Он похищал людей — светил науки и молодых гениев. Он крал их интеллект и делал себя умнее. В мир они возвращались с чистым разумом, словно дети. Врачи разводили руками и ничем не могли помочь несчастным. Милиция оказалась бессильна. И тогда за дело взялась наша служба. Когда мы его поймали, выяснилось, что единственным способом спасти людей было посадить его в клетку, энергетическую ловушку, из которой он не смог бы выбраться.

— Это «он» сделал? — спросил Стриж.

— Выставка достижений народного хозяйства. Тогда — Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Не сразу, но очень скоро туда потянулись и ученые, и изобретатели. Естественно, такое обилие разумов с развитым интеллектом привлекло его. Однако, она была спроектирована и построена таким образом, чтобы он оказался заперт внутри и не мог сбежать.

Стриж не поверил своим ушам.

— То есть я и Мандаринка — надзиратели?! — воскликнул он.

Лиловый Журавль встал с дивана и навис над Стрижом.

— А ты думаешь, зачем мне там пункт наблюдения?

Наконец-то гнев, скопившийся внутри, нашел выход, и Стриж не стал его сдерживать.

— Да как вы могли отправить нас, как вы сказали, своих “молодых птенцов”, о которых так заботитесь, надзирателями в тюрьму, даже не сообщив, что там содержатся такие опасные заключенные, способные на похищение и эксперименты над людьми?!

— Заключенный, — спокойно поправил начальник.

— Да какая разница?! — продолжал бушевать Стриж. — Там же люди гуляют, отдыхают! С родными и близкими! Как вы могли допустить, чтобы они находились в такой опасности?!

— Там безопасно, — так же спокойно сказал Журавль.

— Безопасно?! Скажите это Маше!

— Заключенный содержался в состоянии стазиса в отдаленной области. А сама ВДНХ выступала огромным концентратором энергии для поддержания сдерживающего поля.

— И?

— Боюсь, новое руководство Выставки в желании угодить обывателям, а также, не исключаю, чтобы достроить свои загородные дома, затеяло капитальное благоустройство территории, что нарушило силовые потоки, а в результате поле ослабло. Одно успокаивает – за пределы ВДНХ ему не выбраться.

— Успокаивает?! Нужно найти его и вернуть Машу!

Командир оперативного крыла молча подошел к окну и окинул взглядом город.

— С вашей помощью или нет, я ее спасу, — твердо заявил Стриж.

— Он хитер, — сказал Журавль. — Когда мы его ловили, он изобрел стабилизатор квантового вихря и хотел исчезнуть в потоках времени. Но мы вовремя смогли его остановить. В результате наших действий стабилизатор разломился на две части. Одну мы спрятали в нашем хранилище. Вторая пропала.

— И я ее нашел. Наверное, когда я принес ее в Б-44, он каким-то образом засек ее и начал действовать, — догадался Стриж.

Журавль взглянул на своего подчиненного через плечо.

— Шеф, — уверенно сказал Стриж, — мне нужна «моя» часть стабилизатора, чтобы выманить «удода» из укрытия.

Лиловый Журавль развернулся лицом к агенту.

— Агент Серый Стриж, даю добро на взлет. Используйте все требуемые ресурсы. Необходимо вернуть нашу коллегу домой.

— Есть, шеф! — отсалютовал Стриж.


«Ты испытываешь вину за многие свершения. Это клетка, которую ты сама построила вокруг себя. Никто не способен тебя освободить. Можно только показать путь к избавлению. Ты сама должна найти ключ к свободе от терзающих тебя сомнений, которые ты спрятала глубоко внутрь своего существа».

Эти слова, услышанные от страшного лица из телевизора, Мандаринка все прокручивала и прокручивала у себя в голове, пока шла по нескончаемым пустым коридорам в поисках выхода из этого странного здания, где она очнулась. По пути агент заглядывала в разные комнаты и находила то какую-то спальню с детскими рисунками и учебниками по русскому языку и литературе, то учебный класс, где над доской висела таблица химических элементов Менделеева, то кабинет какого-то офиса с неработающими компьютерами. Но выхода нигде не было. И почему-то не покидало ощущение, что все эти помещения кажутся ей знакомыми.

— Хорошо, хоть тут ловушек нет, — сказала себе под нос девушка.

И в тот же миг она задела ногой леску, растянутую поперек коридора. Инстинкт подсказал, что нужно срочно сделать кувырок вперед. И как только агент перекувырнулась через голову, сзади, на то место, где она только что стояла, упала бетонная плита.

— Лучше б молчала! — отругала себя Мандаринка. — Надеюсь, никто не видел, как я тут с голой попой прыгаю.

Едва бетонная пыль осела, Оранжевая Мандаринка заметила темную фигуру там, откуда она пришла.

— Эй! — крикнула девушка.

Фигура тут же юркнула в сторону. Агент перепрыгнула через бетонную плиту и побежала следом за силуэтом.

— А ну, стой! — кричала Мандаринка. — Зря ты меня похитил!

Добежав до того места, где она видела темный силуэт, девушка обнаружила другой коридор, которого, она могла поклясться, здесь не было. В конце его была дверь, и за ней скрылась странная фигура. Мандаринка устремилась следом.

Агент вбежала в комнату и увидела точь-в-точь ее спальню дома. Вдоль стены слева — шкаф с одеждой и полки с книгами. У окна, за которым чернела непроглядная тьма, стоял письменный стол с креслом. Справа — деревянная кровать. А на кровати кто-то сидел и тихо напевал какую-то мелодию. Мандаринка смело сделала пару шагов в сторону непонятного человека.

— А ну говори, где выход?! — потребовала девушка.

Человек зашевелился, и Мандаринка услышала до боли знакомый голос.

— Только ты сможешь нас освободить.

От испуга девушка попятилась назад, но дверь, через которую она вошла, с громким хлопком закрылась. Мандаринка схватилась за ручку, но дверь не поддалась.

— Только у тебя есть ключ к нашей свободе.

Человеком, сидящем на краю кровати оказалась сама Мандаринка.


Серый Стриж чувствовал себя очень неуютно, когда на него надели нечто похожее на атрибуты одежды любителей жестких развлечений. Тем не менее, на всех этих ремнях крепилась деталь стабилизатора квантового вихря. Она и питающая ее батарея располагались на груди агента, а от них к руке шел провод с пультом управления. Синяя Чайка с таким усердием затягивала крепления и проверяла соединения, что Стриж на секунду задумался, может, он что-то не знает об увлечениях своей коллеги.

— Готово! — подытожила Чайка. — Значит так. Найденная тобой часть стабилизатора квантового вихря при подаче напряжения в девять вольт создает вокруг себя квантовое поле ускоренного течения времени. Та часть, что хранится у нас, наоборот — создает поле медленного течения времени. В теории целый стабилизатор квантового вихря должен позволять перемещаться во временном потоке!

В каждом слове Синей Чайки сквозил непередаваемый восторг от возможности поработать с таким необычным прибором.

— Просто скажи, как этим пользоваться, и я пойду, — взмолился Стриж.

— Короче, если ты нажмешь эту кнопку, — Чайка указала на пульт в руке агента, — то с твоей точки зрения время замедлится, однако, на самом деле, это ты будешь двигаться невероятно быстро.

Стриж без лишних слов нажал кнопку и растворился в воздухе.

— Но после использования потребуется время для перезарядки батареи… — сказала девушка в пространство.

Она обвела помещение взглядом в поисках агента, но тот как в воду канул.

— Ну, почему все классные парни всегда от меня сбегают?! — в сердцах воскликнула Чайка.


Копия Мандаринки была в униформе оперативника службы, правда выглядела очень потрепанной. Всклокоченные волосы, синяки под уставшими глазами, сухие губы. Создавалось ощущение, будто ее держали в заключении и зверски пытали.

— Как? — кричала сама Мандаринка.

— Ты закрыла нас здесь. Бросила нас. Забыла про нас, — говорила копия Мандаринки.

Девушка в страхе зажалась в угол.

— Это все сон! Это все сон! — повторяла она.

— Но только ты можешь нас освободить, — продолжала копия. — Только у тебя есть ключ.

— Ключ? Какой ключ?! — выкрикнула девушка.

— Ключ к нашей свободе, — снова сказала копия.

Мандаринка вскочила и указала на свою больничную сорочку.

— Где у меня может быть ключ?! Тут даже карманов нет!

— Ты спрятала так глубоко. Ты закрыла нас здесь. Бросила нас. Забыла про нас… — копия повторяла одни и те же фразы снова и снова.

Мандаринка яростно заревела и ударила наотмашь свою страшную копию. Та, словно кукла, упала на пол в неестественной позе.

— Ключ к нашей… свободе… — голос копии начал замедляться. — Ты… спря… та… ла… так… глу… бо… ко… Ты…

Кукла затихла. Мандаринка смотрела на свою безобразную копию, и ее слова начали складываться в единое предложение. Может, она неправильно расслышала фразу того жуткого лица в телевизоре? Может, оно сказало: «Ты сама должна найти ключ к свободе от терзающих тебя сомнений, КОТОРЫЙ ты спрятала глубоко внутрь своего существа»? Девушка еще раз нащупала шов у себя на теле, который отозвался ноющей болью.

— Твою ж… — выругалась Мандаринка.

Агент обыскала ящики стола и нашла канцелярский нож и моментальный клей.

— Как кстати…

Она отрезала кусок простыни, скрутила его в жгут и закусила. Ножом она вспорола шов. Теперь осталось совсем немного — преодолеть страх и боль.


Голуби широко расправили крылья, улетая из-под колес скейтбордиста, что перепрыгивал бордюр. Трюкач показывал класс своим товарищам, стоя на передней оси своего маленького велосипеда и прокручивая заднее колесо вокруг себя. Неуклюжий роллер падал на асфальт, выставив руки вперед и смешно скорчив лицо. Молодой папа пытался поймать улетающий воздушный шарик, чтобы его маленькая дочка не разревелась. Вчерашняя выпускница ногой подняла волну брызг в фонтане, пытаясь облить своего бывшего соседа по парте. Капли воды невероятно красиво переливались в лучах вечернего солнца.

Но Серый Стриж даже и не думал о том, чтобы разглядывать, как фотоны света проникают сквозь маленькие призмы жидкости, и любоваться красотой застывшего момента. Он бежал по улицам от самого офиса, думая лишь о том, чтобы вызволить свою подругу из заточения. Ему не нужна была подмога, не сейчас, иначе похититель почует ловушку и не явится. Конечно же, стаи приедут за ними, оцепят периметр и будут действовать по протоколу. Но это будет потом. А сейчас надо добраться до того места, где они встретились. Он должен заглотить наживку. Он должен прийти.

Если б там были прохожие, то они сильно бы удивились появившемуся из воздуха молодому мужчине в солнцезащитных очках и бордовой рубашке с непонятной штуковиной на груди. А уж если б они услышали, как он зовет кого-то им невидимого неистовым криком, то вообще решили бы, что товарищ окончательно поехал на своих бредовых увлечениях и стоит сделать звоночек в соответствующую инстанцию. Но на удачу Серого Стрижа на той далекой улочке, где он вернулся в естественный поток времени, не было никого кроме лениво сидящей на ветке дерева кошки, которая и так считала сумасшедшими всех людей в целом.

— Я здесь! – кричал Стриж в пространство. – Я принес то, что ты хотел! Верни мне Машу!

Никто не ответил агенту, только город шумел вдали.

— Старый сыч, — буркнул Стриж.

— Да, я старый, хоть и выгляжу молодо, — послышался бархатный голос сзади. – И поэтому, в отличие от вас, могу позволить себе не торопиться.

Стриж развернулся на голос. Неторопливо, прогулочным шагом к нему приближался тот самый незнакомец. В руках у него был бластер агентов, и он целился им прямо в Стрижа.

— Ох, сейчас сделаю тебя похожим на Палпатина… — прошипел Стриж и нажал кнопку на пульте.

К его нескрываемому удивлению артефакт не «остановил время», более того, даже звука не издал и лампочкой не мигнул. Посоветовал бы кто-нибудь неугомонному агенту, что людей науки, в особенности прелестных девушек, а тем более Синюю Чайку надо дослушивать до конца.


Оранжевая Мандаринка вытерла слезы и подула на залитый моментальным клеем порез. Перед ней на столе в лужице ее крови лежал ключ. Теперь оставалось только найти дверь, которую он отпирает. Девушка взяла его и подошла к двери из комнаты. Замочной скважины у нее не обнаружилось.

— А вдруг?..

Мандаринка толкнула дверь, но та все так же не поддалась. Тогда она потянула за ручку, и свершилось чудо, проход был свободен.

— Ну, или я дура… – с нервным смешком заметила девушка.

Впереди ее ждал нескончаемый коридор с непонятными, но кажущимися такими знакомыми комнатами.

Вот спальня с детскими рисунками. Когда-то она играла здесь в куклы и разукрашивала фломастерами все, что под руку попадется. А вот отметки на стенке шкафа, которые делали ее родители, отмечая рост маленькой Маши. Только почему их вдвое больше?

Вот учебный класс в школе. Мандаринка посмотрела на таблицу Менделеева над доской и вспомнила, что химия давалась ей с трудом. Она больше любила лабораторные опыты, особенно если приходилось что-нибудь поджигать. Хорошо, что добрая соседка по парте помогала ей с этим непростым предметом. Вот только почему в памяти всплывали воспоминания, что она сама помогала с задачами по химии?

А вот самый обыкновенный офис государственного предприятия. Увидь его какой-нибудь обыватель, он непременно решил бы, что именно здесь ему рассчитывают суммы налогов и, возможно, накручивают лишние цифры за электроэнергию. Однако Мандаринка знала, что экраны мониторов поляризованы особым способом, и что только через инфоочки было видно истинное изображение. Ну, а еще висевший на стене календарь с котиками прямо-таки кричал, что это офис Ф.О.Р.С. Здесь Мандаринка с напарницей и работали. Они вместе выходили в патруль, а иногда и выполняли сложные задания, с которыми не могли справиться другие агенты. Только почему вспоминалось, что она сидела за столом справа, хотя ее личные вещи лежали на столе слева?

А вот этого агент не ожидала увидеть вовсе. За следующей дверью она обнаружила просторное складское помещение. В его центре в луче лампы валялись обломки деревянного стула, а бетонный пол был багровым от крови. Воспоминания, взбудораженные этим местом, вызвали слезы. Именно здесь агент Оранжевая Мандаринка потеряла свою напарницу. И это была всецело ее вина. Если бы она не повела себя так самонадеянно, если бы она вызвала подмогу из Гнезда, если бы… Ее напарница была бы сейчас с ней.

Вдруг боль от пореза стала невыносимой, ноги подкосились, и девушка без сил осела на пол. Слезы застилали ее глаза. Она не могла их сдержать, да и не сдерживала.

После года реабилитации психологи дали ей добро на возвращение к службе на старое место. Но Мандаринка подала заявление на перевод в наблюдатели, в пункт Б-44, который считался чуть ли не самым скучным опорным пунктом агентства. Подальше от оперативной работы, душного офиса и всего того, что могло напоминать о пережитой потере. И вот теперь она сидит здесь на бетонном полу, и слезы текут из глаз непрекращающимся потоком. А в голове маячит мысль, что это она должна была лежать там и, пока дух покидает ее тело, утешать свою напарницу. Или, может быть, все так и было? И, может быть, это она попала в ад и это ее наказание?

Нет. Определенно в свой первый день на посту она поймала и обезвредила опасных культистов. Совершенно точно гуляла в Ботаническом саду ночью, выступая наживкой для монстра. И непременно убирала срач, оставленный Стрижом, в пункте наблюдения.

Как он там? Наверное, ищет ее…

Надо подниматься, надо идти дальше, надо найти выход. Ведь раз есть ключ, значит, должна быть и дверь.

Мандаринка вытерла слезы и, хоть и с трудом, но встала на ноги. Ей хотелось поскорее покинуть этот склад, но инстинкты подсказывали, что торопиться не стоит. Натренированный взгляд агента зацепился за нечто, скрытое в темноте, на другой стороне помещения. Девушка пригляделась. Дверь с замочной скважиной. Единственная такая, что попалась на пути. Оранжевая Мандаринка выдохнула, успокоилась, и пошла через склад к этой двери. Она старалась не смотреть на то место, где… Которое вызывало болезненные воспоминания. Только цель, к которой она шла. Только свобода, которая ждала ее в конце пути. Должна была ждать. Не могла не ждать.

Удар сердца. Подошедший ключ. Зажмуренные глаза. Поворот замка. Вожделенный щелчок. Облегченный выдох.

Девушка немного помедлила, набираясь смелости, и открыла дверь.

Звуки наполнили пространство. Щебет птиц, шум листвы, жизнь города. За дверью оказалось ВДНХ. Мандаринка сделала шаг вперед, и что-то дернуло ее за голову. Она резко схватилась за это что-то и обнаружила, что к ее голове были подсоединены провода с датчиками. Резким рывком агент сорвала их и поняла, что на ней не больничная сорочка, а старая добрая униформа. А залитого клеем пореза на теле не оказалось.

— Кто бы ты ни был, — победно ухмыльнулась Мандаринка, — мы еще повоюем.


Похититель нетерпеливо повел бластером.

— Прошу передать мне деталь стабилизатора квантового вихря.

Стриж знал, что штатное оружие агентов имеет блокировку по ДНК, так что никто чужой им воспользоваться не сможет. А сам по себе мужчина не казался опасным. Неужели Стриж с ним не справится?

— Сначала верните мне мою напарницу, — Стриж уверенно сделал шаг навстречу незнакомцу.

Тут же образовавшаяся в асфальте дырка от выстрела остановила агента и очень сильно удивила.

— Но как?.. – вырвалось у него.

— Блокировка по ДНК? – усмехнулся похититель. – Я изобрел и собрал стабилизатор квантового вихря! Для меня ваши штучки, все равно что игрушки, — его лицо стало серьезным. – Верните мою вещь!

Стриж сглотнул. Конечно, вокруг него был щит, который защищал от энергетических воздействий. Но что, если неприятель и это смог обойти? Например, изменил частоту импульса, поменял полярность, настроил индукционные катушки… Одним словом, проделал всю ту белиберду, которой занимаются «научники». Как быть? Надо потянуть время. Скоро приедут стаи поддержки и повяжут этого «гения».

— Верните, пожалуйста, — наигранно вежливо добавил неприятель.

— Вот! Именно этого волшебного слова я и ждал, — заговорил Стриж, «выпятив» весь свой шарм. – В последнее время все только и делают, что требуют. А элементарные правила этикета не соблюда…

На полуслове агента прервал еще один выстрел, который в этот раз обжег бедро. Стриж упал на колено и схватился за раненую ногу. Все-таки этот гад пробил щит, да еще и сделал бластер опасным.

— Не заговаривайте мне зубы, юноша, — требовательно сказал незнакомец. – Сейчас же отдайте мне деталь или я заберу ее с вашего трупа.

— Да, да, конечно, — быстро согласился Стриж. – Только сниму ее…

Он стал пытаться дотянуться до застежек, которые действительно находились не в самых доступных местах. Мужчина раздраженно вздохнул и прицелился Стрижу в голову.

— Эй! Потерпите немного. Это не я виноват, что он не снимается, — агент поднял руки, призывая не стрелять.

Он смотрел на дуло бластера, направленное ему в лицо, и понимал, что сделай он одно неверное движение, и храброго агента Серого Стрижа не станет. Воображение участливо нарисовало сцену похорон, какие он видел в американских фильмах, с почестями и агентами, делающими три залпа из бластеров в воздух…. Однако, скорее всего, похоронят на подмосковном кладбище, каждый бросит по горсти земли, а потом устроят поминки в каком-нибудь ресторане, где Лиловый Журавль произнесет пафосную речь, Мандаринка будет молча слушать «только хорошие» истории об утраченном товарище, а Синяя Чайка зальет потерю стопками пятилетнего коньяка с дольками лимона. Неожиданно для себя, хоть страх и начал сковывать все его существо, Стриж улыбнулся этим мыслям, чем немало удивил злодея.

— Чему вы улыбаетесь? – нахмурился мужчина.

И тут четкий удар ногой в лицо заставил его отступить назад. Мандаринка пришла на помощь своему товарищу очень вовремя.

— Маша? – выдохнул Стриж.

— Ну, сейчас отделаем тебя под Палпатина, — разъяренно прошипела Мандаринка своему похитителю.

Серый Стриж ухмыльнулся словам напарницы, и они синхронно пошли в нападение.

Однако противник на удивление неплохо держал оборону. Он уходил от выпадов, блокировал удары, перепрыгивал подсечки. А через некоторое время сам перешел в нападение. Да так, что агенты полностью сконцентрировались на защите. И все это время неприятель пытался либо отобрать деталь стабилизатора квантового вихря, либо нацелить на кого-нибудь бластер и выстрелить. В итоге он решил, что нужно разобраться сначала с одним из агентов, а потом уже со всем остальным. Ударом ноги с разворота из боя был выведен Стриж. Незнакомец, следуя инерции, крутанулся, вскинул руку с бластером, направил его Мандаринке в грудь и выстрелил. Стриж успел только закричать.

Вдруг он понял, что луч бластера летит как-то слишком медленно. Да и Мандаринка не торопится отскочить в сторону. Аккумулятор перезарядился, и Стриж активировал артефакт, когда инстинктивно сжал кулаки.

Агент был безмерно рад так удачно сложившимся обстоятельствам. Он поднялся с асфальта, подошел к Мандаринке и бережно отвел ее от заряда бластера. А перед тем, как обезоружить недруга и заковать его в наручники, Стриж от всей души вмазал ему по лицу.

Нажатие кнопки на пульте вернуло агента в привычный поток времени.

От выстрела пострадал ствол несчастного дерева, и испуганная кошка с громким мяуканьем свалилась с насиженной ветки. Мандаринка от неожиданного перемещения в пространстве потеряла равновесие и чуть не упала. А вот злодей от сверхбыстрого удара отлетел на пару метров и без сознания приземлился на асфальт.

— Как ты это?.. – спросила напарника Мандаринка.

Стриж молча указал на артефакт у него на груди.

— А, понятно, — кивнула девушка.

— А ты как?..

— Я бы сказала, что женская интуиция, — пожала плечами Мандаринка, — но на самом деле я услышала выстрелы.

— Рад тебя видеть, — улыбнулся Стриж.

— Неужели ты соскучился? Сколько меня не было? – вдруг напарница заволновалась. — Какой сейчас год?!

— Да все тот же самый, — с усмешкой ответил агент и указал на зеленое пятно на своей рубашке. — Видишь, все еще на месте.

— Да ты годами можешь вещи не стирать! – засмеялась Мандаринка.

— Ты лучше насчет премии своей переживай.

— А похищение считается уважительной причиной?

— Спроси об этом начальство, — пожал плечами Стриж и протянул ей инфоочки. — Кстати, это твое.

Девушка в благодарность обняла напарника, надела очки и вышла на связь с Гнездом.

— Гнездо, это агент Оранжевая Мандаринка. Со мной все в порядке. «Удод» обезврежен. Запрашиваю стаю зачистки по моим координатам.

— Агент Оранжевая Мандаринка, запрос удовлетворен, стая отправлена — прозвучал в наушниках голос Изумрудной Зарянки. – Рада снова вас слышать.

— Эй! – вклинился в разговор Стриж. – А мне в помощь никого не отправили что ли?


Яркий свет слепил, мешал смотреть, но Оранжевая Мандаринка терпела, потому что так надо было. Всего несколько секунд. Наконец, Оливковый Конек убрал фонарик в карман и сел за компьютер, чтобы внести несколько записей в медицинскую карту Мандаринки. К нему подошел Розовый Утенок, который когда-то был ее начальником и до сих пор переживал за свою бывшую подчиненную.

— Как она, док? – нетерпеливо поднялся со стула Серый Стриж.

— Небольшое истощение, — ответил Конек, — несколько ссадин и ушибов. Ничего страшного. Конечно, завтра мышцы будут болеть, но угрозы здоровью нет.

Розовый Утенок поблагодарил врача, но вдруг его лицо стало обеспокоенным. Похоже, что у него в инфоочках открылось какое-то срочное сообщение.

— Командир, что-то случилось? – спросила Оранжевая Мандаринка.

— Ничего такого, с чем бы мы не справились, — уклончиво ответил агент.

— Если это как-то связано с тем говнюком, мы должны знать, — требовательно сказал Стриж.

Командир оперативных групп тяжело вздохнул.

— Ваш «удод» сбежал от стаи зачистки.

Мандаринка тут же вскочила.

— Вот ведь… старый сыч! – воскликнула она.

— Мы поймаем эту паскуду! – заявил Стриж.

— Отставить, — строго сказал Розовый Утенок. – Это уже не ваша задача, им займутся оперативники.

Стриж хотел возразить, но суровый взгляд командира остановил его.

— Агент Серый Стриж, это приказ.

— Вам обоим требуется отдых, — добавил Оливковый Конек. – А Оранжевой Мандаринке надо хорошенько выспаться.

— Да, было бы неплохо, — призналась девушка.

— Идите домой, отдохните. – сказал Розовой Утенок и вышел за дверь.

Оливковый Конек положил баночку йода, марлевые бинты и прочие вещи первой необходимости в шкаф и развернулся к агентам.

— Можете быть «до свиданья», — криво улыбнулся он.

— Давай, я тебя провожу, — обратился Стриж к напарнице.

— Хорошо, — ответила девушка. – Спасибо.


Спокойная атмосфера ночных улиц после такого жаркого дня была несказанно приятной. Огни автомобильных фар красиво отражались на влажном от недавнего дождя асфальте. Несмотря на то, что город не утихал даже ночью, все казалось таким размеренным и неторопливым. Наверное, только после двенадцати часов люди переставали спешить по своим делам, и те индивиды, которые почему-то еще не лежали дома в своих уютных постелях, наслаждались свежестью воздуха и прохладой ночи.

— Ну, вот мы и дошли, — прервал размышления напарницы Серый Стриж.

Оранжевая Мандаринка даже не заметила, как они добрались до ее дома. Она рассеянно посмотрела наверх. В некоторых квартирах еще горел свет.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил Стриж.

— Да, — ответила Мандаринка. – Просто устала.

Стриж хотел было предложить попить чаю, но тут же спрятал эту мысль в глубины сознания.

— Давай тогда, отдыхай, — вместо этого сказал он. – А я вернусь в Гнездо. Прослежу, как наши доблестные оперативники гоняются за тем говнюком.

— Смотри, не перенапрягайся.

Мандаринка задержалась у двери подъезда, а Стриж все никак не решался уходить.

— Спокойной ночи, — наконец выдавил он.

— И тебе, — ответила девушка и открыла железную дверь.

Стриж потоптался на месте, уставившись в пол и вновь попробовав оттереть краску на рубашке.

— Да, — буркнул он каким-то своим мыслям и пошел по направлению к метро.

Мандаринка проводила его взглядом и зашла в подъезд.

Как и всегда, тут пахло так, будто кошачий выводок решил, что здесь располагается их туалет. Как и всегда, старый лифт, периодически подрагивая, довез до нужного этажа и устало остался ждать следующего пассажира. Как и всегда, дверь квартиры скрипнула, намекая на то, что неплохо было бы смазать петли.

Дом, милый дом. Складывалось ощущение, будто Мандаринка не была здесь неделю, а то и больше – так она соскучилась по родным стенам. Хотелось скорее смыть с себя всю грязь сегодняшнего дня и с облегчением забыться сном. Без лишних церемоний по пути в ванную девушка скинула с себя потрепанную одежду. Горячие струи душа поднимали пар и так приятно массировали кожу, расслабляли мышцы. Думать сейчас не хотелось совершенно. А завтра будет новый день, свежая униформа из шкафа и ароматный кофе на завтрак.

Любимая майка с изображением пони и просторные клетчатые штаны казались такими удобными и домашними, и Мандаринка сразу почувствовала себя лучше. Осталось только высушить волосы, и можно ложиться в прохладную кроватку, чтобы предаться объятиям Морфея.

Девушка достала фен и вдруг услышала тихое пение. Казалось, что кто-то из соседей еще не спит, однако звук шел из спальни. Мелодия казалась знакомой. Вроде бы в детстве Маша часто напевала эту песенку. Мандаринка осторожно вышла из ванной в коридор и подошла к дверному проему. На кровати кто-то сидел и тихо мурлыкал старую мелодию себе под нос. Девушка инстинктивно выставила вперед фен на подобие пистолета.

— Ты кто?!

— Здравствуй, Маша, — сказала нежданная гостья и повернула голову к Мандаринке.

По спине пробежал холодок. Хотя это неподобающее описание для той ледяной глыбы что проехалась вдоль позвоночника, заставив следом пробежаться толпу мурашек. На кровати сидела копия Мандаринки.

— Кто ты?! – голос девушки дрогнул.

Копия грустно склонила голову.

— Ты забыла меня, — гостья всхлипнула. – Как ты могла забыть меня?

В памяти всплыли картинки из прошлого, как родители меряли Машин рост, а потом рост еще одной девочки.

— Кто ты? – фен вдруг стал неподъемно тяжелым, и Мандаринка опустила его. Глаза застилали слезы.

— Почему ты забыла меня? – всхлипывая, спросила копия.

Вспомнилось, как в школе Маша помогала соседке по парте с задачами по химии.

Мандаринка медленно осела на пол.

— Я всегда помнила о тебе, а ты… – плакала копия.

Совсем недавно они вместе работали в Ф.О.Р.С. Маша сидела за столом слева. И их постоянно путали, потому что за столом справа…

— Ты забыла собственную сестру! – выпалила копия.

Словно пуля, сознание пронзило воспоминание, как Маша держала на руках свою сестру, как смотрела на ее бледное лицо. Свое лицо. Как баюкала обмякшее тело, напевая песенку, которую они часто пели в детстве.

Как она могла забыть?..

— Я не… – девушка сглотнула. – Я не хотела забывать… Я не… Прости меня…

— Как?.. – рыдала Машина сестра.

Мандаринка отбросила фен и обняла ее. Близость родного человека пробуждала остальные воспоминания, которые болью отдавались в сознании.

— Я бы так хотела вернуть все назад, — всхлипывала девушка. – Я бы так хотела все исправить!

Где-то в глубине мыслей скользнула идея, которая показалась совершенно неправильной, но чем

больше Маша о ней думала, тем более привлекательной эта идея становилась.

— И я все исправлю, — уверенно сказала Мандаринка.


В лучах вечернего солнца, поднимая клубы пыли, с холма спускалось войско. Серый Стриж прищурился. Оно состояло из огромных «мордоворотов» в коже и металле верхом на мультяшных лошадках. Едва они подъехали ближе, Стриж махнул бородой в одну сторону, и противники полетели на землю. Стриж махнул бородой в другую сторону, и лошадки встали на дыбы, сбрасывая всадников. Вдруг земля содрогнулась. К агенту тяжелой поступью приближался огромный журавль в длинном плаще. Стриж достал расческу и в предвкушении славной битвы одним размашистым движением причесал бороду. Гигантская птица подошла ближе, открыла клюв и издала противный крик. Стриж поморщился. Чудилось, будто этот пронзительный звук окружал его со всех сторон, словно несколько журавлей кричали в унисон.

Агент открыл глаза. Снова его разбудил сигнал тревоги. Стриж распрямился в кресле, в котором он уснул, наблюдая по монитору, как Зеленый Огарь водил оперативников по ВДНХ, в поисках злодея. Сигнал тревоги передавали инфоочки. Стриж надел их. В интерфейсе светилась надпись: «Код Пария». Такого раньше он не встречал.

— Что это за код вообще? – вслух удивился Стриж.

Он встал из-за стола и подошел к шкафу, что стоял у стены офисного кабинета и открыл справочник кодов Ф.О.Р.С.

— Так… Это должно быть где-то рядом с миграцией моллюсков и пришествием голгофианина, — листал справочник Стриж. – О! Вот!

Агент вчитался в описание кода, не поверил своим глазам и перечитал еще раз, будто это дало бы ему какое-то пояснение.

— Предатель?! – удивленно воскликнул Стриж.

На инфоочки пришло сообщение о сборе старших агентов в комнате безопасности. Стриж поспешил туда.


В комнате перед мониторами собрались агенты с высоким уровнем доступа: Голубой Селезень, Белый Бекас, Розовый Утенок, Сиреневая Синица и, конечно же, Лиловый Журавль. Хоть Серый Стриж и был обычным наблюдателем, когда он ворвался в помещение, никто и не подумал выставить его за дверь. Возможно, все были слишком взволнованы из-за того, что происходило на экранах. А скорее всего, вследствие происходящих событий ему просто открыли доступ.

— Что случилось? – спросил Стриж.

Никто не ответил. Только Селезень молчаливо указал в сторону мониторов. Стриж подошел ближе и, если б не белый свет от экранов, все увидели, как он побледнел.

На мониторы выводилась прямая трансляция с камер видео наблюдения. Было видно, что рядом с открытой дверью хранилища на полу без сознания лежат агенты, а из него в майке с пони и клетчатых штанах выходит Оранжевая Мандаринка с рюкзаком за спиной.

— Да как такое может быть?.. – вырвалось у Стрижа.

— Шеф, мы впервые за… – Розовый Утенок задумался, бросил взгляд на Голубого Селезня, а тот развел руками. – Впервые за очень долгое время…

— Мы никогда не сталкивались с такой ситуацией, – в голосе Синицы, как и в голосе Утенка, сквозила неуверенность, страх и даже отчаяние. – Может, блокировать выходы из здания?

— Это никоим образом не прояснит положение дел, — задумчиво сказал Лиловый Журавль. – Поведение Оранжевой Мандаринки совершенно не вяжется с ее послужным списком.

— Действительно, это на нее совсем не похоже, — подтвердил Розовый Утенок.

— И что прикажете делать? – спросила Сиреневая Синица.

— Белый Бекас? – уверенно обратился Журавль к агенту, о чьих пророческих способностях в рядах Ф.О.Р.С. ходили легенды.

Бекас поперхнулся и кашлянул, удивившись, что начальник в такой нестандартной ситуации дает ему возможность решить, каким будет следующий шаг. Но чувство правильности последующих действий подсказало ему верный ответ.

— Думаю, — начал говорить Бекас, — самым разумным будет…

— Остановить ее! – выпалил Стриж и вылетел за дверь.

— … И не мешать ему… – договорил Бекас, обращаясь к начальству.


Серый Стриж так торопился, что перепрыгивал через две ступеньки, направляясь в хранилище. Инфоочки прыгали перед глазами, мешая обзору, поэтому он сдернул их и зажал в руке. Все мысли были только о действиях напарницы. Почему? От чего она пошла против своих же товарищей? Самый верный агент на службе и вдруг ни с того, ни с сего раскидывает коллег направо и налево и вламывается в хранилище. Что произошло?

Последний лестничный пролет, дверь в коридор, и Серый Стриж выскочил перед Мандаринкой, перекрыв ей выход.

— Маша! – воскликнул он. – Прекрати!

Оранжевая Мандаринка взглянула на напарника. Ее глаза были красные, а щеки мокрые от слез.

— Порошу, не надо, — взмолилась она. – Пожалуйста, уйди.

— Маша, это я, твой друг и напарник, Сережа, — Стриж начал медленно подходить к девушке.

— Я не буду причинять ему вред, — сказала девушка куда-то в пространство, а по ее щекам снова поползли слезы. – Не буду…

— Успокойся, — продолжал Стриж. – Все будет хорошо.

— Да… – взгляд девушки стал решительным. – Да, я должна все исправить!

Оранжевая Мандаринка сделала быстрый выпад вперед, Стриж еле успел уклониться, и тут же его догнал удар ногой, от которого инфоочки выпали из рук и улетели к стене. Стриж кувырнулся и вновь заслонил собой выход. Однако Мандаринка и не думала отступать. Бывало, агенты вместе приходили на спарринги, но тогда на мягких матах, в удобных кимоно не было таких движений, подсечек и уловок. Да они даже не с такой скоростью дрались! Где-то поддавались друг другу. А сейчас это было похоже не на поединок, а на борьбу за выживание. И если Стриж откровенно перешел в защиту и пытался скорее задержать напарницу, то Мандаринка не щадила его вовсе. Ее удары были четкими и сильными, а движения взвешенными и расчетливыми. Может она и старалась причинить напарнику как можно меньше вреда, но его сопротивление сводило эти старания к нулю. Стриж даже сбился со счета, сколько у него будет синяков, ссадин и кровоподтеков.

Наконец-то он улучил момент, чтобы провести захват, но допустил роковую ошибку. Мандаринка резким движением руки ударила его в солнечное сплетение. Дыхание перехватило, а мир померк. Стриж упал на колени и пытался вдохнуть, но легкие не слушались его.

— Прости… – сказала Мандаринка, быстро выбежала на лестницу и через пожарный выход покинула здание.


Розовый Утенок расхаживал взад-вперед, пока Серый Стриж сидел на том же месте, где недавно Оливковый Конек осматривал Оранжевую Мандаринку.

— Когда ты начнёшь слушать, что тебе говорят и перестанешь кидаться в гущу событий, очертя голову?

Врач обрабатывал ссадины, накладывал повязки, а самое главное – дал обезболивающее. Стриж смотрел на баночку гидрокодона в своей руке и ощущал себя персонажем компьютерной игры, который восстанавливал себе здоровье, принимая таблетки.

— Однако, — Утенок многозначительно поднял палец вверх, — благодаря тебе мы выяснили, что агент Оранжевая Мандаринка не является предателем.

Стриж непонимающе уставился на командира.

— Благодаря мне? – уточнил он.

— Да. У тебя, как у наблюдателя, оборудование настроено на более тонкое сканирование окружающего пространства. И, просматривая запись с твоих инфоочков…

Ну, здрасьте. Значит, инфоочки видят и пишут все и вся и передают в штаб, да еще и с «тонкими подробностями». Нигде не спрятаться от всеобъемлющего взора Гнезда. Придется прятать их в микроволновку…

— … Мы заметили, — продолжал Утенок, — что на Мандаринку оказывается дистанционное ментальное воздействие.

Ментальное воздействие? Вдруг Стриж начал понимать, что произошло. Почему тогда злодей не выстрелил в него. И Мандаринку он не хотел убивать. Просто все это был очень правдоподобный спектакль, чтобы агенты поверили в свою победу, чтобы все детали стабилизатора квантового вихря оказались в одном месте, в хранилище. Чтобы потом одурманенная Маша под влиянием ее похитителя забрала артефакт и принесла ему. После чего он перенесется в тот момент времени, когда ВДНХ либо еще не будет, либо уже не будет существовать, что сделает его свободным. Головоломка сложилась.

— Это «он»! – вскочил на ноги Стриж. – Этот старый сыч контролирует Машу!

Оливковый Конек молча усадил агента обратно.

— Дайте мне найти его и вернуть нашу напарницу, — горел желанием действовать Серый Стриж.

Розовый Утенок посмотрел на неуемного агента. Казалось, живого места на нем нет. Тут синяк, там ссадина, здесь все забинтовано.

— Агент Розовый Утенок, — ожило радио, — это Синяя Чайка. Наш отдел закончил разработку устройства.

— Принято, — ответил агент. – Сейчас подойду.

Стриж, не взирая на протест врача, снова поднялся. Каждая его мышца вопила о неподобающем к ней отношении. Но этих «криков» агент не слышал из-за обезболивающего. Он подошел к командиру и взглянул ему в глаза.

— Пожалуйста, — взмолился Стриж. – Она моя напарница.

Розовый Утенок бросил взгляд на Оливкового Конька, и тот всем своим видом дал понять, что у его пациента физическое состояние «так себе». Утенок вздохнул и устало потер переносицу. Если оставить Стрижа здесь, то он все равно сбежит и ворвется в самую гущу событий.

— Ладно, пошли, — наконец сказал он.


В отделе разработки Синяя Чайка, чтобы скрасить ожидание, пыталась разговорить молчаливого Голубого Селезня, но тот невозмутимо жевал жвачку. Поэтому, как только вошли агенты, она быстро вскочила и взяла со стола некий прибор, похожий на мину-ловушку.

— Это генератор стазисного поля, — ученая передала аппарат Розовому Утенку. – Такой же, как был на ВДНХ, только портативный. Его надо закрепить на объекте, и он будет окутан сдерживающим полем. Прямо, как…

— Как Хан Соло в карбоните? – уточнил Стриж.

— Да, именно так, — улыбнулась девушка.

Улыбнулся даже Голубой Селезень, который обычно всегда оставался непробиваемо спокойным.

— А еще очень скоро я смогу определить местоположение Оранжевой Мандаринки, — похвасталась Чайка.

— Очень хорошо. Я скажу Зеленому Огарю, собрать всех агентов на ВДНХ и ждать указаний, — сказал Розовый Утенок и протянул устройство Селезню. – Ты должен обезвредить девианта, когда Серый Стриж отведет Оранжевую Мандаринку на безопасное расстояние.

Агенты согласно кивнули. Утенок обвел всех серьезным взглядом и распрямил плечи.

— Основная задача – не допустить, чтобы артефакт попал в руки злодея. Если это произойдет…

Ему не потребовалось объяснять, что может произойти. Агенты понимающе покачали головами.

— Что ж… Тогда по машинам! – скомандовал командир.


Оранжевую Мандаринку оказалось очень непросто отследить. Она умело избегала встречи с патрульными агентами, скрывалась от камер и перемещалась, словно призрак. Если б не находчивость Синей Чайки, девушку вообще не смогли бы отыскать. Как выяснилось благодаря инфоочкам Стрижа, Мандаринку со злодеем связывал некий канал связи. Используя датчики в пунктах наблюдения Б-3 и Б-44, а также превратив инфоочки агентов в ретрансляторы, получилось поймать частоту этого канала и триангулировать местонахождение Мандаринки. По приказу Розового Утенка агенты под предводительством Зеленого Огаря взяли в кольцо эту область.

Ей оказалась полянка, затерянная среди деревьев в Ботаническом саду. В центре ее в ожидании стоял тот самый мужчина. К нему, словно агнец на закланье, шла Мандаринка. Она достала из рюкзака диск с иероглифами и с круглым кристаллом в центре и на вытянутых руках несла его злодею. Агентам показалось, что она вообще не понимала, что происходит, и что она делает. Еще несколько шагов, и все будет кончено.

— Не спеши! – громко крикнул Серый Стриж.

Со всех сторон появились агенты и направили на неприятеля бластеры. Злодей неторопливо огляделся и остановил свой взгляд на Стриже. Рядом с ним стоял Голубой Селезень, на поясе которого висело стазисное устройство.

— Поздравляю, — мужчина картинно поаплодировал агентам. – Вы поймали меня. Снова. Но не думайте, что я не учусь на своих ошибках.

Он коснулся браслета на своей руке, и под ногами агентов взорвались дымовые шашки. Тут же началась стрельба, но вспышки бластеров тонули в клубах дыма. Голубой Селезень помедлил всего пару секунд, но этого времени хватило, чтобы Стриж сорвал с его пояса генератор стазиса и бросился вперед. Как только он прорвался через дымовую завесу, его глазам предстал злодей, тянувшийся к артефакту в руках Мандаринки. Он схватил девушку и вырвал из ее рук стабилизатор квантового вихря. Мандаринка вздрогнула, будто очнулась ото сна. Стриж, понимая, что еще одно мгновение, и битва будет проиграна, с ходу налетел на них.

Когда дым рассеялся, агенты поняли, что стрелять было не в кого. На полянке не оказалось ни злодея, ни Оранжевой Мандаринки, ни Серого Стрижа. Голубой Селезень снял очки и подошел к тому месту, где должны были быть его товарищи. Огарь подошел к нему и достал коммуникатор.

— Агент Зеленый Огарь вызывает Гнездо. «Удод» ушел. Так же пропали агенты Серый Стриж и Оранжевая Мандаринка.

На той стороне воцарилось молчание, словно все вдруг стали Голубыми Селезнями. Да и что сказать-то? То, что операция закончилась полным крахом — понятно. Но как описать словами невосполнимую утрату?

— Агент Зеленый Огарь, — в наушниках прозвучал голос Лилового Журавля. – Я вас понял.


Все вертелось вокруг в бешеном вихре. С невероятной скоростью ночь сменял день, а день сменяла ночь. С деревьев опадала листва, вырастали сугробы и тут же таяли под солнцем. Деревья снова обрастали листвой и неизбежно стремились вверх. Потом вдруг все исчезло за стенами каких-то зданий, которые и сами вскоре пропали, оставив после себя развалины, на которых быстро разрослись кусты.

Серый Стриж догадался, что неприятель активировал артефакт и, крутанув светившийся голубым кристалл, ускорил течение времени. Если сейчас отпустить его руку или отпустить Оранжевую Мандаринку, их раскидает по разным временам, и они никогда не вернутся домой, а злодей безнаказанно исчезнет в потоках времени.

Мандаринка тоже поняла это и схватила Стрижа за руку. Теперь если они и выпадут из этого вихря, то только вместе.

Противник всеми силами пытался избавиться от агентов и выламывал руки, выходил из захвата и всячески пытался оттолкнуть их. В тоже время он держал в руках артефакт и не мог его выпустить, что значительно ограничивало его движения. Однако, даже так у него получилось ударить Стрижа в ногу настолько сильно, что агент почувствовал, как хрустят сломанные кости. Злодей воспользовался этим и высвободился из его рук, но Мандаринка мертвой хваткой схватилась за диск стабилизатора. И когда она потянула его на себя, мужчина поддался вперед, потеряв равновесие, и Стриж в этот момент закрепил на его спине генератор стазиса.

Злодей вздрогнул, а на его лице застыла гримаса ужаса. Мгновение, и его рука соскользнула с артефакта. Стриж пытался ухватить мужчину за рукав, но не успел. Квантовый вихрь моментально поглотил его.

Агенты беспомощно посмотрели друг на друга, и Мандаринка протянула артефакт Стрижу. Он покрутил кристалл в центре диска и деактивировал артефакт.

Агенты вывалились в естественный поток времени. Стриж, опираясь на Мандаринку старался не наступать на поврежденную ногу. Оглядевшись, они увидели вокруг бескрайнюю пустыню. Над ними было безоблачное фиолетовое небо, а из-за горизонта выглядывало солнце. Был ли это закат? Или это был рассвет? Как далеко отнесло их во времени? Почему здесь пустыня?

На эти вопросы не было ответов. Да и хотели ли они это знать?


Изумрудная Зарянка смотрела на монитор, на котором отображалась карта ВДНХ, и в ее глазах стояли слезы. Красные точки, обозначающие агентов, медленно покидали место проведения операции и направлялись к служебным УАЗам, что стояли неподалеку. Одна точка не спешила уходить, то ли не желая принимать реальность произошедшего, то ли надеясь на невероятное чудо. Это был Голубой Селезень.

Хоть Зарянка и познакомилась с ним не так давно, она знала, что под молчаливым спокойствием и невозмутимостью скрываются настоящие верность и преданность. Он искренне переживал за каждого агента, коллегу, друга. И потеря сразу двух из них неизбежно наложила бы на него отпечаток. На каждого из агентов.

Вот и красная точка Селезня начала двигаться следом за остальными, оставляя карту пустой.

И вдруг в центре полянки появился еще один сигнал, который был идентифицирован, как…

— Агент Серый Стриж Гнезду, — послышался знакомый голос. – «Удод» нейтрализован, агент Оранжевая Мандаринка спасена.

— Агент Серый Стриж, это Гнездо, — сказала Изумрудная Зарянка, не скрывая радости. – Поздравляю вас с успешным выполнением задания!

Она расслабленно откинулась в кресле и сняла инфоочки. Слезы радости потекли по щекам, и агент не пыталась их остановить. И тут она услышала еще один голос, незнакомый, но очень приятный.

— Молодцы, — сказал Голубой Селезень.


Рубиновый Королек закрыл папку с диагнозом Оранжевой Мандаринки.

— Что ж, вашему психическому состоянию вполне можно позавидовать.

Слова психолога, как бальзам на душу, подействовали на Мандаринку, и она позволила себе расслабиться, удобнее располагаясь в кресле.

— После удаления ментального чипа вас ничего не беспокоит?

Девушка машинально коснулась пластыря на затылке, откуда Оливковый Конек удалил злосчастное устройство. Именно благодаря нему злодей проецировал в сознание агента видения несуществующей сестры, изменял воспоминания и подчинял своей воле.

— Нет, — с улыбкой ответила Мандаринка. – Разве что голова немного побаливает, но это, скорее всего, не по вашей части.

— В прошлый раз после подобного сильного стресса вы написали заявление о переводе.

Девушка с интересом посмотрела на Рубинового Королька.

Его очки в тонкой оправе держались на кончике носа, а гипнотизирующий взгляд темных глаз будто видел насквозь. Ни одна проблема или переживание никак не могло укрыться от этого взгляда в потаенных уголках сознания. Сразу всплывали такие свежие воспоминания о пережитом. Реальность сплеталась с вымыслом, образовывая запутанный клубок в памяти, который медленно, но верно распутывался и укладывался по своим местам.

— Могу посоветовать отделы, в которых точно не будет аналогичных потрясений, — участливо добавил психолог.


Серый Стриж лежал на койке, укрытый покрывалом, и смотрел по телевизору старый британский сериал. Он весь был в бинтах и повязках. Тут и там красовались пятна зеленки. А нога вообще висела в гипсе на специальном креплении. Таким Мандаринка его и нашла в одной из палат в больничном крыле. Не смотря на все испытания, что выпали на их долю, в глазах Стрижа все равно светился тот огонек, который неизменно вел его навстречу новым приключениям. Именно этим огоньком и восторгалась Оранжевая Мандаринка.

— Вижу, ты наконец-то решил посмотреть Доктора Кто, — с улыбкой сказала она напарнику.

Стриж перевел на нее взгляд, и огонек в его глазах стал ярче.

— Ага, ты ведь его так нахваливала, — сказал он, поставив сериал на паузу.

Мандаринка села в кресло рядом с койкой.

— Как ты? – спросила она.

Все так же в свойственной ему манере Стриж хмыкнул.

— Слабовато ты бьешь. Вон врач сказал, что даже йодом мазать не надо.

— Ага, конечно! — засмеялась Мандаринка. — Я просто щадила тебя. А вот остальные раны – не моя вина.

— Да разве это раны? Так, царапины! – улыбнулся Стриж. – Завтра снова буду на ногах.

— Я посмотрю, как ты за неформалами будешь в гипсе гоняться.

Они посмотрели друг на друга. Конечно же, Стриж пролежит на больничном не меньше месяца. Но он все равно не падал духом и не терял настроения. Главное, что его напарница в целости и сохранности. Большего ему и не надо. Ну, разве что мир во всем мире. И он надеялся, что это произойдет до того, как все обернется песком в пустыне.

В палату постучался и зашел Лиловый Журавль. Агенты по привычке предприняли попытку выпрямиться. И если Мандаринке это удалось, то Стриж только натужено кряхтел.

— Вольно, — махнул рукой шеф. – Поздравляю с завершением сложной операции. Хоть мы и упустили опасного девианта, но, если верить вашему отчету, он появится в нашем пространстве где-то через несколько сотен веков. Да и в состоянии стазиса ко всему прочему.

— То есть, мы больше не надзиратели? – уточнил Стриж.

— Надзиратели? – переспросила Мандаринка.

— Нет, — ответил Журавль.

— Это значит, Б-44 будет законсервирован? – с грустью спросил Стриж.

Начальник помедлил с ответом.

Стриж задумался. Сколько он там прослужил? Лет пять? Казалось, всю жизнь. Такое привычное помещение, удобное расположение, а также прекрасный парк за окном. Ну, и, конечно же, сеть информаторов, которую Стриж старательно развивал все это время. Где-то в обход правил службы, но порой именно эти связи и помогали решать самые сложные проблемы. А когда в дверь пункта наблюдения вошла Оранжевая Мандаринка, все изменилось в самую лучшую сторону. Ни с кем из предыдущих напарников у Стрижа не было такой слаженной работы. Хоть между ними и были трения и споры относительно предпринимаемых действий, они прекрасно дополняли друг друга. И теперь все это может исчезнуть.

Лиловый Журавль прервал размышления агента.

— Ни в коем случае. Территория ВДНХ остается важным объектом наблюдения. Поэтому выздоравливай и возвращайся на пост, — сказал он.

Стриж облегченно выдохнул.

— Есть, шеф!

Лиловый Журавль перевел взгляд на Оранжевую Мандаринку.

— Мне стоит ждать от тебя заявление на перевод? – спросил начальник.

Девушка замешкалась всего на секунду. Если бы она знала, как за эту секунду у ее напарника все похолодело внутри. Кажется, он перестал даже дышать.

— Как вы сказали, — улыбнулась Мандаринка, — ни в коем случае. Если Серый Стриж на больничном, кому-то надо быть на посту.

— Очень хорошо, — сказал начальник.

Наблюдая, как шеф направился к выходу, Стриж подумал, что его напарница будет не в восторге от того беспорядка, который он там оставил.

— Да, еще одна вещь, — Лиловый Журавль задержался в дверях. – Агент Серый Стриж, разберитесь с тем девиантом и его заколдованным термосом.

— Да, шеф, — ухмыльнулся Стриж, окончательно убедившись в том, что начальник знает все.

Лиловый Журавль покинул палату, оставив агентов вдвоем.

— Что за девиант с заколдованным термосом? – непонимающе спросила Мандаринка.

Стриж посмеялся, хоть и скривился от боли в груди. Но это была приятная боль. Как он где-то читал, «если у тебя что-то болит, значит, ты еще жив».

— Так, все вопросы потом! – заботливо сказала Мандаринка, поправляя подушку напарнику. — Снимай сериал с паузы. Там сейчас классный момент будет.

Серый Стриж с легкой улыбкой посмотрел на Оранжевую Мандаринку. Она беспокоится о нем, он беспокоится о ней. Так и ведут себя настоящие напарники. Настоящие друзья.